Рождается будущая Богородица

На этот раз, перед всенощной, зашел к праведным родителям Пречистой поклониться им и попросить, да помолятся и они о мне к своей Дщери, Богоневестной Богородице.

Однако — возвратимся к богослужению.

В первой же стихире, в первых же словах празднич­ного песнопения меня остановили следующие слова: «Днесь Иже на разумных престолех (то есть на небес­ ных силах) почиваяй Бог, престол свят на земли Себе предуготова…» (1-я стихира на «Господи, воззвах»).

Вот же бывает так, что иногда вдруг какие-либо слова точно «оживут»… Так ясно переживаешь их внутренний смысл… Точно вкусишь. Точно сам уча­ствуешь в том, что говорится. А прежде, бывало, слуша­ешь, но не слышишь… Так было и с сими словами прежде; ныне же они ожили… А эти слова определя­ют главное содержание праздника — и потому весьма важны.

Рождество Пресвятой Богородицы

Что ныне совершается? Рождается будущая Бого­родица. А так как все в мире творится по воле и силою Божией, то и нынешнее рождение — Его дело. Но Рож­дество Сего Младенца имеет чрезвычайное назначение; а посему и участие Божией силы здесь чрезвычай­ное: Бог Сам, – то есть особою благодатию, данною бесплодным родителям,— творит им необыкновенную Дочь.

Но не в этом даже величие Божие, ибо творить чудеса Господу Творцу совершенно легко: Он и весь мир вызвал из небытия. Нет, ныне поражает иное — не величие силы, а безмерность уничижения.

Вчувствуемся в то, что мудро говорит Церковь: Бог… Премирный… Превысочайший… Непостижимый… Дух… Живущий в Своем неприступном свете. «Почивающий» на небесных силах — архангелах и ангелах…

Вообще — Бытие высшее всего высшего! И Он — Превысочайший — ныне «готовится» «переселиться» с неба на землю… Благоволил воплотиться... Зрак раба принять ( Зрак — вид, наружность; зрак раба — немощное состояние человеческой природы. — Ред. )… А далее — и страдать.

Но это еще всё — далее, а начало: «оставить» небо. Умалиться… Унизиться… «Бог обнищевает»… Конеч­ но, это — образные выражения.

И вот Он заранее готовит Себе путь, способ умале­ния, место обитания, «престол   воплощения. Или, как говорит паримия, Премудрость готовит Себе новый «дом» – Пречистую Деву.

Какая жертва умаления в воплощении! Бог жерт­вует Своим премирным бытием, чтобы уподобиться ми­ру. Дух творит Себе плоть…

Может быть, это все известно? — скажет иной… Да! — уму известно; но не всегда даруется ощущение этой истины, ясное зрение ее…

Ныне мне, недостойнейшему, это дано было пережить сердцем, или почувствовать, то есть по-настояще­му «понять», в себя принять. Ныне вот это «откры­лось» душе; а прежде слова те же самые были известны, содержание же их было закрыто, запечатано.

Ясно «узрел» и безмерность «истощания», и жерт­венный характер его…

Да! это — жертва Бога!.. И эту жертву Он начина­ет подготовлять заранее: готовит Себе Мать для вопло­щения…

Воистину необходимо воскликнуть: Ты — «чудес — Бог»!.. [1-я стихира на «Господи, воззвах»].

Чудны дела Твои, Господи!

Матерь… Бога!

А это?! Разве менее поразительно?! Мы так при­выкли к подобным словам, что большей частью и не ощущаем всей их силы. Хоть сейчас остановимся на этом сколько можем; а ведь это относится к существу праздника.

Мать… Бога…

Опять восчувствуем вес безмерное, превосходящее величие Бога.

Разве Он нуждается в матери?..

И вдруг… у Бога— Мать… Поражающее явле­ние!..

Вот и опять: мне так ясно было дано это ощутить, «понять» в праздник…

У Бога – Мать… И об этом поет Церковь в той же 1-й стихире па «Господи, воззвах».

Воистину — «чудес Бог»!

Во 2-й стихире, которая повторяется за бдением в трех местах («Сей день Господень…»), меня останови­ло слово о Божией Матери — «Единая».

Она уже «ожидает» прихода «Христа во вселенную», Она готовится ввести («вводящи») Его в мир… И сему делу могла послужить лишь Она — Единственная: «…Едина и Единаго вводящи Христа во вселенную…» Воистину — Единственная!

Жена, сделавшаяся… Матерью Бога!

Только подумать! Только бы ощутить эту, столь всем известную, истину: Дева — Матерь Бога…

…Нет, еще и еще хочется говорить эти слова:

М-а-т-е-р-ь Бога!..

Хочется «лицезреть» их или, лучше: Ее Саму. В име­нах мы видим суть; и этой сутью лишь и сильно, и зна­чительно, и действенно имя! А иначе будет пустой звук.

«Б-о-г-о-родица»!..

Вот и это дано было отчасти «понять»… И именно это! Именно это нужно было и понять в праздник «Малой Госпожи»…

Узреть духом Ее, именно как Богородицу, Матерь Божию.

И когда это узришь сердцем,— немедленно и очевидно ясно будет, что вследствие одного этого Она – действительно Единая, Единственная. «…Едина воистину Богородица познавается» (1-я стиховна).

Ах! как трудно передавать языком, что зрит сердце!

А так ясно зрит!

<…> Вся радость главная, в нынешний день Рождения Марии, основывается на том, что Она — Богородица, что Она послужила воплощению Христа Спасителя, Сына Божия. И свет этого праздника отражается и на Рождении Богородицы, как солнце отража­ется в луне.

И отчасти о девстве нужно было говорить потому, чтобы утвердить истину о приснодевстве или просто — о девстве Ее и по Рождестве Господа, как была Она Девою и до Рождества.

Закончим это славословием рожденному от Нее Христу, «Емуже покланяющеся, воспеваем Девы Все непорочныя Рождество» («И ныне», стиховна).

Печатается по изданию: Митрополит Вениамин (Федченков). От Рождества Богородицы до Сретения. М., 2008.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!