Разноликие царские дни

|

РИА Новости

Закончилась ночная Божественная Литургия в ночь с субботы на воскресенье в Свято-Троицком соборе этого небольшого старинного уральского города, и несколько сотен верующих – большинство из них – женщины, но немало мужчин и детей – выходят в предрассветную мглу, чтобы совершить 12-километровый крестный ход.

“Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных”, поют верующие в такт быстрого шага.

Алапаевский крестный ход – это одно из событий, которым каждый год православные верующие отмечают здесь “Царские дни”. В ночь на 17 июля 1918 года в доме горного инженера Ипатьева в Екатеринбурге были расстреляны отрекшийся от престола Император Николай Второй, императрица Александра Федоровна, пятеро их детей и четверо бывших с ними слуг, а следующей ночью в Алапаевске, в 150 километрах к северо-востоку от Екатеринбурга, были живыми сброшены в шахту сестра императрицы, создательница знаменитой Марфо-Мариинской обители в Москве Великая Княгиня Елизавета Федоровна, ее ближайшая помощница инокиня Варвара, и бывшие с ними пять князей царской крови. Теперь в эти дни, помимо многочисленных богослужений и крестных ходов, здесь организуется каждый год фестиваль православной культуры с выставками, концертами и конференциями. В программе торжеств и V Международный кинофестиваль православных документальных фильмов.

В Екатеринбурге, по оценкам местной милиции, около 20 тысяч человек прошли в ночь с пятницы на субботу от величественного Храма-на-Крови, построенного на месте Ипатьевского дома, до монастыря на Ганиной Яме. Там, на заброшенном руднике в расстоянии около 20 километров от города, большевики и чекисты пытались уничтожить тела Царской Семьи. И хотя с тех пор их останки были обнаружены в двух километрах от Ганиной Ямы, в месте известном как “Поросенков лог”, подавляющее большинство верующих не признает этой находки, а Ганина Яма превратилась за минувшее десятилетие в одну из главных святынь Екатеринбурга.

Здесь, в Алапаевске, нет никаких споров о святости тех или иных мест. Все ясно и бесспорно. Но в силу удаленности этого 50-тысячного городка, давно пребывающего в экономическом упадке из-за остановки его основного предприятия – старинного металлургического завода, и в силу меньшей политической нагруженности культа Елизаветы Федоровны, торжества здесь куда меньшего масштаба.

Однако личность великой княгини занимает особое место среди всех святых Романовых. Родная сестра последней русской императрицы, принцесса Елизавета Гессен-Дармштадтская, вышла замуж за дядю императора Николая Второго, генерал-губернатора Москвы Великого князя Сергея Александровича. Она осознанно и добровольно приняла православие, активно участвовала вместе со своим мужем в попечении о “Русской Палестине”, а после убийства Сергея Александровича в 1905 году революционером-террористом Иваном Каляевым простила убийцу мужа, отошла от двора и создала в Москве на Ордынке знаменитую Марфо-Мариинскую обитель – церковное учреждение с особым уставом, занимавшееся воспитанием девочек и девушек и попечением о больных, раненых и неимущих. Елизавета Федоровна и ее ближайшая помощница инокиня Варвара были канонизированы в Московском Патриархате в 1992 году как “святые преподобномученицы” – задолго до того, как после многолетних дискуссий Царь Николай, его жена и дети были канонизированы в 2000 году как “страстотерпцы”.

В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в городе Екатеринбурге в подвале дома горного инженера Николая Ипатьева были расстреляны российский император Николай II, его жена императрица Александра Федоровна, их дети ‑ великие княжны Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, наследник цесаревич Алексей, а также лейб‑медик Боткин, камердинер Трупп, комнатная девушка Демидова и повар Харитонов.

Крестный ход проходит мимо одноэтажной Напольной школы, в которой до 18 июля содержалась под стражей Елизавета Федоровна. Сегодня здесь по-прежнему школа и даже избирательный участок, но в одной из комнат стараниями находящегося рядом маленького женского монастыря создан музей. Затем, уже на окраине города, богомольцы минуют Екатерининскую церковь, в которой тела алапаевских страдальцев омывали в октябре 1918 года доставшие их из шахты белогвардейцы. Потом тела были перенесены в Троицкий собор, откуда отправлены, через Харбин, Пекин и Шанхай, в Иерусалим, где и пребывают ныне в русском монастыре Марии Магдалины в Гефсиманском саду.

Рассвет застает верующих, когда они уже выходят из города и идут, отмахиваясь от комаров, по лесной дороге в сторону Синячихинского завода – по тому же пути, по которому Елизавету Федоровну и бывших с ней везли для того, чтобы, избив, столкнуть живыми в 20-метровую шахту, а потом забросать там гранатами и сжечь набросанным в шахту хворостом. По преданию, из шахты тогда еще долго доносилось пение молитв, а когда, спустя месяцы, тела из шахты извлекли, то оказалось, что умершая от ран при падении Елизавета Федоровна еще успела перевязать одного из князей.

http://www.pravmir.ru/wp-content/uploads/2009/06/21-4.jpgПримерно через три часа пути – а идут богомольцы довольно быстрым шагом – впереди виднеются краснокирпичные строения монастыря Новомучеников Российских, построенного вокруг шахты за последнее десятилетие. Еще в конце 90х среди сосен возвышался только фундамент будущей церкви, а сейчас монастырь представляет из себя несколько аккуратных корпусов, обнесенных красным забором. Здесь, приложившись к распятию на краю мемориальной шахты – сегодня она представляет собой яму глубиной около двух метров – уставшие люди располагаются отдохнуть. Некоторые возвращаются на рейсовом автобусе обратно в Алапаевск, а большинство остается на Божественную Литургию, которую в 9 утра возглавит здесь архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий. Один за другим подъезжают и паломнические автобусы – 12-летний алапаевец Кирилл Формазов с гордостью насчитал 22 автобуса. “Это больше, чем когда патриарх приезжал”, – говорит он, имея в виду визит сюда Патриарха Кирилла в апреле этого года.

“Это искорка нашей малой любви, благодарности и признательности к Елизавете Федоровне, святым Царственным Страстотерпцам, инокине Варваре и всем тем, кто пострадал за то, чтобы вера наша была сегодня жива, за то, чтобы мы были счастливы в этой вере”, – говорит Вероника Нестерова, преподаватель испанского языка в Уральском государственном университете. Вероника, ее муж Василий и двое их маленьких детей, один из которых все время путешествовал в коляске, а второй то шел, то подсаживался к своему брату в коляску, второй раз проделали этот крестный ход. А старшая дочь Вероники шла накануне с крестным ходом из Екатеринбурга на Ганину яму. “Если Бог даст сил и благословит, когда-нибудь мы и оба крестных хода пройдем,” – говорит Вероника.
Паломники у Поклонного креста на краю мемориальной шахты в Алапаевске

Алапаевский крестный ход от Свято-Троицкого собора до Алапаевского мужского монастыря Новомученников Российских на месте шахты, где погибла Великая княгиня Елизавета Федоровна Романава с членами семьи и прислугой.

Вокруг крестного хода

Старинная христианская традиция дальних крестных ходов переживает сегодня новое рождение в России и часто окрашена в покаянные тона. Виктор Варнавкин, водитель из Оренбурга, говорит, что для него крестный ход – это “форма выражения покаяния”, притом не только личного. “Крестный ход – это не единоличное предприятие, – говорит он, – это и личное, и общественное – как служба в церкви”.

Нельзя не сказать, что в крестных ходах – а некоторые из них продолжаются и по нескольку дней – сегодня часто проявляются и маргинальные фундаменталистские настроения в церкви, связанные с различными неофициальными культами. Вот и на Алапаевском крестном ходе, в то время как большинство паломников шли с пением Иисусовой молитвы и несли иконки Елизаветы Федоровны или Царственных Страстотерпцев, была группа верующих из Поволжья, которые несли большую тяжелую икону Царской Семьи, а вместе с ней и ряд неканонических икон, включая изображения Григория Распутина и Ивана Грозного с нимбами святых и пели свою молитву, обращаясь к “Царственным Мученикам” и прося их о спасении России. А перед началом Литургии женщина средних лет пела у ворот монастыря песни, напоминавшие по мотиву советские, а по содержанию жестко увязывавшие православие, самодержавие и необходимость отказа от ИНН как “печати сатаны”.

2-78814В отличие от канонизации Елизаветы Федоровны, которая фактически не имела противников и потому была совершена в Русской Церкви еще в начале 90х, канонизация Царской Семьи неоднократно откладывалась священноначалием именно потому, что почитание царя как святого продвигалось “снизу” в значительной степени такими группами верующих, у которых вера в “святого царя” была связана с националистическими, антисемитскими и антиглобалистскими настроениями. Она была неразрывно связана и с версией о “ритуальном убийстве” царя, якобы ставшем результатом “жидо-масонского” заговора, частью которого были большевики. Священноначалие попыталось очистить культ царской семьи от этих политических наслоений и в итоге канонизировало их в 2000 году как “царственных страстотерпцев” – то есть заслуживших святость не своей жизнью, а как правителей, с верой в Бога и смирением принявших насильственную смерть. А версия “ритуального убийства” была отвергнута, равно как и ересь “цареславия”, предполагающая, что царь якобы был «со-искупителем» русского народа, наряду с Иисусом Христом.

Однако в значительной степени под давлением фундаменталистов Русская Православная Церковь не признала и останков царской семьи, которые были обнаружены в 1979 году на Старой Коптяковской дороге в двух километрах от Ганиной Ямы, эксгумированы в 1991 году и, после многочисленных экспертиз в России и за рубежом, были торжественно захоронены, в присутствии Президента России Бориса Ельцина и представителей рода Романовых, в Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге в 1998 году. Дело в том, что в формировании почитания Царской Семьи, сложившимся в кругах русской эмиграции, центральную роль сыграла книга следователя Николая Соколова, который пришел к выводу, что их останки были полностью уничтожены на Ганиной Яме, а эта версия хорошо укладывалась в представление о “ритуальном убийстве”.

Тогда, после многочисленных экспертиз, было выявлено, что среди останков, обнаруженных на Коптяковской дороге, в месте, известном как “Поросенков лог”, отсутствовали останки наследника Алексия и царевны Марии, и это вызывало дополнительные сомнения. И вот в 2007 году екатеринбургские поисковики и археологи обнаружили останки двух молодых людей, закопанные под костром в 70 метрах от первой могилы. Новые генетические экспертизы и исторические исследования признали их останками Алексия и Марии. Но на сегодняшний день уголовное дело закрыто, признания церковью не произошло, а останки Алексия и Марии, которые, в случае признания их церковью, почитались бы как святые мощи, хранятся в Свердловском областном бюро судебно-медицинской экспертизы.

Другое место

В эти же дни, когда тысячи верующих идут крестным ходом на Ганину Яму, археолог Сергей Погорелов и поисковики Леонид Вохмяков и Сергей Плотников, обнаружившие останки Алексия и Марии, собрались с товарищами у места своей находки, чтобы по-своему отметить “Царские дни”. Они сидят у костра, вспоминают обстоятельства своей находки, но взяли с собой щуп и металлоискатель и собираются еще “поискать черепки” – осколки от сосудов с серной кислотой, которыми были облиты трупы царя и его детей.

Обе могилы отмечены крестами, но сюда нет массового паломничества. Время от времени приходят небольшие группки туристов. Одна из посетительниц – Татьяна Штефанова, приехавшая в Екатеринбург из Москвы на выставку технологических инноваций. “Бизнес бизнесом, жизнь жизнью, но нужно выделить время, чтобы посетить эти святые места,” говорит она.

В Екатеринбургской епархии есть группа верующих, которые почитают эти места как святые и стараются добиваться церковного признания царских останков. Но они чувствуют себя настолько изолированными, что даже отказываются называть свои имена для прессы.

Погорелов и его друзья озабочены планами Екатеринбургской епархии создать кладбище в Поросенковом логу. По его словам, строительство кладбища, под которое уже отведена земля, изменит рельеф и уничтожит это историческое место. Сейчас активисты ищут поддержку у авторитетных ученых и направляют письма в высокие инстанции, в том числе и Патриарху Кириллу. Но пока безуспешно.

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин сказал в интервью РИА Новости, что на сегодняшний день Екатеринбургская епархия пришла к тому, что кладбище не затронет территорию царских захоронений. “На многие вопросы пока нет ответа, и для того, чтобы эти вопросы снять, надо все же завершить следствие, которое я считаю незавершенным”, – сказал он.

Уголовное дело по факту гибели царской семьи было закрыто в январе прошлого года, а на 25 августа назначено следующее заседание Басманного суда в Москве, которое должно рассмотреть жалобу представителей Дома Романовых на это решение.

“Для меня очевидно, что это было не уголовное, а политическое решение, и ему надо дать не только нравственную, но и правовую оценку”, – сказал протоиерей Чаплин. Следствие считает, что убийство было осуществлено по решению Уралсовета, и это должно быть юридически подтверждено, сказал он.

Но подавляющее большинство верующих мистически относятся как к самой гибели Царской Семьи, которую они видят не только как страшное преступление, но и как торжество рождения новых святых, так и к спорам вокруг их останков, и рациональные доводы имеют здесь мало силы.

“Большинство людей придерживается мнения, что царские останки были уничтожены, – говорит Вероника Нестерова, – Быть может, произойдет что-то, и это будет нам как-то явлено. Но когда возникает что-то новое, то отношение к этому: надо подождать”.

Андрей Золотов, специально для РИА Новости

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!