Рождество в Эфиопии, в США и среди коммунистов…

|
На вопрос о самом запомнившемся Рождестве можно получить неожиданные ответы. Например, рассказ об эфиопской традиции - все мужчины в храме одеты одинаково и не разберешь, кто из них священник, а кто мирянин. А женщины? А про женщин читайте ниже. Также как и про Рождество в коммунистической Северной Корее, про главный подарок, который в этом году уже получил один наш собеседник и немного других светлых воспоминаний.

Рождество в коммунистической Северной Корее

Кира Поздняева, публицист

kira

Рождество 2003 года было, пожалуй, самым необычным в моей жизни. В ту зиму супруга направили служить рождественскую службу в Северную Корею. Православного храма тогда в стране еще не было и службу было решено провести в Посольстве РФ в Пхеньяне 8 января.

Отслужив Литургию в ночь на 7 января в Пекине, солнечным ранним рождественским утром мы с мужем и алтарником Сергеем разговелись яичницей в пекинском аэропорту и отправились в полет.

Северная Корея не пускает на свою территорию иностранные авиакомпании, поэтому добраться до Пхеньяна можно лишь местными авиалиниями. Всё в старенькой ТУ-шке – от убранства салона и забавных пропагандистских журналов до плохо ощипанной жесткой курицы – напоминало советское детство. Было немного страшно – сколько же миль налетал этот борт?! Но праздничное настроение взяло верх, и мы провеселились весь короткий полет.

Представители корейской стороны и российского Посольства встретили нас в пустом и выстуженном зале прибытия аэропорта Пхеньяна. В большом светлом помещении – только деревянные кресла и голые витрины с женьшеневой водкой. Молодые продавщицы явно мерзнут. Неуютно.

На таможенном контроле у нас отбирают мобильные телефоны – пользоваться ими в стране запрещено, вернут на обратном пути.

Сразу из аэропорта, по незыблемой традиции, везут к памятнику Ким Ир Сену, где корейская сторона дает всем чахлые букеты для возложения. И только после этой обязательной процедуры мы можем ехать в свою гостиницу в Российском Посольстве.

В машине у встретившего нас дипломата Игоря Агафонова поет Шевчук. Игорь – не только дипломат и кореевед, но и поэт, писатель и музыкант. Общаться с ним легко и интересно.
А за окном автомобиля – совершенно невиданная картина. Машин на улицах совсем мало. Светофоров нет – вместо них на перекрестках стоят статные красивые девушки-регулировщицы. Поворотники на некоторых троллейбусах нарисованы краской. А сами троллейбусы опоясаны звездами. Спрашиваем, что это означает – оказывается, каждая звезда – это несколько тысяч километров пробега. Вот такие ветераны.

Регулировщица. Пхеньян.

Регулировщица. Пхеньян.

Сквозь витрины магазинов просматриваются абсолютно пустые прилавки. А на некоторых окнах вместо стекол натянут целлофан.

Двое знакомых рассказывали, что после посещения Северной Кореи долго не могли выйти из тяжелой депрессии – так больно было думать о тех, кто живет за “железным занавесом”. Начинаю их понимать. А ведь Пхеньян – это фасад, столица.

Ну, а в посольстве нас ждут – не дождутся. В гостинице холодно – в Пхеньяне очень плохо с электричеством. Но как тепло на душе от радостных улыбок!

Муж сразу включился в работу – нужно обустроить зал для службы. Ему помогает супруга посла. А я засмущалась – никого не знаю, заняться пока нечем, спряталась в угол.

“Кто это у нас тут такой молодой и красивый? Ах, Вы с батюшкой приехали?”, – посольские дамы не дали заскучать и повели показывать здание.

Пока я гуляла, из суеты и хаоса образовалось храмовое пространство. Меня, “клирос”, супруг поставил с нотами за столик, как какую-нибудь билетершу на входе. Непривычно и немного смешно, но начинается Всенощная, и мысли слетаются в одну точку. Перестаешь замечать, что вокруг – обычный советский зал. И, словно и не ты сам поешь – а весь эфир поет и звенит – в мире Рождество!

А утром все причащались за Литургией. И были слезы радости в глазах – люди не могли поверить, что вот они – в закрытой коммунистической Северной Корее – и к ним пришло Рождество! Настоящее! Не чудо ли?!

Было много интересных встреч с разными людьми – все спешили пригласить батюшку. Был очень теплый вечер в гостях у посла Андрея Геннадьевича Карлова и его супруги Марины Михайловны – сколько раз я потом вспоминала эту удивительную умную интеллигентную пару. Были поездки по городу в сопровождении (без сопровождения иностранцам передвигаться запрещено). Было все время холодно. Было невероятно горько видеть людей, которых ведут “к победе коммунизма”, и было смешно, когда экскурсовод оговорился и вместо слова “рассказ” произнес: “сказки об истории Северной Кореи”.

Через четыре дня мы вернулись в солнечный зимний Пекин, уютно пахнувший углем, печенными каштанами и специями. Словно – в царство жизни. И тут только я прочувствовала, почему все последние четыре дня у людей так часто звучало слово “чудо”. Эта служба, одна из тысяч, служившихся по всему миру, для Пхеньяна была маленьким рождественским чудом.

В том месте, где родился Спаситель

10647101_762053097171630_9194252044155952189_nАнастасия Горшкова, начальник управления информации и общественных связей Департамента межрегионального сотрудничества, национальной политики и связей с религиозными организациями г. Москвы

Самое запоминающееся Рождество случилось четыре года назад. Мы повезли детей на Святую Землю в паломничество. Причастились спокойно в Гефсимании в Сочельник, чтобы ночью ехать в Вифлеем, но не расстраиваться, если будет столпотворение, и мы не сможем зайти на службу. За день человек пять местных матушек-батюшек рассказали леденящие душу истории о том, как все непросто на праздники в Вифлееме.

Но, приехав почти к полуночи к храму Рождества Христова, мы каким то невероятным образом не просто вошли внутрь, но и спокойно спустились в пещеру Рождества ровно за пять минут до начала литургии. За следующие пять минут случилось столпотворение. Греческое духовенство натурально с кулаками стало расчищать пространство, буквально за шкирки хватая и детей, и женщин, и монахов, чтобы вытолкать из пещеры наверх. А нас почему то никто выгонять не стал, а наоборот усадили поудобнее прямо в приделе, где ясли. Там всего человек десять помещается, из них четверо – мы. Служба пролетела, будто миг, причащались со слезами, радуясь такому чуду – встретить Рождество Христовой ровно в том месте, где и родился Спаситель миру. В детях с той ночи вера стала явственно крепче, как-то живее чувство близости Бога. А моя жизнь так и вовсе кардинально переменилась в тот невероятный год. Но это уже совсем другая история.

И каждый раз, когда мне кажется, что сил больше нет, что я больше ничего не могу сделать, чтобы изменить мир к лучшему…когда собираюсь опустить руки, все бросить или даже просто полениться, я вспоминаю волшебное Рождество в яслях, встаю и иду дальше.

В Эфиопию – назад в прошлое…

Алексей Лидов, историк искусства, византолог

MG_3547-580x386

Наверное, самым необычным было Рождество в 2011 году в Аксуме, древней столице Эфиопии. В эфиопской традиции это место считается святым, потому что в одном из храмов города, по преданию, хранится Ковчег Завета, который никто не может увидеть.

Согласно эфиопскому преданию,  Менелик, сын царя Соломона и царицы Савской, которая была правительницей Эфиопии, побывал в гостях у отца и отправился обратно к матери. Соломон дал ему в сопровождение самых ярких и талантливых еврейских юношей, но они решили, что никак не могут пойти в далёкую страну без главной святыни – Ковчега Завета и похитили его из храма. Таким образом, согласно преданию, Ковчег оказался в Эфиопии.

Сам храм, в котором, как считают жители Эфиопии, находится Ковчег, – место поклонения верующих.

Рядом с ним, небольшим по размеру – находится главный храм Аксума – древнейший во всей Эфиопии. Ночная праздничная служба, на которой я оказался в Рождество вместе с друзьями и коллегами, поразила меня по многим причинам. Эфиопская литургия совсем не похожа на то, к чему мы привыкли. Самое удивительное, что во время богослужения – танцуют под аккомпанемент специальных инструментов, в частности, барабанов с камнями внутри, перевязанных специальными лентами.

Нас, белокожих гостей-европейцев, принимали в храме очень хорошо. В том числе, не накладывали никаких ограничений на наших коллег – женщин, хотя эфиопские женщины во время богослужения не имели права присутствовать в храме: они сидели вокруг него.

Все мужчины, участвовавшие в службе, были облачены в одинаковые белые одежды, в руках держали посохи и особые колокольчики. Трудно было понять, кто есть кто: кто – мирянин, пришедший помолиться, кто – священник, кто – епископ.

Было ощущение, что ты попал в раннехристианскую древность, еще не разорвавшую связь с иудейской традицией, которая была очень сильна Эфиопия.

Главный подарок к Рождеству

c62f8ecaadc7ff8d73bd058e0c2

Любовь Казарновская, оперная певица, Заслуженная артистка Российской Федерации

В этом году я уже получила главный подарок на Рождество. Совсем недавно в конце декабря на благотворительном аукционе в Брянске мой лот, журнал “Углече Поле”, был приобретен бизнесменом. Вырученных средств хватит на полную оплату лечения четырехлетней девочки, которая год назад стала инвалидом: ей будет проведена операции в Китае. В оплату входит проезд и проживание для девочки и родителей.

Для меня это – самое настоящее чудо.

Если вспоминать о прошлых встречах Рождества, то это, конечно детские воспоминания. У меня бабушки были по-настоящему глубоко верующими, воцерковлёнными. Так что, несмотря на советскую власть, они жили обычной церковной жизнью, ходили в храм, постились. На Рождество пели попевки, «Да исправится молитва моя» композитора Павла Чеснокова. Мы садились за стол, зажигали свечи, молились. Обязательно пеклись пироги – с яйцами, или, если удавалось достать, с осетриной. Бабушка с вечера ставила тесто, я ей помогала.

Несмотря на то, что папа и мама были крещены, они, занимавшие высокие посты, были в стороне от всего этого. Папа даже чуть-чуть подсмеивался над бабушкой: «Мама, ну что ты опять!». Она отвечала ему: «Юрочка, над этими вещами не смеются, Богом человеком живет, с Богом – совершает подвиги».

Вообще, не смотря на все, главными праздниками в доме были именно Рождество и Пасха.

В маленьком уютном храме…

file637txniiiu812ordlvs-580x326

Владимир Хотиненко, режиссер, Народный артист России

Необычным было Рождество в маленьком французском городке, в уютном, почти домашнем храме, где собираются потомки эмигрантов первой волны. Из них уже мало, кто говорит по-русски, но обстановка  очень трогательная, душевная, тёплая. Прихожане оторваны от русской жизни,  как-то особенно ностальгически воспринимают все, что связанно с ней. Интересно, что служба шла и на церковнославянском, на русском и на французском, и на греческом.

Как-то в Рождество я оказался в Вашингтоне. Непривычно мне, жителю средней полосы России, было видеть чернокожего дьякона. И этот вроде бы незначительный факт подчеркивал и усиливал ощущение, что православие –для всех народов, независимо от национальности и цвета кожи, оно объединяет всех, делая братьями во Христе.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Десятки жителей Эфиопии погибли при давке на религиозном фестивале

Праздник перерос в оппозиционную акцию, которую полицейские жестоко разогнали

Колядка из Торонто для недоношенных младенцев (+видео)

Канадские медсестры поздравили своих подопечных с Рождеством

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: