Разделяй и не властвуй!

|

Церковь не должна быть похожей на силовое министерство

Детям и родителям в школах Санкт-Петербурга не обеспечивают свободу выбора в рамках курса “Основы мировых религиозных культур и светской этики”, заявило на днях региональное движение “Нравственность в образовании”. От родителей поступают многочисленные жалобы, в ряде школ не были проведены родительские собрания для информирования родителей о вводимом курсе и об их праве свободного выбора одного из шести модулей, не были собраны заявления от родителей на имя директора школы. Известны случаи “оказания морально-психологического давления на родителей со стороны школьной администрации”. “В результате этих нарушений процент выбора модуля “Основы православной культуры” в школах Санкт-Петербурга составил 9,4 процента”, что … значительно ниже, чем в среднем по стране”, – сказано в обращении движения. Корректность, актуальность и остроту религиозных и других разделений в школе и обществе мы обсуждаем с известным богословом, автором учебника по этому предмету протодиаконом Андреем Кураевым.

– Отец Андрей, расскажите, как выглядит картина с выбором этого предмета.

Идеальные условия выбора предполагают, что

а) родителей заранее, за полгода предупреждают о предстоящем им выборе;

б) их опять же заранее, недели за две, предупреждают о дате и теме выборного собрания;

в) также заранее дают возможность ознакомиться со всеми вариантами учебников;

г) приглашают на собрание представителей разных религий.

Может быть, эти представители и не получат слова на самом собрании, но они смогут оценить корректность презентации курса педагогом. Представители религий напомнят, что субъектом выбора является не класс и не школа, а каждая отдельная семья. Их совместное присутствие на одном собрании поможет успокоить и учителя, и родителей: не бойтесь разделяться (на учебные группы)!

– Сколько говорили об опасности разделения детей в результате введения курса! Но, похоже, тема разделения становится сегодня чрезвычайно актуальным идеалом. Нынешнему поколению катастрофически не хватает ощущения естественных культурных и нравственных водоразделов. Видимо, непонятно, что церковь не место для исполнения бранных частушек, а фигура Патриарха не предмет ерничанья без тормозов. Верующие поражены готовностью светской публики легко оскандалить те или иные стороны церковной жизни. Я член церкви и являюсь ее “налогоплательщиком”, на мои деньги архиереи покупают те или иные часы. И право первого голоса на протест или поддержку этой покупки у меня. А когда появляется светская “контрольная комиссия”, всегда остается вопрос о правомочности ее претензий. Она что, мои интересы защищает? А я ее уполномочила? Если нет, она не в своем “огороде”. Это бассейн не ее “реки”. Давайте разделимся в конце концов! Может, и курс “Основы религиозных культур” поможет нам в этом?

Перед курсом трудно ставить столь серьезные задачи. Он слишком маленький и ограниченный, чтобы решить их. Но в сотрудничестве с другими образовательными и воспитательными проектами может помочь. Что же касается проблемы водоразделов, то надо сказать, что границы систематически нарушаются и со стороны представителей Церкви. Если мы начинаем разговоры о дресс-коде, гламурный мир тут же отзовется “анализом” религиозных сюжетов.

Конечно, если я иду на запись телепередачи, я должен понимать, что мои заявления будут оценивать не только с точки зрения православной духовности, а и по вполне светским профессиональным критериям удачности телепередачи и меня как персонажа в ней.

– Но хорошо бы и у лидеров светского мнения заронить чувство, что пространство Церкви иное, оно внутри себя собрано по-другому.

Церкви это трудно сделать. Легче своих собственных людей обучить – как интересно и адекватно участвовать в ток-шоу и других медийных проектах. Не убегать с эфира, а, наоборот, готовить священников к разговору, в котором твою позицию будут оспаривать, причем далеко не всегда по джентльменски.

– Как вы восприняли ерническое вручение Патриарху премии “Серебряная калоша”?

Сюжеты, связанные с Патриархом, комментирует его пресс-служба. Если же спрашивают меня, не оскорблены ли лично мои религиозные чувства, я перевожу этот вопрос прямо к ним. Тогда мои религиозные чувства слегка приподнимают голову и отвечают: “Отвянь! Мы смертельно оскорблены с того дня более чем четвертьвековой давности, когда мы узнали о том, что в Церкви есть епископы-содомиты и им нужно целовать ручки в алтаре”…

В любом случае не стоит участвовать в мировом чемпионате по демонстрации своей оскорбленности. Это просто духовно вредно: человек получает установку копить свои обиды, расчесывать и демонстрировать их. Это верный путь к утрате внутреннего мира.

– Что вы думаете о последнем письме Патриарху, подписанном известными верующими деятелями культуры, с просьбой простить арестованных участниц группы Pussy Riot.

Это серьезнейшая проблема. Ольгу Седакову, Александра Архангельского, Майю Кучерскую, Виктора Живова, других православных интеллигентов, людей, которые были “щитом прикрытия” для православной Церкви в интеллигентской среде, кое-кто рад сейчас выставить чуть ли не врагами Церкви. Что же касается Pussy Riot, то боюсь, что каждый дополнительный день, проведенный участницами группы в тюрьме, работает не на пользу Церкви. Я не могу давать советы Патриарху, но могу делиться своими наблюдениями и выводами. Так вот, то, что я вижу и в интернет-общении, и в реале, говорит мне, что эта тема только ослабляет позиции Церкви.

– Стоит прощать людей, не просящих прощения?

Для христианина вопрос о прощении – это вопрос личной гигиены. Представьте, что мне плюнули в лицо, а я скажу: не буду мыть свое лицо, пока обидчик у меня не попросит прощения… Лелеять негативные ответные чувства вредно прежде всего мне самому. Когда Христос молился о палачах, распинавших его (“Отче, прости им, ибо они не ведают, что творят!”), те были еще далеки от того, чтобы попросить у Него прощения.

– Не всякий может пить эту чашу. Не так легко подняться на такую высоту жертвенности.

Ты можешь не дотянуться, но планка у тебя должна быть именно такая. Поэтому вопрос о моей немощи не должен отменять вопроса о моем долге.

– Однако вопрос жертвы – временем, силами, здоровьем, честью – это вопрос, который решается внутри нас. И посторонние надсмотрщики за жертвователем выглядят пошлее не могущего дотянуться до высшей планки.

Но так же пошло вынуждать покаяние тюрьмой. А одна из форм прощения просто забвение. Но здесь не вопрос прощения в центре. Слишком часто и слишком очевидно те, кто скандирует “не забудем, не простим!”, на самом деле движимы банальным властолюбием. Они заводят себя мечтами о превращении Церкви Христовой в очередное силовое министерство.

Елена Яковлева

Читайте также:

Каждый день заключения Pussy Riot ослабляет позиции Церкви, считает протодиакон Андрей Кураев

Выбор модуля по основам религий должен происходить при участии представителей вероучений, — протодиакон Андрей Кураев

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: