Русская катастрофа 1917 года: сползание в беззаконие (+видео)

О важнейшем уроке Февральской революции – продолжается беседа протоиерея Александра Ильяшенко и профессора Владимира Лаврова.

Играли и доигрались

Протоиерей Александр Ильяшенко: Мы продолжаем говорить о русской катастрофе 1917 года. Эта катастрофа имеет давние и, самое главное, нравственные корни, это очень важно. Нам в советское время говорили, что причиной были экономические и военные неудачи. Да, в войне против такого грозного противника, как Германия, конечно, некоторые неудачи были неизбежны, но в целом война приближалась к победоносному концу.

Разве можно воевать без неудач, когда сражаешься едва ли не с самой мощной армией мира? Оказалось, что русская армия переломила эту германскую силу, но, тем не менее, революция произошла, и это факт. Она имеет нравственные корни, которые проявились и в положении, и в отношении Русской Православной Церкви к тем событиям, которые грянули.

Тогда казалось, что эти события ведут к раскрепощению России, к свободе, понимаемой не по-христиански.

Потому что свобода по-христиански – это свобода от греха, свобода быть чадами Божиими. А не либеральные ценности, которые очень часто оборачиваются псевдоценностями.

Владимир Михайлович, что вы скажете об отношении Русской Православной Церкви, ее лучшей части, будущих новых мучеников к событиям февраля 1917 года?

Профессор Владимир Лавров: Это острейший и тяжелейший для нас, верующих, вопрос, поскольку Синод приветствовал революцию и приветствовал свержение законного государя Николая II. Под документом Синода в том числе стоит подпись замечательного святого – Патриарха Тихона.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Будущего патриарха.

Профессор Владимир Лавров: С ноября 1917 года. Если объяснять позицию Синода в марте 17-го, то можно, конечно, говорить, что Петр I превратил Церковь в синодальный период в какой-то государственный институт и инструмент, что иерархи не привыкли, боялись проявлять самостоятельность. Не без всего этого.

Протоиерей Александр Ильяшенко: А при Алексее Михайловиче они не боялись, когда засудили Патриарха Никона по указке государственной власти?

Профессор Владимир Лавров: Но тот же Никон смел свои суждения иметь.

Протоиерей Александр Ильяшенко: А его последователи как бы не дерзали.

Профессор Владимир Лавров: Покорность иерархов власти была и есть. Но Тихон-то – мужественный человек, какую правду смел говорить Ленину на Красной площади в Казанском соборе! Тихон не побоялся бы, если бы считал, что следует выступить. Но и он был захвачен этим полем притяжения, когда все в каком-то потоке летели в пропасть, даже Тихон, если говорить о марте 1917 года. Что это? Я думаю, это во многом недооценка того, какой замечательной страной была царская православная Россия, недооценка. Хотели лучшего, еще лучше, это какой-то русский максимализм.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Причем, не сформулировав цель. Что значит, еще лучше? Как у Галича в песне про царские времена: «При нем водились караси, и погулять, и было выпить на Руси». У Аркадия Аверченко есть замечательный рассказ, как в послереволюционной России собираются бывшие гурманы и рассказывают друг другу, как они раньше обедали в ресторанах. Сейчас читать это просто невозможно смешно, потому что мы и названий таких не знаем.

Страна была сытая, страна шла путем индустриализации, она могла выстоять в борьбе с одними из самых индустриализованных стран – Германией, Австрией. При этом могла накормить свое население. Что еще нужно было? О ком они заботились? Чтобы они могли еще свободнее говорить, как они не согласны с властью? Или как их обижают? Повторяю, не была сформулирована цель. Вам мало, или вы заботитесь о народе, чтобы ему было чего-то больше? Он был вполне доволен. Были проблемы со здравоохранением, с образованием – это общегосударственные цели, на которые нужны огромные средства, которые можно выделить постепенно, сразу всё выделить нельзя. Нужно было набраться терпения и формулировать задачи и цели, к которым нужно стремиться. Царская власть вполне была способна справиться с этими задачами.

Владимир Лавров и протоиерей Александр Ильяшенко

Владимир Лавров и протоиерей Александр Ильяшенко

Профессор Владимир Лавров: В образованном обществе имела место азартная игра в критику власти, в критику царя, игра в оппозицию, в свободу слова, в революцию – играли и доигрались. Уже потом, кто в эмиграции, кто здесь в тяжелейших условиях, осознали, какую страну мы потеряли.

Заигрались. Если брать лидеров демократической оппозиции, которые взяли власть в феврале-марте 1917 года, они вообще исходили из того, что «мы придем к власти, решим быстро все проблемы».

Протоиерей Александр Ильяшенко: Не исторический подход. Проблемы ставятся, формулируются, ищутся способы их решения. Их решить нельзя, но нужно их решать – жизнь все время ставит какие-нибудь новые проблемы.

Николай II – герой Великой Отечественной войны!

Профессор Владимир Лавров: Вопрос о революции очень сложный, здесь не все понятно. Не было революции, а потом произошла. Причем ничего ужасного в стране не происходило: карточек нет, на фронте ситуация складывается неплохо, экономика снова развивается. И обвал. Вот этот обвал, видимо, прошел через мозг, через сердце, через непонимание, каких больших успехов мы достигли при этом самом самодержавии.

Протоиерей Александр Ильяшенко: Оказывается, во время войны была заложена серия дредноутов, которые по своим характеристикам, в принципе, могли бы принимать участие и во Второй мировой войне. Они вполне были на уровне, чуть-чуть послабее тогдашних кораблей, причем уступали в скорости хода, а так они были вполне на уровне. Каждый из них был водоизмещением 30 тысяч тонн. 30 тысяч тонн – это примерно тысяча километров железнодорожных путей. Заложили на Балтике четыре таких корабля. От Петрозаводска до Мурманска по скальным породам за год проложили тысячекилометровый железнодорожный путь. А в Великую Отечественную войну снимали рельсы с БАМа, потому что в стране не было металла. Таких кораблей, конечно, не строили, просто не хватало на нужды фронта, и пришлось переплавлять эти рельсы на металл для войны. Вот разница.

Профессор Владимир Лавров: Я тоже выскажу такую же парадоксальную мысль: Москву от Гитлера удалось отстоять благодаря императорам Николаю II и Александру III. Почему? Потому что они построили Транссибирскую магистраль, по которой были переброшены дивизии с Дальнего Востока и Сибири, спасшие Москву в декабре 1941 года. Не будь этой железной дороги, они бы не поспели, Москву бы не удалось удержать. Вот вам, Николай II – герой Великой Отечественной войны.

Церемония закладки транссибирской магистрали. 1891 год

Церемония закладки транссибирской магистрали. 1891 год

Протоиерей Александр Ильяшенко: Очень интересный поворот. Да, как много закладывалось тогда, еще при царской власти, которую, к сожалению, по инерции, идущей с тех давних времен, продолжают нивелировать, осуждать, смеяться, опускать всячески, и средствами кинематографа в том числе.

Профессор Владимир Лавров: Хочу еще вот о чем поразмышлять, на что обратить особое внимание. Николай II – это законный глава государства, это законная историческая многовековая власть.

Стоило обрушить законную власть, и постепенно началось сползание во все большее и большее беззаконие – красный террор, ГУЛАГ, концлагеря, пытки, отмененные еще Александром I, но де-факто введенные при Ленине и Дзержинском.

А официально пытки были узаконены в 1939 году решением Сталина.

Стоило свергнуть законную власть, и началось сползание во все большее и большее беззаконие и насилие. Зачем свергать законную власть? Это важнейший урок из Февральской революции – нельзя свергать законную власть!

Протоиерей Александр Ильяшенко: Меня как-то спросили: как вы относитесь к фальсификации истории? А разве есть история? Это во-первых. Во-вторых, научный метод предполагает, что возникает нечто новое, открываются новые факты, появляются новые документы, и сложившуюся точку зрения можно пересматривать. Какая здесь фальсификация? Наоборот, наука должна развиваться. Для того, чтобы не было мифов, должна быть настоящая наука.

Настоящая наука должна стать достоянием очень широкой аудитории, тогда люди будут понимать, что им рассказывают мифы, которые ни на чем не основаны или основаны на недостоверных фактах, или на неправильном толковании и интерпретации этих фактов. Тогда люди смогут сами различать, чему можно верить, а чему верить нельзя.

Сейчас мы на этом остановимся и в следующий раз продолжим нашу очень интересную, как мне кажется, беседу.

Текст: Тамара Амелина

Видео: Виктор Аромштам

Историческая миссия России

Цикл бесед об исторической миссии России – попытка с духовно-нравственных, православных позиций осмыслить важнейшие события отечественной истории.

Ведущий – протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, руководитель интернет-порталов «Православие и мир», «Непридуманные рассказы о войне», основатель постоянно действующего мобильного фестиваля «Семейный лекторий: старое доброе кино», член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

Гость – историк Владимир Михайлович Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, профессор Николо-Угрешской православной духовной семинарии, академик Российской академии естественных наук.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
1917 год за 5 минут – архивная кинохроника

От февраля до октября, от Государя до Троцкого – в одном коротком фильме

И вот мы уже все историки!

В стиле 1937-го: почему опасно “играть в историю”

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: