С тех пор я не ищу больше Истины в других религиях

|

Не помню, с какого возраста я начала задумываться о Боге. Но когда мне было 4 года – умер мой дедушка, и это была моя первая встреча со смертью. Мне стало страшно: ведь и я когда-то умру, и не могла смириться, что меня не будет.Тогда для моего отчаяния было два выхода: 1) пока я вырасту – люди что-нибудь придумают от смерти; 2) после смерти есть жизнь.

Моя прабабушка была очень набожная, и может быть её молитвами со временем Бог привёл меня к Православию. А в школе я, как и все, была «примерной пионеркой», с гордостью носила красный галстук. «Честное пионерское» было для меня не пустым словом. Я говорила, что Бога нет. Но это скорее было не потому, что была абсолютно уверенна в невозможности существования Бога, а потому, что серьёзно о Боге не думала, а говорила, потому что так многие говорили.

В 90-х годах на прилавках стали появляться книги об НЛО, о карме, реинкарнации, восточные учения. Мой атеизм плавно стал рассеиваться. И я с жаждой начала поглощать всё, что касается «высшей материи»: Д.Андреев, Блаватская, Рерих, Лазарев. По книжкам высчитывала, кем я была в «прошлой жизни», и искренне верила во всё, что мне эти книги предлагали. В школе некоторые учителя тоже интересовались потусторонним, и иногда для нас детей рассказывали о барабашках, НЛО и призраках. В старших классах был у нас предмет «психология», но психологии как таковой не читали, а рассказывали о чакрах, медитации и даже проводили сеансы. А вот сеансы гипноза Кашпировского во мне всегда вызывали ужас. И мои родители не могли меня усадить к телевизору. Разные секты меня тоже не привлекали, я боялась того, что опыты трансов и другие приёмы ещё не изучены, и не известно какие могут быть последствия. Поэтому я ограничивалась только чтением книг, не уходя в «практику».

Когда мне было 12 лет, заболела моя бабушка, она была прикована к постели 5 лет. Я очень её любила, и потерять её для меня было непереносимо. Это был один из самых тяжёлых периодов всей нашей семьи: недосыпания, переживания и борьба за её жизнь. Она была человеком крещённым, но не верующим, хотя по образу жизни была по-настоящему жертвенным человеком. Прошла войну, после войны работала фельдшером, и в любое время дня и ночи, если её просили посмотреть больного – шла. Часто рассказывала мне о своём детстве, о храме, о том как, будучи маленькой девочкой и, не имея бумаги для рисования, рисовала в церковных книгах угольком, – за что ей от мамы доставалось. Бабушка мне читала молитву «Отче наш», рассказывая, что без молитвы за стол не садились. Из этой молитвы я выучила только первые несколько строк. Странно, я никогда не видела храмов, но когда бабушка мне живописно рассказывала, я представляла его стены, иконы, свечи. И потом, когда мне уже в подростковом возрасте пришлось впервые войти в храм, я не удивилась, мои представления совпали с тем, что я увидела, было такое чувство, что храм мне знаком давно.

Продолжая о бабушке, за эти 5 лет страданий она обратилась к Богу. А я всё рассказывала ей о высшем разуме и других мирах. Она просила нас купить ей крестик. Мы крестик купили, но вместе с ним и талисман, «прибавляющий энергию». По её просьбе в 13 лет я покрестилась. Тогда все религии и Православие я считала как разные пути, ведущие к Богу, и не важно каким путём идти. Два раза мы приходили с мамой в Церковь покреститься, и два раза не складывалось. Тогда мы решили: пойдём в третий раз, и если опять расстроится, тогда креститься совсем не будем. Слава Богу крещение состоялось! Это был первый мой вход в храм. Пока ждали в очереди креститься, я стояла возле Распятия и с ужасом смотрела на раны от гвоздей на ногах Христа, даже закрывала глаза, чтобы не видеть. Но опять смотрела и смотрела.

Это было моё первое глубокое впечатление. Тогда я покрестилась только для того, чтобы Бог помогал, а о том, какая теперь моя обязанность как христианки – я не знала. Ничего я не знала ни о таинстве исповеди и Причастия, ни о том, что в храме поют и зачем молятся. Крещение воспринимала как что-то магическое, которое должно помочь в жизни. Евангелие я не читала, но эта Книга дома у нас была, даже не знаю откуда. Когда я училась в 9 классе – предстоял у меня экзамен по украинской литературе. И я, исходя из потребительских позиций, просила у Бога, чтобы мне попался 17 билет, и пообещала, что тогда прочитаю всё Евангелие. Каково было моё удивление, когда этот билет мне и попался. Но с исполнением обещанного я не спешила. Потом как “честную пионерку” меня начала мучить совесть. Думаю: ну прочитаю одну главу. С неохотой я начала читать.

Сначала было всё непонятно, но потом всё интереснее и интереснее. Конечно, я тогда больше воспринимала в историческом контексте, но и это произвело впечатление. Я стала больше думать о Христе, о том, зачем нужна была такая смерть, а не о строении параллельных миров и развитии способностей.

Однажды, разбирая старые литературные журналы, попался на глаза журнал «Новый мир» за 1988г, и там была подборка стихов неизвестного мне поэта – Николая Владимировича Стефановича. Его стихи проникли до глубины души, в них было что-то, чего я ещё не знала, но к чему стремилась и моя душа:

Утро

Сейчас в заборах ни одной доски
Не назовёшь по- прежнему доскою
И не уймешь крестящейся руки-
Так утренние улицы легки
И небо православное такое.

Познай же Бога, ясного насквозь,
Пока портфелям, тезисам и книжкам,
Пока вещам закрыть не удалось
Лицо Его, открывшееся слишком.

***

Казалось душу исковеркаю,
И страшен груз, и нет пути,
Но крест сверкнул над старой церковью,
Во мгле невидимый почти.
А над церковною оградою
Летят большие облака,
И окрыляя вдруг и радуя,
И ноша тяжкая легка…

Это московский поэт, в прошлом – актёр театра им. Вахтангова, современник Б.Пастернака, с которым он вёл переписку. Стефанович при жизни мало печатался, был известен как переводчик. Со временем, я по крупицам собирала материалы по его творчеству, стихи, поэмы и сделала небольшую страничку : http://nstef.narod.ru

После крещения, через 4 года, я побывала первый раз в монастыре: в Киево-Печерской Лавре. Хорошо душой мне было там. При всём при том, что я всегда боялась кладбищ и умерших, спустившись в пещеры к преподобным отцам Киево-Печерским, я страха не чувствовала, а было наоборот спокойно, и я не могла объяснить: почему так?

В 1997 г., когда мне было 19 лет, мы всей семьёй отдыхали в Трускавце (на западной Украине) и там организовывалась экскурсия в Почаевскую Лавру. Именно эту поездку я и считаю началом своего обращения. Как помню, она была на 20 июля. Тогда всё как бы препятствовало этой поездке. Купили мы билеты на автобус, а потом никак не могли их найти. Все полки пересмотрели – билетов нет. Подходим к автобусу, а нас не пускают. Еле уговорили, что мы не обманываем. Там я первый раз услышала церковное пение, и так оно мне понравилось, – я стояла и не могла наслушаться. Я смотрела на лица монахов, это были не лица, а лики. Я чувствовала, что совершается что-то великое, но слов разобрать не могла. Это потом я узнала о Литургии. Мы приложились к Чудотворной иконе Божией Матери и побывали в подземной церкви у мощей св. Иова Почаевского. С той поездки я начала осознавать, что Православие и то, что я читала, – совсем несовместимо. Что же я читаю о других религиях, а своей вовсе не знаю.

Теперь я начала искать Православную литературу. И опять пошли книги, а в Церковь Бог привёл через два года спустя. Тогда болела моя сестра и оставалась одна последняя надежда – Церковь. Нам посоветовали поговорить с одним священником, но, как и тогда при крещении, два раза мы приходили, а батюшка был занят (или его не было в эти дни). Придя в третий раз, мы решили поговорить с любым батюшкой, который будет мимо проходить. Бог послал нам другого священника, и я благодарю Бога, что именно он тогда «проходил мимо». В моём представлении священник был старик, убелённый сединами, который совсем отрешен от людей, и с высоты смотрит на всё мирское, который не сможет меня понять.

Но я увидела совсем обратное! Его открытость и простота поразили меня. Такая доброта была в его глазах! За несколько минут общения, мне казалось, что я его уже давно знаю. Потом была первая моя исповедь и причастие! И с тех пор я не ищу больше Истины в других религиях, т.к. здесь я нашла Того, кого искала – Христа.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Число христиан к 2050 году увеличится на миллиард

Число христиан увеличится во всех регионах мира, кроме Европы

Великий пост и мемуары: что читать в эти дни

«Разведка и Кремль», «Дальняя дорога» и другие страшные воспоминания

Дед с цветной фотографии

В селе он был единственным вернувшимся с войны парнем

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!