Рцы слово твердо

|

Дискуссии об использовании церковнославянского языка за богослужением, наверное, будут продолжаться еще долго, но на некоторые справедливые замечания о сложности восприятия богослужебных текстов можно отреагировать уже сейчас. Одна из серьезных претензий — невнятное чтение. Профессор Александр Александрович Волков, заведующий кафедрой общего и сравнительно-исторического языкознания МГУ, учит правильной речи не только будущих преподавателей риторики, но и студентов Московской духовной семинарии.

 Александр Александрович, можете ли Вы дать несколько основных правил, как научиться читать ясно и внятно, чтобы текст был слышен всем?

Эти правила просты. Первое: когда человек читает на церковнославянском, он должен избегать свойственных русскому языку редукций гласных, надо произносить каждую гласную отчетливо, так, как она написана.

Второе: надо чувствовать ритмику текстов Священного Писания и четко следовать правилам церковной интонации. Наши литургические тексты обладают замечательным свойством ритмичности, внутренней организации текста. Если мы всмотримся в текст, то в фонетическом и смысловом ритме обнаружим удивительную красоту.

Третье: никогда не надо торопиться, произнося церковнославянский текст. По-русски мы говорим, почти не раскрывая рта, произносим звуки кое-как, но все же по-французски и по-английски нас приучили открывать рот как полагается. Так что и при чтении на церковнославянском нужно открывать рот и стараться делать звук напряженным — так он намного лучше воспринимается акустически.

Неужели надо читать, произнося каждую гласную и согласную точно как написано: [безсмертныj], [отца]?

Нет, текст не стоит произносить по буквам, к этому надо подходить разумно. В церковнославянских словах «безсмертный» и «отца» эти звуки ассимилировались и произношение было примерно такое же, как и сейчас в русской речи: [бес:мертныj]. А вот безударные гласные, мне кажется, нужно произносить по писаному.

Еще один вопрос касается произнесения буквы «г»: должно ли оно быть взрывным [г] или фрикативным [γ]?

Очевидно, что в старославянском языке «г» произносилось как взрывное, но начиная с XVII века развивается фрикативное произношение — [боγа]. Эта манера пошла от малороссов, поскольку в XVII–XVIII веках большая часть духовенства была родом с Украины. В XX веке «г»-взрывное в существенной степени возвращается в церковнославянское чтение, но мне кажется, что и сейчас в некоторых словах взрывное произношение резко контрастирует и с нашими языковыми привычками, и со старомосковскими [боγа], [блаγо], [боγатыj].

Что еще можно было бы сделать, чтобы бого­служебное чтение стало легче воспринимать на слух?

Когда человек читает, очень желательно, чтобы он был обращен лицом к слушателям, а у нас обычно чтец стоит спиной к народу. Насколько я представляю, Типикон не запрещает при чтении становиться лицом к народу, спиной к алтарю, но у нас так делается крайне редко, только на Мариином стоянии и в вечер Пасхи. Звук ведь распространяется не равномерно во все стороны, а неким конусом ото рта, поэтому для разборчивости желательно повернуться лицом к тем, кто вас слушает.

Случается, что священник или чтец «язык сломал» и уже никак не может правильно произнести некоторые фразы — как от этого избавляться?

Избавиться от этого нелегко. Надо такую фразу повторить много-много раз подряд правильно, можно сначала по частям, потом целиком, широко открывая рот. Когда я изучал французский язык, нас заставляли переписывать по 10–15 раз каждое предложение, в котором мы ошибались, это очень помогало.

Человеку, который уже давно совершает ошибку, очень трудно себя переделать, поэтому лучше с самого начала учиться читать правильно. И, повторю, главное — не читать быстро. Необходимая скорость придет с опытом, а человек, тараторящий духовные тексты как из пулемета, окрадывает и себя, и слушателей.

Можете ли Вы порекомендовать какие-то упражнения для развития дикции?

Сначала надо упражняться в произнесении отдельных слов, знать, как каждое слово произносится, где в нем ударение. Потом очень хорошо работают скороговорки, например: «Сшит колпак не по-колпаковски, его надо переколпаковать и перевыколпаковать». Кроме того, существуют специальные упражнения для дикторов, например, свернуть язык трубочкой и быстро-быстро раз двадцать подряд его высунуть и убрать обратно. Попробуйте, и вы увидите, как это трудно. Это хорошая тренировка, и существует целый комплекс таких упражнений, их обычно знают фонетисты и педагоги, которые готовят дикторов и артистов.

Некоторые слова получили бранное значение в современном русском языке: «отыми от мене понос и уничижение », « сосцы яже еси ссал», « не точию же праздны, но и блядивы» — стоит ли их заменять при чтении на более «благозвучные»?

Ни в коем случае не стоит, потому что так мы заменим вообще все церковнославянские слова. Надо понимать, что слова эти имеют иные значения, чем в русском, это так называемые русские межъязыковые паронимы — слова, которые похожи по звучанию, но имеют разное значение. Раздобудьте замечательный словарь русско-церковнославянских паронимов О.   А.   Седаковой — тому, кто участвует в богослужении или просто стоит в церкви, необходимо знать значение и происхождение некоторых паронимов. По-русски мы говорим «сосать», а в старославянском первый гласный этого слова был редуцированный, в итоге в церковнославянском получилось слово «ссать». И ничего страшного в том, что оно так произносится, нет, заменять его другим словом не нужно.

Как ни странно, некоторые богослужебные тексты понятнее современному читателю в том виде, в каком они были до Никоновской справы. Возможен ли возврат к ним?

Все возможно, но не все нужно, все дозволено, но не все полезно. Существует утвержденная Церковью каноническая форма литургического текста. Мы можем рассуждать о том, что есть ошибки перевода в богослужении, но и для клирика, и для прихожанина важна церковная дисциплина. То, что принято Церковью, значимо уже только по этой причине, поэтому необходимо следовать церковным канонам и установлениям. Если им не следовать, то получится разнобой и в произношении текстов, и в самих текстах, что крайне нежелательно. Поэтому любви ради христианской будем следовать тем нормам, которые созданы Церковью для церковного произношения
и чтения.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: