Священник Борис Михайлов. Храм в Филях

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 33, 2002
Священник Борис Михайлов. Храм в Филях. История прихода и храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях. Издание прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях. М., 2002.
Священник Борис Михайлов. Храм в Филях

Историческая память — великая вещь, фундамент культуры и основа национального самосознания. История Церкви же, помимо своей фактографической значимости, обладает для христианского сознания еще одной неоспоримой ценностью: она прорисовывает то русло, в котором текут волны церковной Традиции от начала Церкви до последних времен и далее. Мы не всегда в состоянии по достоинству оценить те события, очевидцами которых являемся, и тех людей, с которыми общаемся (на то дар прозорливости); по воле Божией время расставляет все по своим местам. Поэтому всякий, кто способен осмысленно фиксировать события церковной жизни, призван уделять этому какую-то долю своих жизненных усилий — ради сохранения для потомков любых ее частностей, которые в будущем могут стать деталями общей стройной и величественной панорамы.

Каждый православный храм уникален, каждый обладает своей историей, и нет среди них ни одной, которая не была бы значительной. В истории храмоздательства прорисовываются судьбы людей; перед нами предстают подвижники, нигде более не упоминаемые, но вполне заслужившие добрую людскую память и предстательство за них перед Богом. Иногда в истории создания того или иного храма нам встречаются, напротив, имена людей знаменитых, и тогда их образ обогащается в наших глазах, в назидание нам в более полном виде рисуется степень их благочестия. Но главное, что видится в судьбах всех этих людей, живших в разное время и столь непохожих друг на друга, — это выполнение ими воли Божией, проявляющейся в мире, это их стремление к прославлению имени Божия как в зримой красоте храмов и их убранства, так и в церковных таинствах, совершающихся в православных храмах, и в соборной церковной молитве.

Священник Борис Михайлов, по образованию искусствовед, специалист по храмовой архитектуре, всегда стремился запечатлеть в словах историю тех храмов, в которых трудился. Принимая участие в свое время в реставрации Троицкого храма в комплексе Останкинского музея-заповедника, он собирал материалы об этом храме, которые легли в основу его первой книги1. Став после иерейского рукоположения клириком храма Рождества Святого Иоанна Предтечи на Пресне, он в непродолжительном времени исследовал и опубликовал историю и этого храма2. Обращает на себя внимание то, что подготовку этой книги, как и рецензируемой, осуществляло приходское издательство, что несомненно свидетельствует о росте нашей церковной культуры.

…Для того, чтобы подчеркнуть единство истории, главный вектор которого — поиски пути к богообщению, искаженному грехопадением первых людей, автор начинает свое повествование с рассказа о верованиях древнейших индоевропейских племен, вероятно, селившихся в том числе на правом берегу Москвы-реки, там, где тысячелетия спустя возникли Фили, и сменивших их в IX–XI веках по Р. Х. славян. Первое упоминание о христианском храме в этих местах (церкви Покрова Пресвятой Богородицы) относится к 1619 г., что не исключает того, что сам храм был воздвигнут ранее. Очевидно, храмовое здание стало жертвой неурядиц Смутного времени, когда через кунцевские окрестности проходили отряды польских интервентов. С конца XVII в. земли, на которых ныне находится филевский храм Покрова, закрепляются как вотчина за семьей Нарышкиных; в книге подробнейшим образом описывается устроение этой вотчины. Первоначальный храм Покрова Пресвятой Богородицы был бедным, деревянным, стоял близ боярского дома и, очевидно, освящен был в память разрушенного храма, хотя и на другом месте.

Метод авторского исследования отца Бориса можно проиллюстрировать хотя бы тем, что прежде чем приступить к описанию деревянного храма, он рассказывает историю праздника Покрова Божией Матери, истоки возникновения этого праздника на Руси, говорит о высоком духовном смысле праздничной иконы Покрова. Поэтому сведения исторического, географического, экономического характера не выглядят в книге о храме чужеродными элементами; напротив, история храма благодаря такой доскональности подбора фактических материалов предстает вживе и въяве, а сам храм представляется не изолированным явлением, а органически центральным, собирающим моментом жизни во времени этого кусочка Подмосковья, а ныне — Москвы.

И вот автор подробно, неспешно и внятно описывает первоначальный деревянный храм, клир, население деревни — приход храма, сущность праздника Зачатия Пресвятой Богородицы, в честь которого освящен придел деревянной церкви. На конец XVII века известны уже и храмовые иконы. Это скрупулезное описание заставляет задуматься: а сохраняем ли мы для потомков столь же тщательное описание устроения, святынь и причта наших современных храмов? В полной ли мере их жизнь отражается бухгалтерскими отчетами, которые к тому же, как известно, в отличие от летописей имеют ограниченный срок хранения? В какой-то мере роль “хронографа” исполняет справочник “Православная Москва”, который просто не может охватить всех подробностей. Но то Москва… А в других городах и тем более в деревнях?

Очень хочется попросить всех, кто имеет хоть какое-то отношение к церковной прессе: даже если вы недовольны качеством скромных приходских изданий, храните их бережно, собирайте как можно более полно. Время все расставляет по местам, и не исключено, что заметки, которые вы не дарите вниманием, в будущем окажутся бесценным даром для историков Церкви.

Очень хочется попросить краеведов, искусствоведов, православные молодежные организации не ограничиваться изучением церковных древностей, помнить о связи времен, о том, что, возможно, для кого-то и мы будем древностью — и что этим неведомым “им” мы должны оставить материалы о жизни наших храмов.

И пусть убранство первоначального храма Покрова в Филях скудное и бедное и мало чем отличается от убранства сотен других столь же скромных храмов, — оно запечатлено, оно вошло в историю. А с любовью сделанное описание храма являет нам прежде всего именно любовь, — а это уже высокий и драгоценный дар Божий.

Отдельная глава посвящена семейству Нарышкиных, к которому в конце XVII в. переходят Фили. Но это отнюдь не боярская генеалогия; глава начинается с описания духовных основ жизни того времени, что неизбежно включает в себя сопоставление православной и католической духовности, после которого читатель ясно представляет себе, каким образом и путем некоторые элементы католичества вошли в православный обиход. В стройную картину складываются и реформы патриарха Никона, и государственная деятельность царя Алексея Михайловича, и перемены в русском быту. Все эти сведения имеют не только познавательный, но и, так сказать, чисто литературный смысл: читатель вводится в понимание ситуации конца XVII в., он здесь уже не чужой, его подготовили к удивительному явлению — сооружению уникального храма Покрова, необычная красота которого завораживает и сегодня, и он лучше понимает, откуда явилось это чудо церковной архитектуры, он способен смотреть на него с двух точек зрения, современной и старинной. Известно, что двухфокусность придает объемность плоскому изображению; сходный эффект происходит и с читателем этой книги.

Между тем история рода Нарышкиных вводит нас в напряженнейший момент русской истории, когда, по словам Пушкина, Начало славных дней Петра / Мрачили мятежи и казни (На­рыш­­киной была мать будущего императора Наталья Кирилловна). После утверждения власти Петра Лев Кириллович Нарышкин, дядя царя, недолгое время был фактически первым лицом в государстве, но после смерти сестры-царицы был отставлен от дел и удалился в филевскую вотчину.

Приступая к описанию собственно храма Покрова в Филях, автор в немногих словах характеризует литургичность архитектуры традиционного православного храма, сказывающуюся, в частности, в горизонтальной пространственной доминанте — с запада на восток, от земного к небесному. Храм в Филях, как и некоторые другие храмовые здания близких к тому времен, нарушает эту традицию; он столпообразен и принадлежит к тому же типу зодчества, что и храм в Коломенском, Большой собор Донского монастыря и храм Покрова на рву. Духовные и исторические причины такой перемены доминанты описываются автором и скрупулезно, и увлекательно, что само по себе непросто. К тому же эти страницы содержат точное описание архитектуры храма и ее духовное обоснование. Примечательно, что настоятель храма Покрова в Филях не апологетизирует романтические (языческие в своей основе) черты его архитектоники, но утверждает, что литургическая жизнь в этих роскошных стенах была и остается по-настоящему православной. Дух господствует над формой, — говорили западные схоласты, отправной точкой для которых очевидно служили слова Писания Дух дышит, где хочет (Ин 3:8).

Описание иконостаса храма Покрова строится по уже знакомому читателю принципу: икона в Православии — литургическая значимость иконостаса и его традиционное устроение — отклонения от традиции и их духовно-исторические причины. Особое внимание уделяется работе иконописца Карпа Золотарева и его духовно-творческому содружеству со строителями храма.

И только после столь обширного введения, занимающего 80 страниц печатного текста, мы переходим к собственно истории храма, в свою очередь снабженной, так сказать, контекстом двух уровней: с одной стороны, подробные сведения о жизни филевской вотчины, о ее владельцах и о населявших ее людях, с другой — столь же тщательно собранные данные о церковных уложениях и обычаях соответствующего времени, о быте приходского духовенства вообще и о филевских клириках в частности. Тем самым мы можем удостовериться в том, что охарактеризованные нами особенности исследования и изложения проводятся автором вполне последовательно и чувство сопричастности у читателя только возрастает. Естественно, чем ближе к нашему времени, тем богаче описание живыми свидетельствами.

Книги историко-художественного содержания обычно завершаются библиографией. Есть она и в книге отца Бориса Михайлова, и очень даже обширная. Но за ней следует храмовый синодик, включающий Патриархов Московских и всея Руси конца XVII века Иоакима и Адриана, филевское духовенство (со второй половины XVII века, когда ныне стоящего храма еще не было), трудившихся при храме мирян, в том числе просвирен и старост, владельцев, благотворителей, благоукрасителей и прихожан. Особо теплое чувство вызывают списки тех, кто начиная с 1918 года бесстрашно свидетельствовал свою верность делу Церкви; здесь исполняется желание тех, кто пережил в свое время гонения и желал бы всех поименно назвать — они не просто поименно названы, но сохранены в благодарной молитвенной памяти. В связи с ролью Филей в Отечественной войне 1812 года в храме ежегодно поминали государя Александра Первого и Михаила Илларионовича Кутузова. Наверное, православному читателю не нужно особенно разъяснять все значение такого завершения книги.

Пристальный интерес вызывают естественным образом страницы, посвященные возрождению литургической жизни в храме Покрова в Филях (община воссоздана в 1991 г.). И хотя возобновление богослужений в прекрасном храме не может не радовать, но общая картина далеко не благостна: ведь храм до сих пор по сути не возвращен Церкви, и службы проводятся лишь в нижнем храме и лишь с дозволения администрации, то есть далеко не каждый день, а по вечерам — лишь по особому разрешению. К сожалению, храм Покрова, который привычным образом называется “жемчужиной русского барокко”, стал знаком разделения: для кого-то это — православная святыня, дом Божий, для кого-то — “памятник” (как будто может быть памятник тому, что живо!), а для кого-то и просто лакомый кусок недвижимости.

Однако грех жаловаться: в 1991 году община лишь служила молебны у стен храма, собираясь во всякую погоду, в зной, в дождь и холод. Молитва раскрыла для верующих двери храма; продолжающаяся молитва поможет по милости Божией и по заступничеству Пресвятой Богородицы и впредь.

Обычно рецензии заканчиваются рекомендацией прочесть книгу. Не слишком отступая от этой почтенной литературной традиции и высказывая такое пожелание, я прошу читателей присоединиться к молитвам прихода храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях о полном восстановлении в святых стенах литургической жизни.

1Михайлов Б. П. Церковь Троицы в Останкине. Москва–Козельск, 1993.

2Священник Б. Михайлов. Храм на Пресне. История прихода и храма Рождества Св. Иоанна Предтечи на Пресне. XVII–XX вв. Издание прихода храма Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне. М., 1997.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: