<Рецензии>: Церковь владыки Василия (Кривошеина)

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 40, 2004
Издательство Братства во имя святого Александра Невского. Нижний Новгород, 2004. 500 с.
<Рецензии>: Церковь владыки Василия (Кривошеина)

Эта книга оформлена так, что хотя она по внешним параметрам не входит в изданный в свое время трехтомник владыки Василия (Кривошеина), содержащий его патрологические и богословские труды, а также воспоминания, но явственно к этому трехтомнику примыкает. Задумана она была к столетию со дня рождения Владыки, к 2000 г., но хотя вышла позже, запоздалой не выглядит, поскольку нисколько не походит на “датские” сборники, которые подчас бывают и непродуманно составлены, и небрежно отредактированы, и оформлены в спешке. Составитель книги, диакон А. Мусин, снабдил ее пространными комментариями. Сам принцип построения книги нельзя не признать и остроумным, и оригинальным. Книга состоит из четырех частей: Церковь домашняя (письма к родным начиная с раннего детства), Церковь соборная (экклезиологические работы, многие из которых нельзя читать, не испытывая глубоких духовных впечатлений, — настолько полно и ярко раскрывают они понятие соборности), Церковь воинствующая (статьи о церковно-общественной жизни России), Церковь торжествующая (кончина и погребение Владыки и свидетельства о нем). Каждая часть снабжена обширным комментарием, куда включены не только персоналии, но и документы, имеющие характер ценных исторических свидетельств. Книге в целом предшествует как вступление, так и предисловие с выразительным подзаголовком “Человек ХХ века”; пересказывать их вряд ли возможно, потому что написаны они очень ёмко и выразительно, а цитировать затруднительно, потому что встает вопрос: а что же пропускать? — и ответить на него непросто. Точно так же выразительно, исполнено смысла — этот смысл задается двумя параметрами, личностью Владыки и его церковностью — и чувство истории в предисловиях составителя к каждой из четырех частей.

Конечно, особую ценность книга представляет для тех читателей, которые уже знакомы с трудами и воспоминаниями Владыки, опубликованными в трехтомнике. Я отношусь к их числу, но и для меня в этой книге отыскиваются некоторые смысловые “зацепки”. Вот пример: поскольку документы располагаются в четко определенных временных рамках, как-то впервые обращаешь внимание на то, что события революции студент Всеволод Кривошеин наблюдал, когда ему было 17 лет. Сейчас этот возраст считается каким-то межеумочным: жениться вроде бы уже разрешают, а при этом считается, что какой-де с них спрос, с ними нужно попроще, помягче… А записки юного Всеволода Солженицын использовал как ценнейшее историческое свидетельство — и справедливо, потому что они удивительно зрелы, точны, беспафосны. И не удивляет, что путь этого юноши через все ужасы и смертельные опасности гражданской войны вел его как бы напрямую на Афон (на самом деле, конечно, все было не так просто, но насколько ясно просматривается через эту непростоту смутного времени путеводительство Божие!)… Прожив более 20 лет на Святой Горе, он и в дальнейшие годы своей жизни, когда был известным ученым и архипастырем, оставался внутренне афонским монахом, смиренным и нестяжательным, предпочитавшим внутреннюю духовную жизнь всему остальному.

Но и для тех читателей, кто не ознакомился в свое время с трехтомником Владыки (может быть, его еще и переиздадут), содержание данного издания вполне самодостаточно и с должной полнотой рисует облик замечательного человека и архипастыря, главная характеристика которого (наряду с тем, что он был любящим и внимательным сыном, братом, дядей, блестящим патрологом и экклезиологом, выдающимся иерархом…) сводится к тому, что он был человеком Церкви. При жизни архиепископ Василий перенес немало нападок, по большей части клеветнических; одни называли его белым (убежденный монархист, отказавшийся признать советскую власть, большую часть жизни проведший в статусе апатрида, отказавшись принять иноземное гражданство как бы в ожидании того момента, когда сможет вернуть российское), другие — красным (убежден­но и твердо принял юрисдикцию Московской Патриархии), а он был прежде всего церковным. Не считая возможным молчать, коль скоро он бывал не согласен с позицией Церкви по тому или иному вопросу, он относился к ней с самой теплой сыновней любовью, называл Церковью-Мученицей, глубоко уважал мужество Святейшего Патриарха Пимена; его уважением и любовью пользовался и ряд иерархов. Но вот одного из них он не жаловал; тем не менее когда тому пытались устроить обструкцию в Париже по политическим мотивам, Владыка горячо восстал в защиту попираемого достоинства православного архиерея и Матери-Церкви. В своем завещании владыка Василий просил паству хранить верность Московской Патриархии и не переходить в другую юрисдикцию по собственному почину, буде не последует на это благословения Матери-Церкви.

Господь послал Владыке кончину, ясно свидетельствующую о благодатном и гармоничном завершении всей целокупности его жизни. Последнюю свою литургию архиепископ Василий служил в Преображенском соборе Санкт-Петербурга, где его за 85 лет до того крестили, а несколько дней спустя отпели. Проведя 65 лет в изгнании, погребен он был в родной земле. А разрешительные молитвы над гробом читал Митрополит Филарет, ныне Экзарх всея Беларуси, который через двадцать лет без малого так же напутствовал в путь всея земли владыку Антония Сурожского… Замечательно, что самые теплые слова в письмах архиепископа Василия посвящены именно владыке Филарету, о чем тот, разумеется, никак не мог знать.

Третья часть книги предваряется удивительным эпиграфом: “Кажется, нужно позвать Кривошеина?”; это слова страстотерпца Государя Николая, сказанные им графу Шереметеву 11 марта 1917 г. Составитель в своем введении к этой части повторяет эти слова, имея в виду, разумеется, уже другого Кривошеина, не министра, а архиерея-богослова. Собственно говоря, вся эта книга, тщательно составленная и с любовью изданная, и есть апелляция к церковной мудрости замечательного архипастыря, и подробное ознакомление с ней в наши дни не может быть излишним.

Архиепископ Саратовский и Вольский Пимен.
Всегда с Богом.

Издательство “ЛЕТОПИСЬ”.
Издательский центр Саратовского гос. социально-экономического ун-та.
Саратов, 2000. 222 с.

Книга выпущена в результате сотрудничества Издательского центра Саратовского государственного социально-экономичес­кого университета, издательства “Летопись” и Братства святых равноапостольных Кирилла и Мефодия; составитель А. А. Яковлев, предисловие священника Александра Мурылева, многолетнего сотрудника Владыки в его служении на Саратовской кафедре. Предисловие это называется “Записки об эпохе архиепископа Пимена”, и это название оправдывается всем его содержанием. Владыка пробыл на Саратовской кафедре 28 лет, — и каких лет! С 1965 по 1993. Хрущевские гонения на Церковь, “застой”, а на деле — загнивание общества, отравленного ложью и лицемерием, затем — время перемен, тоже непростое, когда очень актуально звучали слова Тютчева Блажен, кто посетил сей мир/В его минуты роковые… Отец Александр — яркий публицист и мыслитель, владеющий историческим материалом и умением пре-подать его современникам, чтобы помнили. Так легко забываются бесчисленные трудности и бесконечная череда опасностей и унижений, буквально на каждом шагу подстерегавших служителей Церкви при советской власти. А забывать этого нельзя по многим причинам, одна из которых — необходимость понимать все величие духовного подвига Церкви и ее служителей, всю мощь благодатной помощи Божией, изливаемой Им в самые, казалось бы, темные времена.

Несомненное достоинство книги состоит в том, что предисловие дает вдумчивый анализ бытия богато одаренной личности в скупо, но выразительно обрисованном контексте, в котором нет лишних патетических восклицаний, а все, что сказано, сказано “в связи и по поводу”. И только затем — это хороший композиционный прием — следует краткая биографическая справ­ка, из которой мы узнаем, что архиепископ Пимен (Дмит­рий Евгеньевич Хмелевский) родился в Смоленске 26 сентября 1923 г. Во время войны умерли от голода и болезней его родители, и воспитателями сироты стали протоиерей Иоанн Голуб и его матушка Стефанида Ивановна. В 1943 г. послушник Жировицкого монастыря Димитрий принял постриг с именем Пимен. В 1945–49 гг. — обучение в Минской Духовной академии, рукоположение во иеромонаха. В 1951–53 гг. — Московская Духовная академия, где студент иеромонах Пимен исполняет обязанности благочинного академического и семинарского духовенства. Окончил Академию с защитой диссертации и был оставлен профессорским стипендиатом; преподавал и одновременно исполнял обязанности священника домовой церкви в московской резиденции Святейшего Патриарха Алексия I. С 1955 г. игумен Пимен трудится в Иерусалимской Миссии, а в 1956 г. возводится в сан архимандрита и становится начальником Миссии. С сентября 1957 г. архимандрит Пимен — заместитель наместника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, а с ноября — наместник и преподаватель. По благословению Патриарха он постриг в монахи, в частности, будущих Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима, митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси и других. Первым делом рукоположенного в 1965 г. в сан епископа Саратовского и Волгоградского преосвященного Пимена стала борьба за возвращение Церкви пяти приходов, закрытых при хрущевских гонениях. Через два года приходы были возвращены. За годы правления владыки Пимена число приходов настолько умножилось (разу­меет­ся, в основном после празднования тысячелетия Русской Церкви), что епархию пришлось разделить надвое, и архиепископ (с 1977 г.) Пимен возглавил в 1990 г. Саратовскую и Вольскую епархию. В 1989 г. Владыка благословил создание первой в России духовно-певческой школы и сам принимал активное участие в ее организации. За годы своего служения архиепископ Пимен неоднократно удостаивался церковных наград, в том числе и от разных Православных Поместных Церквей. Скончался он в 1993 г.; погребен у алтарной стены Свято-Троиц­кого кафедрального собора в Саратове.

Тексты самого Владыки состоят из трех частей: проповеди, работа “О духе, душе и теле (по трудам епископа Феофана и епископа Игнатия Брянчанинова)”, — фрагмент стипендиатского отчета 1957 г. и выдержки из дневников за 1964–1993 гг.

Обширная проповедь “Боже, храни Россию!” посвящена очерку истории от крещения Руси и до наших дней. С удивительной полнотой и силой Владыка повествует о неразрывной связи христианства с историческими судьбами, более того — о зависимости истории народа от его верности Господу. Своим построением и содержанием проповедь напоминает исторические книги Ветхого Завета, в которых само существование народа Божия закономерно связывается с его верностью обетованию. В проповеди “Красота природы” архиепископ Пимен говорит о том, что Господь “поможет нам через красоту мира идти к вратам Царствия Божия”. В проповеди “Тишина духа” раскрывается учение Апостолов и святых Отцов о стяжании мира и чистоты. Проповедь “О здоровье” опровергает ложное мнение о том, что “полезно быть всегда больным”; догматически глубоки проповеди “Воскресение из мертвых” и “Время”; посвящены нравственному богословию — “О трезвости”, “Слово доброе и слово злое”, «“Неуслышанные” молитвы» и “Снисходительность”; кратка, но удивительна по полноте охвата проповедь “Дела Божии” (на Ин 9:3). Проповедь “Заступничество Богоматери” содержит краткую историю чтимых богородичных икон. “Поуче­ние в день Святого Духа” в кратких и простых словах дает введение в православную пневматологию. Наконец, проповедь “Все­гда с Богом”, давшая название книге, говорит о молитвенном опыте богообщения. К сожалению, проповеди даны без датировки, хотя было бы чрезвычайно полезно видеть не только годы, когда они произносились, но и их соотнесенность с церковным календарем.

Дневники Владыки начинаются эпизодами его наместничества в Лавре, когда об архиерейской хиротонии только начинался разговор, и завершаются записками о восстановлении храмов в епархии. А между этим — целая жизнь, богатая и внешними событиями, и духовными размышлениями. Это нужно вдумчиво прочесть, — как, впрочем, и книгу в целом.

Издание содержит богатый иллюстративный материал.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

самое читаемое
  • N/A
  • лучшие авторы

    N/A

    Дорогие друзья!

    Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

    Помогите нам работать дальше!

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: