Развивающие учебники выдавили из российского образования

1 апреля выйдет новый Федеральный перечень учебников, рекомендованных к использованию в школах Российской федерации. Если он не изменится по сравнению с опубликованным проектом — очень урезанным относительно прошлогоднего перечня, то многим детям, особенно младшеклассникам, будет просто не с чем идти в школу уже в сентябре.
Развивающие учебники выдавили из российского образования

Из 2985 учебников, рекомендованных в 2013 году, в 2014 году осталось около 1500 книг. Все они должны быть одобрены Научно-методическим советом при Минобрнауки и пройти несколько экспертиз: научную, педагогическую, общественную, этнокультурную и региональную. Часть книг забраковала педагогическая экспертиза РАО по содержательным причинам (отсутствие сведений по истории предмета, недостаточный патриотизм, мало вопросов для самоконтроля и т.п.), часть издательств не подали свои издания на экспертизу вовсе. Дискуссия идет о популярных линейках учебников, вовремя поданных в Минобр, не встретивших возражений по содержанию и тем не менее не включенных в перечень.

Написать учебник легче, чем соблюсти формальности Минобра

Депутат Государственной Думы Олег Смолин, первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию, сказал журналистам 28 марта, что направил депутатский запрос министру образования Дмитрию Ливанову. Депутат удивлен, что цель реформы перечня — контроль и повышение качества школьных учебников — подменили контролем способности издательств исполнить формальные требования Министерства образования (не всегда, к слову, выполнимые).

Например, многим издательствам просто отказывали в приеме учебников день за днем, пока не вышел срок подачи для включения в перечень. Сотни учебников были отвергнуты по формальным основаниям: например, сначала устно порекомендовали передать в министерство не оригиналы, а нотариально заверенные копии экспертных заключений, а потом на этом основании (отсутствие подлинников) не включили учебники в перечень. Были претензии, если учебники проходили общественную экспертизу параллельно с педагогической, притом что процедура экспертизы была изменена, и на ее прохождение был отведен спринтерский срок.

— На научно-методическом совете при Министерстве образования и науки я дважды ставил вопрос: какое отношение к качеству учебников имеет соблюдение формальных условий? Если вопрос о качестве — давайте примем все учебники, прошедшие три экспертизы (научную в РАН, общественную и педагогическую). Еще можно понять, почему учебники, получившие мелкие замечания во время экспертизы, не отправлялись на доработку, а сразу исключались из перечня целиком, — рассказал депутат Олег Смолин. — Но цель повышения качества явно была заменена на искусственное уменьшение количества. Причем раньше именно государство стимулировало рост количества учебников: объявили, что нужны линейки учебников – и все издательства создавали линейки. Объявили, что нужны системы – и все издательства, кто мог, создавали системы учебников и учебных пособий, учебно-методические комплексы. Теперь Министерство образования борется с трудностями, которые само перед собой воздвигло.

Общественная палата возражала против исключения множества доказавших свою эффективность учебников из перечня. Это и учебники по математике Людмилы Петерсон, и учебники английского языка EnjoyEnglish, и целая система развивающего обучения для начальной школы Л.В. Занкова, и целая система для 1–11 класса «Школа 2100».

Как запретили «Школу-2100»

Рустем Николаевич Бунеев — президент образовательной системы «Школа 2100», автор 22 учебников, которые на протяжении двадцати лет устраивали Минобр и входили в федеральный перечень, а сегодня без оглашения причин из него вычеркнуты. В Коми по системе «Школа 2100» работают 60% учителей и учеников, в Башкортостане 56%, в Удмуртии 55%, в Калининградской области 15%, в Новосибирской области 34%.

— Регламент приема учебников в Минобре прописан не был. К нашим учебникам не было никаких содержательных претензий. 105 учебников системы «Школа 2100» по всем направлениям с 1 по 11 класс получили очень хорошие заключения всех трех экспертиз, — рассказал Рустем Бунеев порталу «Православие и мир». — Как положено, 13 февраля мы принесли учебники в Минобр, а они сказали, что сегодня им некогда. Принесли 14 февраля, они полистали и сказали: у вас на титуле написано «Учебник русского языка третьего класса», а экспертное заключение выдано на «Учебник русского языка ДЛЯ третьего класса». Это заключение на другой учебник. Принесите документ, что это заключение на этот самый учебник. Здесь же стоят руководители экспертной группы, подтверждают: это так. Нас не слышат. В отчаянии 15 февраля мы отправляем учебники почтой с уведомлением, потому что нам отказываются ставить отметку, что мы пытались сдать учебники. А сейчас нам говорят, что мы не успели в срок. Мы подали в суд, но федеральный перечень послезавтра выйдет, и вернуть будет ничего нельзя, хоть судись, хоть не судись. У меня телефон разрывается: звонят учителя со всей страны, говорят: как ты мог пропустить срок подачи книг в Минобр. Я не знаю, что им отвечать…

К слову, о предлог «для» в названии заключений научной экспертизы РАН и отсутствие этого предлога в заключениях педагогической экспертизы споткнулись учебники не только «Школы 2100», но и учебники русского языка Светланы Львовой для 5–9 класса издательства «Мнемозина», и многие линейки по математике. Содержательных претензий не было, а три буквы в заголовке заключения оказались фатальными для многих учебников и издательств. Но, как ни странно, не для всех.

Вся образовательная система «Школа 2100» погибнет: уже сегодня она осталась без средств к существованию. Здесь велась бесплатная подготовка учителей. Теперь специалисты собираются продолжать свои курсы на волонтерских началах. По закону учителя могут еще пять лет работать по тем же книгам, «до достижения срока ветхости».

— Однако в большинстве регионов учителям это запретят, — уверен Рустем Бунеев. — Да и нет никакого смысла начинать учиться по системе «2100» не с первого класса (а в первом классе нельзя начинать по учебникам не из перечня) или не продолжать до последнего. У нас совсем другой уровень говорения и мышления, чем в обычных учебниках. Посадите в зал сто детей, и я на вид отличу, кто учился по нашей системе, кто по Занкову, а кто по традиционной. И коллеги-«занковцы» тоже смогут отличить. Это судьба. Мы все выучили родных детей по этим книгам. Учебники типа «выучи от сих до сих и перескажи» остались в перечне, а учебники, которые учат думать самостоятельно и осваивать любую профессию, исключены. В Минобре нам говорят: ничего страшного, через три года снова пройдете на экспертизу и войдете в перечень. Это великое лукавство. Экспертиза наших 105 учебников стоила примерно 22 млн рублей. Мы заплатили за нее РАН, РАО и общественникам. Наши учебники больше никто не покупает — откуда мы через три года возьмем 22 млн рублей? Шлагбаум упал.

Издатели говорят о переделе рынка, об искусственном лоббировании интересов отдельных издательств в ущерб другим. Выброшены учебники лауреатов государственных премий, оставлены никакими премиями не отмеченные.

Рустем Бунеев подсчитал с коллегами, что реформа федерального перечня выльется отнюдь не в экономию государственного бюджета: замена порядка 50% учебников в стране обойдется примерно в 45 млрд рублей. 50% российских учителей придется перестраиваться на новые учебники (после 15–20 лет работы по исключенным из перечня) буквально под прокурорским надзором. Не исключено, что учителя начнут увольняться из школ, чувствуя себя оскорбленными.

Детям в Удмуртии не с чем идти в школу

О том, как изменения в Федеральном перечне влияют на конкретную школьную практику, порталу «Православие и мир» рассказала Надежда Еговкина, специалист по учебникам департамента образования Сарапульского района республики Удмуртия. Здесь 72% учащихся начальной школы занимались по учебникам системы «Школа 2100» или по системе Л.В. Занкова. Обе системы учебников не включены в новый вариант Федерального перечня.

— Педагогические проблемы очень тесно переплелись с финансовыми. Это поведет к срыву введения нового федерального государственного образовательного стандарта в наших школах. У нас закуплены учебники на первые три класса. Нужно купить учебники, соответствующие новому стандарту, для четвертого класса. При этом теперь мы не имеем права купить учебники той системы, по которой дети уже отучились три класса,  потому что она не включена в федеральный перечень. А программа выстраивается на все четыре года начальной школы. Я не представляю, с чем мы отправим детей в четвертый класс. Да и какой смысл отправлять нынешних второклассников в третий класс, а нынешних первоклассников — во второй с книгами, которые мы закупили, если в четвертом придется менять систему учебников?

72% учащихся в Удмуртии обучались по системам Л.В. Занкова и «Школа 2100».

— Теперь прокуратура внимательно отсматривает наши заказы на учебники, чтобы они имелись в федеральном перечне. А служба по надзору и контролю в сфере образования отсматривает с таким же нажимом соблюдение правила о завершенности образовательной программы. Директор каждой школы оказывается между молотом и наковальней, — рассказала Надежда Еговкина. — А 72% федеральных средств, выделенных на покупку учебников и потраченных на книги по системам Л.В. Занкова и «Школа 2100», предлагается выбросить в корзину. При этом новые средства на закупку учебников не выделяются. Даже на четвертый класс не на что купить учебники, не говоря уж о замене учебников для будущих первоклашек.

Учителя выбирали учебники той или иной системы сознательно, кому-то приходилось менять себя. Как им объяснять, что три года учебники соответствовали ФГОС, а для четвертого класса уже не соответствуют? А как пройти аккредитацию государственному учебному заведению, если в ней не соблюдается правило о завершенности образовательной программы? Школу можно лишить аккредитации за замену системы учебников в середине учебного цикла. А если, несмотря на исключение учебников из перечня, их все-таки закупить для завершения программы у четвероклассников, школой займется прокуратура.

Учебники, подходящие и для отстающих, и для одаренных

Учебники русского языка авторства Светланы Львовой, по свидетельству руководителя лаборатории дидактики русского языка института содержания и методов обучения Российской академии образования Юлия Гостева, используются в классах коррекции. Они идеальны для инклюзивного образования, подходят для работы с инвалидами, отстающими и с одаренными детьми.

— Это уникальная педагогическая система, не просто рассчитанная на разные уровни подготовки, а на самом деле личностно ориентированная. Теперь ее нет в перечне — всей линейки для основной школы, с 5 по 9 класс. При этом учебники русского языка Светланы Львовой для 10 и 11 класса в перечне есть — но они должны использоваться в модуле с учебниками по литературе под редакцией И. Г. Беленького. А вот учебники И. Г. Беленького в перечень уже не вошли. При этом никто не анализирует результаты, к которым приходят дети при работе с определенными учебниками, не запрашивает показатели ГИА и ЕГЭ. Такого критерия среди показателей экспертной оценки просто нет.

Портал «Православие и мир» располагает копиями всех трёх экспертных заключений на учебники Светланы Львовой. Учебник получил положительную оценку по массе критериев, например:

«Содержание учебника способствует формированию патриотизма, любви и уважения к семье, Отечеству, своему народу, краю»,

«Содержание учебника способствует толерантному отношению к представителям различных религиозных, этнических и культурных групп, учит межнациональному и межконфессиональному диалогу»,

«Содержание доступно и понятно учащимся независимо от пола, национальности и места жительства, учитывает особенности данной возрастной группы»,

«Методический аппарат учебника обеспечивает и формирует навыки смыслового чтения»,

«Методический аппарат учебника обеспечивает навыки самостоятельной учебной деятельности»,

«Методический аппарат учебника развивает критическое мышление».

— Нам говорят, что научная экспертиза наших учебников вообще не проводилась (из-за предлога «для» в заключении РАН). Но как раз процедура научной экспертизы с 2011 года не менялась, поэтому мы представили те же заключения, на основании которых учебники были включены в перечень на 2012 и 2013 год. Как же не было заключений? Просто раньше претензий к предлогу «для» не было. Если включить в перечень учебники русского языка Светланы Львовой с ее огромными тиражами, кто же купит «Русский язык» издательства «Просвещение»? — проясняет причины реформы перечня директор издательства «Мнемозина» Марина Безвиконная. На экспертизу 178 учебников, которые ранее были включены в перечень, издательство потратило более 30 млн рублей…

В интернете идут сборы подписей под петициями о возвращении некоторых исключенных учебников в федеральный перечень (например, математики Людмилы Петерсон для 1–4 класса, исключенной за недостаточно патриотичные примеры — из сказок Шарля Перро, братьев Гримм и других мировых авторов, и русского языка для 5–9 класса Светланы Львовой). Некоторые издатели надеются на «четвертую власть», другие — на президента (который, по их сведениям, не давал указания именно сокращать федеральный перечень). Родители подписывают петиции в интернете и сокрушенно вздыхают: «Ну что же, сходили мы в следующий класс». Действие федерального перечня учебников, ранее утверждавшегося каждый год, тем временем продлили на три года и сообщают, что могут продлить и до пяти лет.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему ЕГЭ надо отменить

Все мобильные устройства выключить, сложить в коробку, ноги на ширине плеч, руки за голову, лицом к…

Учитель: Уберите оценки из начальной школы

О самом главном в начальном образовании

15 заветов для учителей

«Упал вчера? Встань сегодня!»