Рождественская история Земекиса: Время, деньги и Рождество

|

Слава фильма «Форрест Гамп», получавшего 6 Оскаров из 13 номинаций и кассовые сборы по всему миру, увековечила имя Роберта Земекиса (хотя он снял еще много других прекрасных фильмов – «Назад в будущее», «Изгой», «Кто подставил кролика Рождера?»). Но самым удивительным было то, что этот фильм был не только талантливым, но и абсолютно христианским; не только популярным, но и высоконравственным; не только семейным, но и философским. Зрители, вспоминающие о работах Земекиса, мысленно улыбаются и чувствуют радость в сердце.

Больше этого о режиссере и сказать нельзя. Однако скажем еще немного о новом мультфильме по известной «Рождественской песни в прозе» Ч.Диккенса, написанной в 1843 году.

Подзаголовок «Песни» гласит, что это «Святочный рассказ с привидениями». Именно Диккенсу мы обязаны появлением данного жанра литературы, который, конечно же, получил распространение и в кинематографе, и если есть в данный момент идеальная форма для этого классического рассказа, то она, на мой взгляд, найдена Земекисом. Это довольно редкий случай для кассового кино, когда спецэффекты служат идеям режиссера, а не наоборот.

Одно замечание повторяется во многих восторженных отзывах – что фильм совсем не детский, поскольку местами страшноватый. Я бы лет до 12 его смотреть не советовала, зато лет с 14 показывала бы в обязательном порядке. Именно современным подросткам этот фильм как нельзя более кстати.

Земекис знаменит не только потрясающими спецэффектами, не только идеальным звуковым сопровождением, но и мастерством культурных отсылок. Все это есть в «Рождественской истории». Например, фигура Эбинизера Скруджа, финансиста, трудоголика, скряги и скупца, удивительно напоминает карикатурного Дядю Сэма с советских плакатов 60-70 годов. Нельзя не вспомнить также мультяшного утку-миллионера Скруджа Мак-Дака из «Утиных историй», показанных в СССР в начале перестройки как олицетворение «забавной жадности».

С тех пор сменилось поколение, вслед за нелепыми новыми русскими в малиновых пиджаках пришли вполне адекватные менеджеры и финансисты, появился журнал «Эгоист», нищих становится все больше, и уже почти все отмечают Рождество, тем более что это выходной. Самое время подумать, почему в новогодние праздники нам всем так хорошо. К сожалению, быстро переняв европейские традиции деловых людей, мы очень медленно перенимаем столь же общепринятую необходимость благотворительности. Так же, как дядюшка Скрудж, мы возлагаем эту обязанность на государство, которое содержит «тюрьмы и работные дома». Неужели мы ничем не отличаемся от Англии начала ХIХ века?

«Это радостные дни – дни милосердия, доброты, всепрощения, – пишет Диккенс. – Это единственные дни во всем календаре, когда люди, словно по молчаливому согласию, свободно раскрывают друг другу сердца и видят в своих ближних, – даже в неимущих и обездоленных, – таких же людей, как они сами, бредущих одной с ними дорогой к могиле, а не каких-то существ иной породы, которым подобает идти другим путем». Диккенс, возможно, первым обратил всеобщее внимание на социальный расизм, который пронизывает западное, «развитое» общество – конечно, благодаря тому, что сам он не раз перемещался вверх и вниз по социальной лестнице. Поэтому он бы никогда не сказал, как его герой Скрудж: «Если бедняки предпочитают умирать, тем лучше. Это сократит излишек населения».

Внутреннюю неполноценность и несчастье людей, придерживающихся подобных взглядов, показывает «Рождественская история». Основа ее – жадность, амбиции и страх – в общем, болезненное самолюбие. А ведь идея сокращения населения ввиду антинаучных гипотез о грядущей нехватке ресурсов ныне занимает самые высокопоставленные умы! «Излишек населения» – это «пунктик» американских политиков, они уверены, что ресурсов на всех не хватит, и что «высокая рождаемость в других странах – угроза безопасности Америки». Нечто подобное говорил Наполеон – он считал, что 500 тысяч младенцев, ежегодно появляющихся в России, угрожают его делу в Европе. Другие аналогии предоставим обдумать читателям.

Не только денежная вертикаль занимает Земекиса – он еще больше интересуется перемещением во времени. Время как место открытий, время как истинное богатство или личностное банкротство. Ради чего стоит его тратить? Не зря ли ты живешь? В этом смысле новый мультфильм о Рождестве имеет огромный философский и миссионерский потенциал. После просмотра можно поговорить и о страстях, порабощающих человека, и о ценностях истинных и ложных, и о загробной участи, и о «Мытарствах блаженной Феодоры», и о покаянии, и о современных кумирах, и о радости христианства, и даже о депрессии, столь распространенной в современном обществе.

Визуализация хода и смысла времени – это лучшие достижения Земекиса.

Медленное время детства и страшная погоня инфернальных коней Смерти, статичность могилы и моментальное тление Духа Нынешнего Рождества, и медленный, но неумолимый механизм часов нашей жизни, – все это напоминает нам о пустоте, требующей качественного и немедленного наполнения. Поэтому в целом фильм вселяет надежду – время христиан благосклонно к человеку, у него всегда есть шанс все исправить.

10b

9b

8b

5b

4b

3b

2b

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Сделать фильм о старце Гаврииле нам помог он сам»

Представьте: старец с двумя зажженными сигаретами в руках сидит в своей келье с двумя женщинами

50 человек погибли в результате стрельбы в гей-клубе в Орландо

У стрелка были автомат, пистолет и «какое-то устройство на нем», отметил представитель местных сил правопорядка