Самое драгоценное наследство – это наша вера и наши друзья

О кризисе семьи в наши дни говорят часто: больше половины браков по статистике заканчиваются разводами, в большинстве семей сотни нерешаемых, казалось бы проблем, нередко даже в тех семьях, где супруги сохраняют брак, атмосфера в доме далека от атмосферы мира, любви и гармонии. Не всегда получается построить малую Церковь и православным супругам. Мы попросили протоиерея Александра Ильяшенко, настоятеля храма Всемилостивого Спаса города Москвы рассказать о своей семье и о том, как строить семейную жизнь. В большой семье отца Александра и матушки Марии Ильяшенко 12 детей и уже 18 внуков.

Справка :

Протоиерей Александр Ильяшенко – коренной москвич, родился в 1949 г. Выпускник Московского Авиационного Института (факультет “Двигатели летательных аппаратов”), долгие годы жизни посвятил работе в Институте атомной энергии им. Курчатова, занимаясь нейтронно-физическим расчетом ядерных реакторов. В 1995 году, по окончании Православного Свято-Тихоновского Богословского Института (ПСТБИ, Богословско-Пастырский факультет), он принял сан священника.

Отец Александр – настоятель храма Всемилостивого Спаса в бывшем Скорбященском монастыре и также служит в храме святителя Николая в Кузнецах. Также о.Александр работает в секторе отдела по взаимодействию с МВД Отдела Московского Патриархата по взаимодействию с вооруженными и правоохранительными силами.   Отец Александр также возглавляет редакцию крупнейшего миссионерского интернет-портала «Православие и мир» www.pravmir.ru .

В семье о. Александра Ильяшенко крепкие, нравственные и духовные традиции. Супруга, матушка Мария, врач-педиатр по образованию, происходит из духовного рода. Ее дед – священник Владимир Амбарцумов – новомученик, в 1937 году пострадал за веру, за Христа, был расстрелян, в 2000 году, на Архиерейском Соборе причислен к лику святых Русской Православной Церкви. Его сын, Евгений Владимирович, тоже не убоялся принять духовный сан, хотя для этого ему пришлось уехать из Москвы. В его семье было восемь детей. Трое из пяти сыновей также священники.

Самое драгоценное наследство

 

 

– Отец Александр, скажите, Ваша семья была верующей?

– Моя мама была верующей, папа был сочувствующим. Окружающее советское общество было атеистическим, но в нашей семье вера вызывала уважение.

Помню, как один раз я пришел из института, а моя мама была дома после операции – у нее был рак, но она не падала духом, все время что-то делала, рукодельничала. Я увидел у нее Библию на английском и стал с задором пересказывать атеистическую пропаганду и все «объяснять». Мама ответила мне: «Возможно, и тебе она однажды пригодится». Тогда я выдал новую порцию атеистических фраз. «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай…», – ответила мама, не закончив фразу, это сделал я, радостно воскликнув: «Глупца!».

После смерти родителей дети часто приходят к вере, так случилось и у меня.

В семейной жизни нам помогали молитвы крестных и друзей. Были трудности, но все сложности превозмогает поддержка и молитва близких, вокруг нас всегда было много хороших людей. Самое драгоценное наследство, которое нам оставили родители – это наша вера и наши друзья.

 

– Расскажите, как создавалась Ваша семья, как вы познакомились с матушкой?

-С Марией Евгеньевной мы познакомились в доме наших крестных: обе наши семьи были связаны с семьей Ефимовых. Борис Петрович был моим крестным, а Екатерина Александровна – крестной Марии Евгеньевны. Это были удивительные люди – подвижники, вынесшие на своих плечах страшную эпоху гонений. Екатерина Александровна была талантливым математиком, но из-за того, что она была верующей, ей пришлось уйти из аспирантуры мехмата. В те годы регулярно проводились «чистки», пригласили на такое слушание и ее. Конечно, все ее любили, никто не желал ей зла, но нужно было задать вопрос, верующая ли она или нет: она ответила, что верит в Бога. Дело замяли, но научную карьеру ей пришлось оставить.

Мария Евгеньевна – внучка священномученика Владимира Амбарцумова, расстрелянного на Бутовском полигоне в 1937 году. Его сын, о.Евгений Амбарцумов, чтобы принять сан, должен был уехать из Москвы в Ленинград, оставить семью в Москве. Жить его жене Татьяне Александровне с тремя детьми было негде, поэтому они жили у Ефимовых. Моя будущая жена родилась в Москве, а когда Маше было несколько месяцев, они переехали к отцу Евгению.

У Маши были способности и большой интерес к математике, она хотела получать высшее математическое образование, но дома ее отговорили: будущей мамочке лучше уметь лечить детей, сказали ей, поэтому Маша пошла учиться на педиатра.

Борис Петрович Ефимов умер в 1973 году. Год спустя,   на годовщину его смерти, я приехал к Екатерине Александровне, приехала и матушка Татьяна Александровна Амбарцумова с дочкой Машей. За разговорами я сказал, что хотел бы поехать в Ленинград, оказалось, что Татьяне Александровне надо было остаться в Москве, она отдала мне свой билет, и мы с Машей поехали вместе в поезде. Всю дорогу мы разговаривали в тамбуре, и я сказал фразу, которая ее покорила. Я сказал, что семья должна быть большая.

По приезде Маша и ее братья показали мне город, а когда я вернулся в Москву и сел писать благодарственное письмо в Ленинград,   то понял, что мне надо ехать обратно и делать предложение. Это было чисто интуитивно. Я поехал к духовнику и крестной и, получив их благословение, вновь поехал в Ленинград. Приехал я утром в субботу или воскресенье, Маша была в храме на службе. Я встретил ее, и мы пошли   гулять по городу, побывали на могиле отца Евгения. Я все не решался заговорить о цели приезда, мы гуляли за городом, но наступил вечер и я понял, что отступать некуда. Потом мы пришли домой и мы попросили благословения у Татьяны Александровны, мамы матушки. Весной мы расписались и обвенчались.

После свадьбы некоторое время мы жили врозь, так как Маша заканчивала институт. Мне повезло, удалось по низкой цене приобрести двухкомнатную кооперативную квартиру. Он была на седьмом этаже дома, и мы называли ее «на седьмом небе».

Единодушие и поддержка

 

 

– Отец Александр, что самое главное в семейной жизни, что надо знать с самого начала? Получалось ли это вас, в начале вашего семейного пути?

– В семейной жизни главное – поддерживать друг друга. Важно, чтобы человек чувствовал себя нужным, любимым, значимым. Во взаимоотношениях с супругом, в построении отношений надо опираться на лучшее, тогда и человек будет стремиться к лучшему. Матушка всегда это понимала, стараясь возвысить меня в моих собственных глазах, придать уверенности в себе.

Когда возникают какие-то разногласия, важно искать конструктивные пути их преодоления, и это тоже всегда удавалось матушке. В любом конфликте можно сделать упор на разделение, сказать: «Это ты виноват!», а можно наоборот найти конструктивное объединяющее решение. Зло – это небытие, Господь не творил зла, поэтому надо уметь относиться к злу, разделению, ссорам как к небывшим. Надо уметь прощать и уметь забывать.

Самое главное в семье – единодушие. Если во всех обстоятельствах супруги вместе, поддерживают друг друга, то все устраивается правильно. В семейной жизни очень важны смирение, здравый смысл, чувство юмора и уважение к личности.

 

– Частая проблема и причина разногласий в семье – когда муж мало времени уделяет семье, не стремится после работы домой, его обременяет жена и дети. Жена подчас тоже хочет монополизировать все время мужа и требует, чтобы он неотлучно находился при ней все нерабочее время. Были ли такие проблемы у Вас?

– У меня был скорее крен в сторону семьи, мне всегда доставляла удовольствие домашняя атмосфера. И домашняя атмосфера очень важна, ее создают супруги. Когда дома хорошо, то дома быть нетрудно. Когда дома хорошо, то домой хочется приходить пораньше. У нас с женой был общий круг общения, общие друзья, когда-то я мог уйти куда-то один, если матушка с детьми не могла пойти со мной, она к этому относилась спокойно. Конечно, есть случаи, в которых нельзя оставить человека с грузом домашних проблем: видно, когда человек изнемог и у него нет сил, а когда он может и один остаться с домашними делами. Муж должен поддерживать спокойное, уравновешенное состояние жены без стрессовых перегрузок.

 

Если Бог детей дает, то и на детей дает

 

 

– 12 детей, 18 внуков. Было страшно пред рождением нового малыша? Как прокормить, где жить, во что одевать?

– Конечно, было иногда страшновато: первый ребенок – нормально, второй – нормально, а с третьим было страшновато. Но матушка ждала каждого малыша с большим энтузиазмом, и это чувство радости передавалось и окружающим. Дети тоже с нетерпением ждали появления нового малыша и часто спрашивали, когда же наконец родится еще один ребеночек. Я видел, что матушка не боится, и со временем этот страх прошел сам, появилось чувство, что все устраивается. И действительно все со временем устроилось. У нас были сложные ситуации, но не было тупиковых, таких, что не прорваться.

 

– Помните, на нашем портале «Православие и мир» некоторое время назад мы проводили опрос многодетных семей: мы просили рассказать, замечали ли люди в своей жизни, что, если Бог детей дает, то и на детей дает. Абсолютное большинство многодетных родителей ответили, что именно так в их жизни и было: с первыми детьми нередко были очень трудные условия жизни, а по мере рождения детей все проблемы неожиданно решались. Было ли так и в Вашей жизни?

– Да, так было и у нас. Самое трудно время   – это трое детей. И материально, и психологически. В дальнейшем уже становится понятно, что необходимо, без чего можно обойтись, как организовать время, как распределить траты. Когда Маша ждала четвертого, мы смогли купить домик в деревне, было и на работе продвижение.   В те времена были достаточно существенные детские пособия. С пятым ребенком мы переехали в большую квартиру, в сложные времена перестройки нам приходила помощь из Германии. Помогали друзья с дополнительной работой.

Конечно, в советские годы была возможность получить квартиру, хоть и не сразу, достаточно большую для нормальной жизни, сейчас с этим намного сложнее.

– Однако ведь и у вас было время, когда вы жили в двухкомнатной малогабаритной квартире и даже приходилось прибивать полочку, чтобы была возможность положить ребеночка… Потом – у всех ваших семейных детей семьи многодетные, то есть несмотря на современные трудные жилищные условия, все же у них уже очень большие семьи. В такой ситуации так просто обвинить во всем государство и ограничиться одним ребенком… Что придает уверенность Вашим детям?

Родительская любовь умножается с каждым вновь появившимся ребенком. Человек может быть полноценной личностью только, когда он кого-то любит, когда умеет и может любить. Если он никого не любит, то он несчастнейший из людей, обрекающий себя на пустоту и одиночество. Люди сами у себя похищают счастье, когда решаются прожить без детей, как нынче говорят: «для себя».

Наши дети выросли в православной семье, в среде, где иметь большую семью естественно, они видели, что не мы одни такие, что у многих друзей большие семьи. И получилось так, что как и в пословице «Если бог детей дает, то и на детей дает», у них тоже все устраивается, в том числе и с жильем.

– Иногда и один ребенок – это непосильный груз проблем, как было под силу вам с матушкой воспитать 12?

– Дети – это труд. Но воспитание детей – труд естественный, замысленный Богом, поэтому это труд посильный. То, что Господом замыслено, то естественно. Большая семья – это естественно. Поэтому Господь дает силы преодолеть трудности и часто исправляет и покрывает родительские ошибки своей благодатью. Господу угодно, чтобы родители воспитывали своих детей, Он дает и возможности их растить.

Дети – прекрасные педагоги, они учат нас смирению, учат нас обдумывать свои поступки, учат учиться на своих ошибках. Воспитание – это творческий процесс. Антон Семенович Макаренко воспитывал десятки детей, разного возраста, разного темперамента, это были дети, видавшие виды, а он прививал им любовь к порядку, дисциплине, закладывал нравственные основы. Он сумел наставить их на созидательный путь.

– Сложно наладить жизнь большой семьи? Один ребенок болеет, другого не накормишь, третий капризничает…

Спокойствие матери – это здоровье ребенка.   Если мамочка не погребена под грузом проблем, она не пропустит   болезнь ребенка, она сумеет вовремя среагировать, наладить жизнь, порядок, режим.   Но ничто не надо ставить в абсолют – накормить – нужно, но костьми ложиться, чтобы впихнуть в ребенка еду – не надо.

Важно, что еда должна готовиться с любовью и молитвой. Такую еду всегда приятно есть. Ребенок сам знает, сколько ему надо съесть, чтобы утолить голод, голод не тетка, захочет есть – сам прибежит. Мы запрещали перехватывать что-то между едой, это очень важно. Отказался от обеда, следующая еда во столько-то, до того времени еды не будет. Конечно, ребенку есть трудно, ложкой, вилкой он владеет намного хуже взрослого. Поэтому детей мы кормили из двух ложек – пока он несет свою полупустую ложку ко рту, его опережаем и даем полную ложку.

– Сегодня в обществе идут горячие споры о принципах воспитания детей. О допустимости телесных наказаний. Как Вы считаете, что самое главное в построении правильных отношений между родителями и детьми?

В отношениях с ребенком очень важно взаимное доверие.

Ремнем наказывать детей мне пришлось 1 или 2 раза. Если маленький ребенок начинает вести себя неуемно – это ошибка родителей: мы считаем само собой разумеющимся, что что-то делать можно, а что-то нет, а до детей надо это все доносить и растолковывать, чтобы дети были готовы преодолеть сложные ситуации, которые они могут встретить в жизни. Один из моих сыновей как-то разболтался одно время, разленился, стал подделывать отметки в дневнике и нам стало об этом известно. И   он понял, что мы догадались. Я захожу к нему в комнату, а он дневник спрятал в карман и говорит, что дневника нет, а дневник торчит из кармана. Повинную голову меч не сечет, а за   леность и вранье последовало наказание.

Строить отношения с детьми можно только на взаимном доверии. Я бы сказал, что педагогика – это искусство добиваться от человека, чтобы он делал то, что не хочет, но должен.

 

Неважно, сколько у тебя денег, важно, кто ты

 

 

– Вы часто говорите о том, что церковная жизнь помогает построить правильную семью. Это понятно верующему человеку: он просит благословения, помощи Божией во всех своих начинаниях. А помогает ли человеку общинная жизнь общение с верующими людьми в своем приходе, так ли важно создавать общины? Иногда и на одну службу непросто найти время пойти, если жить в режиме современной дикой гонки…

Семя Божие растет незаметно, а потом приносит свой видимый плод. Да, иногда ходить в храм было трудно, трудно все успеть и совместить.   Но церковная жизнь дает удивительный эффект помощи, которая приходит совершенно неожиданно. Общинная жизнь – это круг общих интересов, совместное времяпрепровождение, туристические походы и поездки, интересные взрослые, пожилые люди в общении с которыми дети молодежь может очень многое почерпнуть. Общинная жизнь имела для детей исключительное значение: они не сбились в компании, перед их глазами все время были положительные примеры друзей, духовная атмосфера – это очень важно.

 

Это был такой круг общения, в котором неважно, какая вещь на тебе сколько стоит и какова покупательная способность твоих родителей.   Важно, что ты – друг, что ты свой, надежный человек. Когда вещь становится идолом, душевные качества отходят на второй план. Человек отгораживается от других, замыкается на себе и начинает жить один в своей «драгоценной» раковине. Он укрепляется во мнении, что ценность его очевидна до тех пор, пока есть счет в банке. Члены многодетных семей в большинстве своем избавлены от этого. Им легче понять, что в очах Божиих драгоценна лишь человеческая душа, ценно то, на что она направлена.

Многодетная мать из церковной среды находится внутри широкого и очень разнообразного круга общения. Для воцерковленной женщины семья не является какой-то моральной перегрузкой, не потому, что женщина сильнее, здоровее или лучше работает, а потому что ей гораздо легче психологически. Она всегда найдет и интересный круг общения, и помощь, и совет. Она не одинока уже потому, что все, кто находятся рядом с нею, хорошо знакомы с трудностями современной большой семьи и знают не понаслышке, что такое, когда в семье много детей и работает один отец. Знают в многодетных семьях и что такое ограниченность в материальных средствах, и поэтому всегда готовы прийти на помощь нуждающимся и словом, и делом.

– Что еще важно в воспитании детей? Как подготовить ребенка ко встрече со взрослой самостоятельной жизнью?

– Как готовить детей к тому времени, когда они останутся наедине с миром (который во зле лежит и старается взять свое), чтобы они не сломались… В нашей семье мы прежде всего старались по возможности оградить детей от негативного влияния мира. Очень следили за кругом общения детей. Поскольку все наши друзья верующие и дети у них верующие, им не требовалось общения вне этого круга. Позже, к институту, человек уже как-то формируется, и к моменту, когда вступает в среду, вполне возможно, атеистическую и негативно относящуюся к вере, он уже имеет запас прочности.

Очень важно дать детям широкое образование, чтобы они были культурными людьми. Русская культура формировалась под влиянием Церкви и потому несет в себе глубочайшие пласты высокой христианской нравственности.   Кроме того, она дает широкий кругозор и наполняет человека очень важным и нужным опытом, помогая в трудных ситуациях находить достойный выход из положения. В качестве одного из примеров хочется привести «Капитанскую дочку» Пушкина. Это одно из лучших (если не лучшее) произведение мировой культуры – православное по духу, совершенное по форме. Просто поражаешься необыкновенной глубине прозрения и широте охвата проблемы устроения благородной христианской души. Посмотрите на коменданта и комендантшу, описанных с любовью, на Ивана Игнатьевича, которые бестрепетно, не изменяя чувству долга, умирают за то, что считают «святыней своей совести». Удивительно показана правда и красота характеров Петра Гринева и Маши Мироновой. И таким   резким диссонансом стоит Швабрин – изменник, предатель, подлец! Что такое благородство и что такое целомудренное отношение молодых людей, можно очень хорошо и глубоко изучить по этой книге.

Вот этот идеал – близкого ли вам человека, литературного ли героя, подвижника ли веры – всегда должен присутствовать в семейной жизни, чтобы одухотворять ее, поддерживать образом реальной жизни, вдохновлять на сопротивление злу…

 

Послесловие В 2000 году вышла первая книга отца Александра «Венцы царские, венцы крестные». В ней есть такие слова: «Меня часто спрашивают о том, как же мы с женой рассчитываем дать стольким детям образование. Когда в других семьях родители не в состоянии обеспечить поступление в институт одного ребенка. Да в том-то и дело, что мы не рассчитываем на себя, а уповаем на помощь Божию, и Господь не оставляет нас свей милостью. Дети поступают в институты, потихоньку устраивается их личная жизнь»,   – рассказывает читателям отец Александр. Прошло больше восьми лет, Господь не посрамил упования отца Александра и матушки Марии: у шестерых детей уже свои семьи, все семьи многодетные. Старшая дочь Татьяна закончила Педагогический университет,    кандидат филологических наук, у нее четверо детей, диакон Филипп– выпускник исторического факультета МГУ, кандидат исторических наук, отец шестерых детей,   Иван – программист и верстальщик, у него трое деток, Варвара филолог – выпускница Свято-Тихоновского университета. Александра, получив незакоченное высшее медицинское образование, поступила в Педагогический университет на филологический факультет и уже закончила на отлично первый курс, у нее 5 детей,   Даниил – врач-педиатр, Володя студент исторического факультета МГУ, Маша – студентка факультета почвоведения, Катя и Николай – студенты ПСТГУ, Сережа – студент-математик, Олечка – еще школьница.

У отца Александра большой приход, дружная община, все прихожане принимают деятельное участие в воссоздании приходской общины, все приходские семьи вдохновляет удивительный пример семьи отца Александра и матушки Марии.

Анна Данилова

 

Публикации протоиерея Александра Ильяшенко о семье:

Венцы царские, венцы крестные. М., Даниловский благовестник, 2000.

Как найти семейное счастье. М., Даниловский благовестник, 2001.

Публикации на портале «Православие и мир»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Могут ли у священника быть друзья?

О дистанции между прихожанами и пастырем

Друг-священник: почему бы и нет?

Дружба, как и все в нашем мире, может быть искажаема.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: