<Рецензия>: А. Десницкий. Поэтика библейского параллелизма

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 48, 2007
<Рецензия>: А. Десницкий. Поэтика библейского параллелизма. Библейско-богословский Институт св. апостола Андрея, Центр библейско-патрологических исследований Отдела по делам молодежи Русской Православной Церкви. М., 2006. 554 с.
<Рецензия>: А. Десницкий. Поэтика библейского параллелизма

В серии “Современная библеистика” издательства Библейско-богословского Института святого апостола Андрея при поддержке Центра библейско-патрологических исследований Отдела по делам молодежи Русской Православной Церкви вышло фундаментальное исследование современного российского библеиста А. С. Десницкого “Поэтика библейского параллелизма”. Трудно переоценить значимость этой публикации. Достаточно отметить тот факт, что среди более чем десяти переводных иностранных работ, вышедших в серии “Современная библеистика”, это лишь второе оригинальное российское исследование. В своей книге автор, опираясь на всесторонний анализ мировой научной литературы по библеистике и смежным дисциплинам, предлагает самостоятельное научное исследование, разрабатывая вопросы, не получившие до сих пор достаточно полного освещения. С некоторыми работами автора, вошедшими в книгу, читатели уже знакомы по ряду статей как в настоящем журнале, так и в других периодических изданиях1.

Книга А. С. Десницкого состоит из восьми глав. Первая глава посвящена обзору современной литературы в области библеистики. Автор акцентирует внимание на наиболее актуальных проблемах научной мысли, причем рассматривает изучаемый вопрос не изолированно, но в контексте других смежных с ним гуманитарных дисциплин. Рассмотрение основного вопроса предваряется обращением к таким фундаментальным проблемам гуманитарного знания, как соотношение формы и содержания, структура и функционирование языка, методика анализа художественного текста, язык и речь. Далее автор критически рассматривает подходы к пониманию параллелизма в современной библеистике, выделяя три основных направления: традиционно-риторический, лингвистический и культурологический. Особое внимание уделяется вопросу библейской поэзии и прозы, в контексте которого автор затрагивает такие проблемы, как природа библейского стиха, критерии отличия поэтического текста от прозаического, принцип поэтичности библейских текстов и параллелизм. Приводятся основные работы по лингвистическому подходу в изучении параллелизма, который строится на синтаксическо-семантическом анализе текстов, а также на использовании данных экспериментальной лингвистики. Подвергается анализу и популярный в настоящее время культурологический подход, изучающий типологические параллели с культурами других народов. Автор рассматривает намеченные рядом ученых сходства и различия между древнееврейской и новоевропейской моделью подачи информации, отражающей разницу в восприятии мира и парадигме мышления. Столь емкий и всесторонний обзор литературы помимо своей основной задачи — освещения основных вопросов в области библейского параллелизма, призван также, по замечанию автора, показать, что “не на все вопросы существует единственно верный ответ, не все общепринятые стереотипы верны”, поэтому не следует “выискивать готовых ответов” там, где нам “предлагаются скорее вопросы2”. Следует отметить также, что несмотря на значительный охват исследованных работ и разнообразие затронутых тем, автору удалось представить материал в достаточной степени логично и структурированно, на что указывает уже само дробное деление главы на подзаголовки и пункты, позволяющие читателю сориентироваться в потоке информации. С другой стороны, чтение этой главы облегчается стилем изложения, выбранным автором. Яркие метафоры и сравнения, порою даже анекдоты, позволяют образно выразить и донести нужную мысль.

Во второй главе автор отмечает общие черты словесного творчества и мировосприятия в культурах древнего Ближнего Востока, рассматривая сохранившиеся литературные памятники Междуречья и сиро-палестинского региона. Он концентрирует внимание на мифологичности мышления древних литератур, на природе библейских сравнений, списков и родословий. Автор подробно останавливается на понимании имени как сущности в древних культурах, показывая в частности ближневосточные корни зачина Евангелия от Иоанна (“В начале было Слово”), который, казалось бы, восходит к эллинистическим представлениям о Логосе3. Разбор примеров параллелизма в шумерских, аккадских и угаритских текстах призван показать основу этого приема организации текста, который получил свое дальнейшее развитие в библейских текстах.

В следующих двух главах автор представляет теоретическое обоснование библейского параллелизма, приводя разные модели описания и понимания этого явления. Предлагая определение параллелизма, исследователь рассматривает его на всех уровнях текста, от фонетики до макрокомпозиции. Так, параллелизм рассматривается с точки зрения речевых функций, соотношения звучания и значения слова, многозначности древнееврейского слова и текста, образного и символического ряда. Исследуя параллелизм на уровне текста, автор рассматривает свойства библейского текста в целом, отмечая такие его особенности, как нелинейность и как следствие — неожиданность и нестандартность параллелизма. Особенно интересным представляется раздел о композиционном параллелизме, в котором автор описывает параллелизм на уровне композиции отдельных текстов или групп текстов. В качестве примера он приводит со ссылкой на ряд новейших работ исследование композиции Псалтири, показывая сложную и связную организацию материала в этом сборнике4. В отдельную главу выделено исследование параллелизма в ветхозаветных повествованиях. Здесь автор останавливает внимание на внутренних перекличках, повторах и ключевых эпизодах в нарративных текстах; рассматривается понимание параллелизма как смены точек зрения разных персонажей и способа характеристики героев. Яркими и обильными примерами сопровождается раздел о параллелизме с точки зрения интертекстуальности, которая понимается как употребление цитат и аллюзий в новом контексте, вступающем с прежним текстом как бы в диалог и порождающем новые смыслы. В качестве примера, иллюстрирующего интертекстуальный параллелизм, автор приводит отрывок из Откровения (Откр 5:5–6), образность которого не может быть понята вне ряда ветхозаветных пророчеств; с другой стороны, благодаря новому контексту раскрывается более глубокий смысл самих пророчеств. Далее, на примере ряда текстов автор показывает, каким образом интертекстуальное прочтение помогает раскрытию новых смыслов и как оно осуществляется: происходит ли развитие идеи или один рассказ дополняет и уточняет другой, раскрывается ли смысл по контрасту одного текста с другим или раскрывается богословская идея. Вкратце исследователь упоминает и о том, как задолго до изобретения термина “интертекстуальность” Отцы Церкви успешно использовали метод “прочтения” Нового Завета через Ветхий, используя аллегорические и типологические способы истолкования. Исходя из убеждения, что параллелизм — не просто формальное украшение, но средство передачи смысла, автор обращает внимание и на богословский аспект параллелизма как на попытку разными способами “выразить невыразимое и приблизиться к Истине”5.

Пятая глава посвящена практической классификации библейского параллелизма. В ней рассматриваются вопросы о том, возможно ли построить такую классификацию и по каким параметрам это следует делать, на каком уровне основывать классификацию и где пределы этого явления. Приводя примеры существующих моделей описания, автор предлагает свою классификацию, построенную на комплексном анализе логических отношений между элементами текста и функций параллелизма с учетом дополнительных критериев, таких как эксплицитность и ожидаемость, “янусов” параллелизм и возвратный параллелизм. Затем на ряде конкретных примеров из книги Притчей автор показывает, как можно применять эту классификацию для анализа текстов.

В шестой главе анализируется ряд текстов разного объема: от одного псалма до длинного повествования об Иосифе в книге Бытия и целой книги Притч. Автор приводит текст и схему параллельных структур, исходя из которой предлагает соответствующее толкование текста, останавливая внимание на характерных чертах библейской поэтики. В седьмой главе автор, опираясь главным образом на работы С. С. Аверинцева, пытается провести обзорное сравнение библейского параллелизма и античной риторики. Исследователь намечает сходства и различия в понимании мира и способе его описания у “иудеев и эллинов”, иллюстрируя свои наблюдения развернутыми примерами. Так, для античного автора характерны логическая аргументация и стремление к определениям, тогда как иудейскому мировосприятию ближе выражать свои мысли с помощью параллелизма и уподобления. Анализируются такие черты, как монологичность или диалогичность мышления, динамика или статика описания, стремление к единству действия или многозначности, интерес к общему или частному, к поступку или личности. Далее автор показывает, как семитская и античная литературные традиции сочетались в Септуагинте и какое место в ней занимает параллелизм, а также кратко останавливается на том, как семитское и эллинское мышление отразились в Новом Завете и как параллелизм помогает понять этот текст.

Обзорный характер носит восьмая глава, в которой автор пишет о том, как библейский параллелизм повлиял на христианское богословие и в чем это выразилось. Рассматриваются богословские антиномии и методы толкования библейских текстов. В завершение этого экскурса исследователь говорит о том, какое развитие получил библейский параллелизм в восточнохристианской литургической поэзии, и рассматривает отдельные примеры сирийской и греческой поэзии ранневизантийского периода.

Чтение книги несколько затрудняет сложная структура работы, ее большой объем и нередкое отсутствие четких схем и классификаций. Отчасти это является следствием самого исследуемого материала, для которого, по замечанию автора, чужда логичность и стройные классификации6. К некоторым недостаткам работы можно отнести не всегда точные ссылки, что, видимо, объясняется вторичным цитированием7.

В целом же, несомненно, следует согласиться с автором в том, что эта работа посвящена прежде всего проблеме понимания, а потому будет интересна и полезна самому широкому кругу читателей, приступающих к чтению Библии как Священного Писания, памятника мировой культуры или объекта научного изучения.

1См., например, Десницкий А. С. Книга пророка Ионы — старая сказка? // Мир Библии. 1997. № 4. С. 58–61; “Ты жених крови у меня” — как можно истолковать Исход 4:24–26? // Альфа и Омега. 2004. № 2(40). С. 59–72. См. также список работ автора в книге: Десницкий А. С. “Поэтика библейского параллелизма”. С. 534–535.

2См. С. 12, 89.

3С. 103.

4С. 193–196.

5С. 270.

6С. 262.

7С. 362–363.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!