Рожать ли в 17 лет без образования

|
Так ли экстравагантно предложение священника Александра Ильяшенко не гнаться за высшим образованием и рожать детей пораньше, какие проблемы есть у тех, кому запрещали думать про романы, и какие они - “ранние” мамы - рассказывает психолог Ольга Гуманова.
Ольга Гуманова, автор приложения «Матроны.Ру». Фото Юлии Маковейчук

Ольга Гуманова. Фото Юлии Маковейчук

Уже который день не угасает бурная дискуссия в соцсетях, вызванная комментарием протоиерея Александра Ильяшенко о том, каким путём следует решать демографическую проблему в России.

Многие восприняли эти слова как женоненавистнический призыв вернуться в прошлое. Туда, где место женщины было между люлькой с младенцем и горшками в печи, а путь к образованию и самостоятельным доходам был для неё закрыт.

Мне кажется, что такой эффект вызван тем, что в двух абзацах батюшке удалось собрать все возможные слова-триггеры, раздражающие сегодняшних борцов за права женщин и улучшение их положения в обществе, к которым я, кстати, себя тоже отношу. Читатели пробежали взглядом по диагонали, увидели «рожать в 17», «ранние браки», «высшее образование – это лишнее» и решили, что это про то, как вернуть мир в полумифическое патриархальное состояние, «старые добрые времена», которых на самом деле никогда не было.

Если же немного замедлиться и прочитать каждое предложение отца Александра по отдельности, то окажется, что они вполне здравы и соответствуют реальности, в которой мы живём. Ни для кого не секрет, что качество высшего образования заметно упало. Дипломы многочисленных «заборостроительных» институтов получают выпускники, чей уровень знаний на выходе соответствует скорее техникуму или профтехучилищу, они пишут по-русски с грубыми ошибками, не знают практически ничего из того, что традиционно позволяло относить себя к культурным людям – истории, литературы, иностранных языков, этикета.

Очень немногие даже из них действительно зарабатывают на жизнь той специальностью, которая указана даже в таком дипломе. Часто достигают успеха те, кто становится мастером в ремесленной работе руками: повар, столяр-краснодеревщик, портной. Стоит ли после этого главной жизненной задачей на долгие годы считать получение «корочки», реальная ценность которой близка к нулю?

Всё чаще супруги замыкаются в своём мире

Во-вторых, русских людей действительно не просто слишком мало, а катастрофически мало. Даже если вообще отбросить патриотическую и имперскую риторику, ничего не говорить о том, что «стране нужны солдаты, чтобы её защищать» или «Сибирь опустеет и её без боя займут китайцы», то окажется, что людей слишком мало даже просто для каждой отдельно взятой русской семьи.

Выросли целые поколения людей, у которых нет ни братьев, ни сестёр, ни тёть, ни дядей. Хорошо, если недостаток родных и близких людей пытаются компенсировать за счёт близкой дружбы родительской пары с другими семьями, появляются кумовья, крестные, но всё чаще супруги замыкаются в своём мире и больше никого в него не допускают. Это в том случае, если ребёнка растит пара, а не одна мама, которая может создать с ним «маленький рай для двоих».

Даже двоих родителей слишком мало для выращивания одного ребёнка. Для здорового роста и развития нужно больше моделей поведения, больше встреч с разными сторонами человеческих личностей, чем одна пара и уж тем более один родитель может дать.

А для того, чтобы в семьях появились старшие и младшие братья и сестры, дяди и тёти, племянники, придётся рожать больше, чем одного традиционно принятого с советских времён ребенка, находить для этого время, место и другие ресурсы. Гораздо больше шансов стать многодетным, если начать строить отношения и рожать детей смолоду, признать семью важной частью жизни, не менее значимой, чем образование и работа.

Диплом перестал быть инициацией во взрослую жизнь

Кстати, мы уже давно не живём в той реальности, когда вся жизнь была четко регламентирована вехами, связанными с учебой: “в 17 – аттестат и поступление в ВУЗ”, в 22 или около того – диплом и распределение, а кто не успел, тот будет работать дворником.

Это в прошлом веке мамы гнали семнадцатилетних беременных школьниц или студенток на аборты, потому что если “сейчас не выучишься, то уже никогда не окончишь институт и полы мыть пойдёшь”. Конечно, и в прошлом веке существовали вечерние школы, вечерние и заочные отделения вузов, но их трудно было встроить в своё расписание работающему и имеющему семью. Да и качество образования там считалось не лучшим.

Сегодня многие люди учатся всю жизнь и имеют целые коллекции дипломов и сертификатов, полученных в разном возрасте. Можно выбрать подходящий тебе вариант среди огромного разнообразия форм обучения, учиться дистанционно в разных странах и на разных языках.

“Диплом” перестал быть инициацией во взрослую жизнь. Есть 17-летние, которые зарабатывают больше родителей с помощью каналов на Ю-тьюбе, страниц в Инстаграме, интернет-бизнесов и т.д. Что мешает им рожать, если они того хотят? Сегодня есть возможность выстроить свой жизненный план совсем в другом порядке, не в том, в котором было принято ещё лет десять назад.

Многие родители тратят огромное количество энергии на то, чтобы отвлечь 16-20-тилетних детей от любовных отношений и заставить учиться. Действительно ли стоит это делать, если в этом возрасте ещё очень немногие подростки и юноши понимают, чем действительно хотели бы заниматься? Много ли из сегодняшних взрослых работают по той специальности, на которую поступили учиться в 17 лет? Образование и профессию можно выбрать и перевыбрать снова и снова.

Родители велели забыть про романы

Ко мне как к психологу довольно часто обращаются взрослые женщины и мужчины, у которых не получилось создать семью. И я часто слышу от них похожие истории: «Родители говорили, что у меня одни мальчики на уме. Велели забыть про романы и свидания и идти учить алгебру». До 25-ти лет и окончания аспирантуры с точки зрения мамы встречаться с мальчиками было ещё слишком рано, а с 27-ми мама вдруг начала требовать внуков, а девочка, имеющая к этому моменту два диплома и кандидатскую степень, уже и забыла, как это — с мальчиками встречаться.

У тридцати- и сорокалетних одиноких часто есть в анамнезе разогнанная родителями юная влюблённая пара, которой «ещё слишком рано жить вместе», аборт в 18-20 лет, «потому что надо учиться и делать карьеру». Что-то очень важное не случилось именно в то время, когда должно было случиться, когда это было дано жизнью и Самим Богом. Боль о том, что силой разрушили, остаётся с человеком на долгие годы и не позволяет создать новые отношения.

Увы, живые человеческие отношения, умение жить в семье – это не то, что мы можем в 17 лет заморозить и убрать в дальний ящик, «потому что ещё рано», а в 35 достать, разморозить, «потому что теперь уже пора», и оно сразу заработает. Нет, размораживать то, что долго было запрещено родителями, стыдно, неправильно – это очень долгая и болезненная работа, требующая участия специалиста-психолога. Это даже скорее не реанимация того, что когда-то умерло, а выращивание совершенно нового на пустом месте. Умения любить, например.

Им бы еще брать и брать

Чтобы избежать чрезмерной романтизации современных «ромео и джульетт», по опыту работы со взрослыми детьми очень юных мам, могу сказать, что быть ребенком молодой и незрелой мамы весьма непросто.

Как правило, родившие до 20 – это очень холодные мамы. Им бы ещё брать и брать себе, а тут приходится волей-неволей кому-то дарить любовь, а любовь пока не отросла, ей взяться неоткуда.

Раннему ребенку приходится сразу стать для мамы подружкой-наперсницей или даже мамой, если ты девочка, или идеальным мужчиной и суррогатным супругом, если ты мальчик, а уж тем более, если у мамы мужа нет. Возможны варианты – сын-мама или дочка-муж.

С детьми рано начинали обсуждать совсем не детские проблемы, например, с кем маме встречаться, выходить ли замуж. Им угрожали: “Вот устроюсь на работу, потому что ты плохой, а тебя сдам в интернат и буду забирать только на выходные”. Навязывали чувство вины за то, что “всю жизнь с юных лет только тебе посвятила, а могла бы…” Превращали в няньку для младших детей, если рожали ещё.

Но, в то же время, сегодня я вижу выросших детей очень молодых мам живыми, образованными, работающими и семейными. Они выжили, справились, смогли, у них даже есть деньги на долгосрочную терапию и понимание, что в их случае она необходима.

И вообще, я придерживаюсь той точки зрения, что плоховато жить всё же лучше, чем не жить совсем. Кстати, плоховатое можно изменить и исправить, когда вырастешь.

Лучшие материалы Правмира можно читать на нашем telegram-канале
Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Практические советы для готовящихся к браку

Для современного общества ранний брак может быть и предпочтителен: человек все-таки много грехов не наделает!

Интимные отношения до брака – запрещать бессмысленно, позволять нельзя

Как донести до подростка, что интимные отношения до брака – относятся к категории «нельзя»?

Чьей будет Россия через сто лет?

Имеет ли наша страна надежду на продолжение своей истории?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: