Развод, да не тот: можно ли спасти брак законами?

|
Увеличить срок на примирение супругов при разводе. Отменить практику заочных решений о расторжении брака. Запретить мужьям разрушать семьи в течение трех лет после рождения детей. Эти и другие «нельзя», «нужно» – положения нового законопроекта, внесенного в Госдуму для последующей правки Семейного кодекса России.

«…С такими словами он к нам и пришел. Надоело, – говорит, – разводите. По какой причине? – спрашиваем. Жена отказывается стирать мои носки, – выдает парень. Неправильно, – говорит, – воспитали. Теща всегда стирала только свои вещи, за мужское белье отвечал тесть. Вырастили эгоистку. Раз у нее принципы, то и у меня тоже, – начальница отдела ЗАГС по Белогорскому району Амурской области Ольга Белоусова вспоминает, как и почему разводится молодежь. Перебирает случаи из жизни. Трагические и комичные.

Обсуждаем с Ольгой Васильевной новацию депутатов из Татарстана. В ноябре казанские активисты отправили в российский парламент поправки к Семейному кодексу РФ. Одновременно с думцами проект читают юристы, сотрудники ЗАГСов и чиновники, курирующие «социалку».

«Хорошо, что авторы документа рассказали о нем прессе, – замечает Белоусова. – Не буду его критиковать. В 20, 30 лет люди разбегаются по пустякам. Он обиделся, она обиделась – строчат заявления о разводе. Молодые пары эмоциональные, быстрые, действуют сгоряча. Им нужно время, чтобы успокоиться, и «гуманитарная миссия» для устранения конфликта – психологи, медиаторы. А мои сотрудники привлекают и православных священников. В нашем ЗАГСе есть комнатка с иконами, лампадами и свечами. Приводим туда поссорившихся супругов, зовем батюшку из епархии. Иногда для восстановления мира хватает откровенной беседы».

К опыту белогорцев мы еще вернемся – он специфичен, не многие регионы России пытаются сохранять семьи. Для большинства ЗАГСов регистрация брака и его расторжение – не более чем канцелярский конвейер. В Амурской области, где на 1000 браков приходится 692 развода, учатся вникать в каждую ситуацию, рассматривать ее отдельно.

К тому же стремятся и законотворцы Татарстана. Но делают это по-своему – издалека долго.

Медиация – одна из технологий урегулирования споров, налаживание диалога между конфликтующими сторонами с помощью нейтральных посредников. В России она применяется с 2010 года.

В центрах медиации работают психологи и юристы. По мировой статистике, в странах Евросоюза и США им ежегодно удается разрешать до 85% трудовых, деловых и гражданских конфликтов, семейных – до 80%.

В нашей стране к медиаторам пока не привыкли, их опыт чаще применяется в арбитражных и гражданских судах, в ЗАГСе – крайне редко.

В свете вот какое чудо…

Татарстан – республика с наименьшим показателем разводов (464 на 1000 браков). Однако местные власти недовольны: многовато, надо укреплять институт семьи. Депутаты Госсовета, ЗАГС и комитеты, занимающиеся социальной политикой, разработали законопроект, усложняющий процедуру разводов. Самостоятельно его реализовать регион не может – положения документа не совпадают с Семейным кодексом РФ. Поэтому Татарстан просит Госдуму принять его на федеральном уровне – сделать нормой для всей страны.

«Мы не ожидали, что проект вызовет столько откликов. Пока больше поддержки, нежели критики, – наблюдает за событиями депутат Госсовета Татарстана Татьяна Ларионова. – Многие считают, что процедуру развода нужно усложнить, тогда у семей появится шанс для поиска компромисса.

Что предлагает республика?

  • Увеличить срок на примирение супругов: для семей, не имеющих детей, с одного месяца до трех, для семей с детьми – до шести месяцев.
  • Открыть службы медиации в ЗАГСах для профессиональной психологической помощи парам.
  • Отменить практику заочных процессов, когда решение о расторжении брака принимается в отсутствие одной из сторон, и запретить разводы по желанию одного из супругов.
  • Ограничить право мужей подавать заявления в течение трех лет после рождения детей. Кстати, некоторые земляки настаивали на сроке до 18 лет, но депутаты не согласились.

Правомерно ли это? Да. Разумно ли? Да. В годы моей молодости люди женились на всю жизнь. Мы с мужем 40 лет вместе, я счастливая мама и бабушка, и знаю, что на свете нет ничего важнее семьи. А у нас она создается и разрушается двумя штампами в паспорте – легко и бездумно. Видели статистику? В Пензенской области 655 разводов на 1000 браков, в Кемеровской – 734 на 1000, в Ленинградской – 886, в Орловской – 815. Если мы из десяти разводящихся пар сохраним хотя бы одну – уже польза»,  – поясняет Ларионова.

Фото с сайта personalaw.ru

Фото с сайта personalaw.ru

Муж, жена и государство

«Странный проект. Люди как жили, так и будут жить. Как разводились, так и будут разводиться. Государство не имеет права вмешиваться в частные дела граждан, – скептически оценивает региональное законотворчество доктор социологических наук Анна Михеева, много лет занимающаяся темами: семья, материнство, развод. – Давайте еще полицейских к супругам приставим. Надавим на людей – пары перестанут расписываться в ЗАГСе. Сейчас из 42 миллионов семей 13-14% – незарегистрированные союзы. Вмешаемся в интимную сферу – получим больше».

«Российское семейное законодательство весьма либерально. На Западе оно гораздо жестче, – заочно спорит с Анной Рэмовной кандидат экономических наук, демограф Александр Синельников. – Американцы и европейцы, например, не стремятся заключать браки, потому что в США и во многих странах Евросоюза их трудно расторгать. У них есть заменяющая форма – зарегистрированное сожительство (договор о совместном проживании и владении общим имуществом, который расторгается без долгих и дорогостоящих судебных процессов).

В России прежде, чем вносить изменения в Семейный кодекс, надо готовить почву – воспитывать общество, особенно новые поколения, объяснять, почему важно серьезно относиться к браку. И, разумеется, нельзя строить документ на противоречиях. В ныне действующем Семейном кодексе есть статья 17 – «муж не имеет права без согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности супруги и в течение года после рождения ребенка». Депутаты из Татарстана предлагают продлить этот срок до достижения ребенком трех лет.

Да, есть мужья-эгоисты, бросающие семьи, чтобы маленькие дети не будили их своим плачем по ночам. Они могут уйти из дома, но не имеют права на развод. А почему женщин не лишают такого права в этот трудный для семьи период? В состоянии хронической усталости из-за ухода за малышом жена может необдуманно решить, что от мужа, даже если он ей и помогает, нет никакого толку, и подать на развод. Но с каждым годом ребенку всё больше нужен отец. Не каждая мама способна найти отчима, который станет лучше не столь уж плохого родного папы.

Если цель закона – сохранить семью, защитить интересы детей, то у обоих родителей должны быть равные права и обязанности. Мужчины и женщины симметрично участвуют в разводах. Мужчины чаще разрушают свои семьи ради других женщин, женщины чаще разбивают чужие, уводя мужей от жен. В результате всегда страдают дети».

Домашний опрос

Ученые – люди авторитетные. Но, слушая их аргументы, обычные граждане – без ученых степеней – нередко остаются при своем мнении. Опираются на личный опыт. Вот и я ради любопытства «протестировала» казанский законопроект на собственной семье, где нет экспертов в вопросах социологии и демографии.

Вывод старшего поколения – в декабре оно отмечает сапфировую свадьбу (45-летний юбилей): «Развод не может быть простым делом. За один-два месяца молодые не успевают понять, что теряют. Не слышат друг друга. Нужен переговорщик – психолог, медиатор, тот, кому они доверяют».

Младшее поколение – холостое, беспечное – резюмировало: «Не разводы ужесточать надо, а регистрацию браков. Пусть перед свадьбой ходят к психологам и конфликтологам, выясняют, готовы ли они быть семьей. А затягивание развода, когда муж с женой живут как кошка с собакой, подобно тюремному заточению».

Среднее поколение, знакомое с процедурой развода, от комментариев воздержалось.

Другие мои собеседники – медиаторы и сотрудники ЗАГСов, рассуждая о поправках к Семейному кодексу, повторяли: «Развод – не одномоментное решение, от него зависят не только судьбы жены и мужа, но и ребенка. Супруги должны доказать, что они рассудочны и ответственны в своих поступках».

«Бывает, что женщины подают на развод в отместку: не принес цветы на годовщину, уехал отдыхать с другом, задержался на работе. И мужчины прекрасны: «она меня запилила», «мне с ней скучно», – приводит чужие «формулы несчастья» заведующий Центром медиации Казанского федерального университета Олег Маврин. – Пары в возрасте от 25 до 40 лет – наш контингент, опасный период для брака. Совсем юных супругов легко мирить, если не вмешиваются мамы и папы. У тридцатилетних конфликты наслаиваются годами. Без служб поддержки ЗАГСы с ними не справятся, поэтому обучаем работниц классической медиации. На нее у грамотных специалистов уходит в среднем от 3 до 5 часов».

Отговаривать некому

За три часа медиаторы делают для примирения супругов больше, чем родственники-миротворцы за недели и месяцы. Только медиаторов в России – раз, два и обчелся. Они есть в Татарстане, Белгородской, Астраханской и Амурской областях. И всё.

Интересная цифра – в Благовещенске сотрудникам службы «Доброта», работающей с местными ЗАГСами, удалось отговорить от развода 15% кризисных семей. За год. В Белогорске – столько же, но по меркам города с населением 67 тысяч человек 15% – это ого-го!

«В нашу группу «экстренной помощи» входит православный священник. Скоро неподалеку достроят церковь Петра и Февронии – будет посвободнее, встречи с батюшкой перенесем в храм, – планирует руководитель отдела ЗАГС по Белогорскому району Амурской области Ольга Белоусова. – Семьи верующих редко распадаются, а с остальными по-разному бывает.

Несколько лет назад у нас в регионе разрушались мезальянсы – девчонки повыскакивали за «папиков», а потом разводились, делили имущество. Сейчас ведут в ЗАГС китайцев. С заявлениями о расторжении брака. Не получаются с ними семьи – торговля, экономика на высшем уровне, а быт и любовь не клеятся.

Коренные жители в 2014-2015 годах разводятся из-за безработицы, нехватки денег и пьянства. Как везде в России. Мне и молодых жаль, и зрелых, которые по 18-20 лет жили бок о бок ради детей. Общались как соседи по коммуналке, а теперь расходятся. Не стоит удерживать людей в браке, но им нужно помогать договариваться и справляться с проблемами. Души в них мало стало. И любовь какая-то другая стала. Женихи с невестами едва в зал ступают, а я уже вижу, кто когда разведется. На поверхности всё лежит».

Институт брака катастрофически мельчает – комментарий протоиерея Виталия Шинкаря:

Протоиерей Виталий Шинкарь

Протоиерей Виталий Шинкарь

«В Церкви развода как такового нет: что Бог сочетал, человек да не разлучает. Нет такой власти у человека. Но мы можем засвидетельствовать как Церковь, что брак развалился. Так правильнее было бы сказать. Эти печальные случаи бывают, однако они требуют канонического обоснования: супружеская измена, сумасшествие одного из супругов и так далее.

В мире, который сегодня безрелигиозен, регулировать брак, бесспорно, нужно. Потому что он – основа общества, и если мы растлеваем эту основу, получаем большое количество дополнительных проблем: несчастные судьбы детей, одиночество в старости и многое другое.

Твердо могу сказать, что каждой местности и каждой конфессии надобно регулировать брак в соответствии со своим видением. Если для татар приемлема такая идея, какую они предлагают, быть может, в их условиях именно она и имеет смысл. Но не знаю, подходит ли она всей России, примут ли ее в других областях, республиках, краях?

Верно, что развод не может быть простой формальностью: я разлюбил, мне не нравится – до свидания. Конечно же, поправки к семейному закону должны проработать юристы – есть Конституция, есть гражданские правила.

Мы, церковные люди, со своей стороны можем констатировать, что институт брака катастрофически мельчает, потому что в нем сейчас нет самого важного – святости. Семья от сердца должна идти».


Читайте также:

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
«Она на него наорала, он на нее наорал – что дальше?»

Протоиерей Александр Ильяшенко о том, как не развестись

Протоиерей Павел Гумеров: Мужчины перестают быть мужчинами

Откуда берется мужской инфантилизм и как предотвратить развод

Брак может быть счастьем, но попробуй его достигни

Уже и три венчания воспринимаются как «ничего страшного»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!