Робинзоны мусорных островов

Источник: Радонеж
|
Робинзоны мусорных островов

Представьте себе абсолютно необитаемый и мало кому известный остров площадью примерно с Францию, плывущий под голубым небом между Калифорнией и Гавайями… Только почему-то все живые существа стараются обойти этот остров стороной. Состоит он из трех с половиной миллионов тонн мусора. Есть у острова и название – “Тихоокеанский мусороворот” или “Восточный мусорный континент”.

Больше всего на острове пластиковых бутылок, тарелок, пакетов. Они задерживают воздух, не позволяя ему насыщать кислородом морскую воду на огромной поверхности, отчего каждый год погибают 2 миллиона морских птиц и 100 тысяч морских животных. И в будущем разрушительное действие, вероятно, лишь увеличится, ведь за год в мировой океан попадает около 10 миллионов тонн пластиковых изделий.

Я помню время, когда в Советском Союзе красивые и прочные «импортные» пластиковые бутылочки, коробочки, пакетики бережно хранили и использовали неоднократно, несмотря на их одноразовость: мало ли чего там в богатой загранице! В общежитии МГУ у одной девушки-ихтиолога, проходившей практику на Японском море, под такую коллекцию был отведен целый стеллаж.  И знать не знали тогда, какое благо рыхлая коричневатая бумага, в которую заворачивали колбасу и сыр, а также стеклянные бутылки и бумажные «треугольнички» с молоком и кефиром…

Сегодня наша страна успешно догоняет «продвинутые» в мусорном отношении государства, среди которых абсолютным лидером являются США, производящая 25% мирового мусора на планете.  В США на долю одного человека приходится около 700 кг отходов в год, в России – 400 кг в год. И хотя Россия пока вносит в мировую свалку «всего» 7% мусора, под него уже сегодня занято более двух миллионов гектар российских земель. Это наши мусорные острова, для большинства невидимые, но абсолютно реальные.

Особенно остро проблема отходов стоит в мегаполисах: например, каждый москвич выбрасывает ежедневно чуть менее двух килограммов мусора, а за год от всего населения столицы набирается около трех миллионов тонн, к ним добавляются четыре миллиона тонн производственных отходов. Цифры эти растут с каждым годом.

Почему же мы еще не погребены под лавиной мусора? Потому что большая часть московского мусора отвозится на 18 свалок в Московской области и закапывается в землю. А оттуда экологические вредные продукты разложения, газы, тяжелые металлы просачиваются в грунтовые воды, в почву, потихоньку отравляют воздух.  Так что на мусорном острове мы уже живем, только он слегка размазан в пространстве. Экологи считают, что лимит на его увеличение уже исчерпан.

Так что пора принимать экстренные меры. Не зря в Госдуме России готовится ко второму чтению законопроект, предусматривающий внесение изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления». По словам Директора Департамента государственной политики и регулирования в области охраны окружающей среды Минприроды России Дмитрия Белановича, регулирование деятельности по обращению с отходами будет поставлено на новый уровень. Жители многих московских районов, вероятно, обратили внимание на новые мусоросборники, появившиеся в этом году в каждом округе столицы: разноцветные контейнеры с надписями «металл», «стекло», «бумага», «пластик». Они стоят в парках и скверах, в местах общественных гуляний и отличаются изяществом и миниатюрностью.  Но, несмотря на свои малые объемы, на малолюдных дорожках контейнеры стоят полупустыми, а в местах скопления народа забиты всем подряд по причине невоспитанности граждан в вопросах экологии и невоспитанности чиновников по части человеческой психологии.

А если бы все стали класть мусор туда, куда нужно, как в фильмах замечательного польского режиссера Кшиштофа Кесьлевского «Три цвета времени»? В этом мини-сериале скрытым лейтмотивом проходит кадр:  скрюченная европейская старушка на каблуках и в шляпке, не в состоянии разогнуть спину, но упорно запихивает пустую бутылку в контейнер для стеклянной посуды. Если бы все наши граждане проявили сознательность подобно этой европеянке, была бы решена проблема мусора? Чтобы ответить на этот вопрос, попробуем заглянуть в мусорные бачки – хотя бы виртуально. Дело это стоящее не только для бомжей, но и для вполне приличных граждан, которые хотят от бомжей отличаться, что на мусорном острове будет затруднительно.

Основная часть отходов большого города попадает, конечно, не в изящные контейнеры вдоль парковых дорожек, а в традиционные бачки для мусорных отходов каждого дома.  Что их наполняет? Пищевые остатки, как правило, составляют всего четверть. Оптимистические картины откармливания поросят перекрываются вопросом: что делать со всем остальным? Ведь власти Москвы честно заявляют, что переработать в состоянии лишь каждый четвертый килограмм разношерстного мусора, выбирая из него «что получше» – металл, бумагу,  которые используют специальные мусороперерабатывающие предприятия, получая прибыль. Но Глава департамента природопользования Москвы Антон Кульбачевский сокрушается, что даже картон, который у нас готовы покупать Китай и Беларуссия, московским предприятиям использовать лениво. Куда уж нам до Швеции, так наладившей переработку мусора, что своего не хватает, приходится закупать за границей!

А как же зловредный пластик? А ртутьсодержащие люминесцентные лампы? Московская мэрия приняла три года назад постановление о запрете продажи обычных 100-ваттных ламп накаливания, обещая небывалые экономические выгоды каждой семье и всей российской экономике в частности от замены их на люминесцентные лампы. Но эти лампы содержат пары ртути и при поломке превращаются в отходы первого класса опасности.  Власти округов и районов обязали обеспечить доступ москвичей к спецконтейнерам, через которые осуществляется грамотная утилизация этих ламп. Как узнать адреса этих спецконтейнеров? Необходимо позвонить в управу или посмотреть  на сайте, а потом с перегоревшей лампочкой путешествовать в пределах своего района. На такие подвиги ради абстрактной пользы общества способен не каждый. Проще было бы сдавать лампочки в супермаркетах, но сегодня единичные из них, например, “Media Markt”,объявили прием ртуьсодержащих ламп. По статистике, переработано всего 1,6 миллиона ртутных лампочек – для столицы капля в море. Опросы ВЦИОМ показали, что большинство горожан, столкнувшись с трудностями, отбирающими у них и время, и уверенность в разумном устройстве мира, действуют по старинке. Очевидно, что та же участь постигнет желающих цивилизованно сдать пальчиковые батарейки, также вредные для окружающей среды: несколько организаций, в том числе библиотеки Южного Округа и Тимирязевский музей, взявшие на себя такую добровольную обязанность, уже объявили, что больше батарейки принимать не будут( видимо, столкнувшись с бюрократическими препонами по дальнейшей их утилизации). Другие же предприятия, готовые принять пальчиковые батарейки на утилизацию, требуют сдавать их не менее 200 кг, либо хотят, чтобы доехавшие с батарейками на Дмитровское шоссе платили компании за то, что она их примет. Разумные меры по спасению утопающих руками самих утопающих предлагает социальный проект “сдай-батарейку.рф”, начав с организации сбора использованных батареек сначала у себя в подъезде. Но для этого нужно вести воспитательную работу с жителями дома и также, набрав батареек побольше, отправляться с ними в далекое путешествие.

Еще одним новшеством в утилизации отходов стали так называемые бин-боксы: мусорные контейнеры, совмещенные с рекламными постерами.  Максимально приближены друг к другу продукт, который покупаешь, и его утилизация: купил рекламируемую газировку – выпил – выбросил бутылку. Выглядят эти ящики из пищевого алюминия, разработанные по английской технологии, достаточно цивильно, не слишком портят вид в общественных местах, их нелегко сломать, сжечь, а подсветка их лампами дневного света с двух сторон делает бин-боксы заметными в любое время суток. Но вот незадача: с целью экономии энергии ящики концентрируются парами у столбов освещения – видимо, для того, чтобы человек, прежде чем выбросить свой мусор, донес его до самого освещенного участка подальше от дома и магазина, и внимательно изучил. Честно говоря, есть крепкое подозрение, что в нашей стране несколько иные традиции обращения с мусором. К тому же в городском освещении используются часто те же самые люминесцентные лампы, которые утилизовать у нас в стране так хлопотно.
Хотя нельзя сказать, что ничего не делается: в Министерстве природных ресурсов и экологии на подходе новый законопроект, в котором в цену каждого продукта будет включен сбор на его утилизацию, а также будет сформирована единая схема перемещения отходов в пределах РФ, что по идее должно улучшить переработку мусора. Однако

заместитель министра природных ресурсов и экологии Ринат Гизатулин прямо заявил, что на строительство современных мусороперерабатывающих заводов, которые сортируют и подготавливают для дальнейшей переработки мусор, в российском бюджете средств нет. Строительство такого завода стоит около 300 миллионов евро, и даже в Московской области их строить нерентабельно, да и москвичам не понравится за вывоз и свалку мусора платить в несколько раз больше.

Напрашивается вопрос: если государство не планирует цивилизованно решать проблему отходов, помогут ли усилия микроскопического процента экологически сознательных граждан внести сдвиг в эту проблему? Ответ пока неутешительный: даже те, кто проявлял упорство в сортировке мусора, не избавили общество от пластиковых пакетов, контейнеров  и  бутылок, которые добавляют новые квадратные километры к «Тихоокеанскому мусорному острову», ибо, по словам английского поэта Джона Донна, «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка». Художественным апофеозом этой проблемы стала недавно экспонировавшийся на территории Винзавода триптих Егора Кошелева, где человек, бросающий под ноги прохожим мусор, в конце концов сам превращается в брызги из раздавленной чьим-то ботинком пластиковой бутылки.  (Впрочем, другой художник–   Кирилл Оболенский – попытался представить «мусорную жизнь» города как материал для современной графики).

Что делать, чтобы подобный кошмар не стал явью? Вести воспитательную работу в своей семье, в подъезде, в рабочем коллективе. Ведь отношение к мусору – это по сути, отношение к ближнему. Не делай другому того, чего не желаешь себе: не отравляй общественный мусоропровод ртутными парами, не увеличивай размеры мусорных континентов…Ведь выброшенная под ноги прохожих пластиковая бутылка ничем не лучше грубого слова или выплеска агрессии, так заметно ухудшающих психологическую атмосферу в больших городах.

Некоторую надежду дают новые типы упаковки, которые сейчас завоевывают себе место под солнцем в Америке и странах Европы. К обычному пластику добавляется катализатор, который делает его способным разлагаться под действием кислорода и включаться в мировой круговорот веществ. Появляются такие упаковки из биоразлагаемого пластика и у нас,  это, например, пакеты в магазинах М-Видео, Техносила, ОКЕЙ. На рейсах РЖД  “Сапсан” все пластиковые стаканчики заменены на биоразлагаемые. Однако сетевые супермаркеты – основные поставщики пластика – не спешат переходить на биоразлагаемую упаковку, указывая на то, что она удорожит продукт: к примеру, пакет вместо 1 рубля будет стоить 1 рубль 15 копеек. Из-за 15 копеек покупатель якобы уйдет к конкурентам.  А вот если бы был закон на федеральном уровне, регламентирующий переход на биоразлагаемые пакеты… Так что пока в наших магазинах в условиях сокращения ассортимента упаковку из биоразлагаемого пластика сознательным гражданам придется искать, как Робинзону – съедобные плоды на необитаемом острове. Ну, на то он и Робинзон, чтобы искать, найти – и в конечном счете выжить.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!