Самое время жить

|
Рак может забрать Наталью, молодую маму 4­х летней девочки и прекрасную супругу. Семья Натальи потратила всё, что у них было, в борьбе за жизнь Натальи, но ситуация по прежнему критическая.

Когда я была маленькой, то часто размышляла о том, что со мной случится в 23 года. Так выходило, что в мои 23 в мире наступал бы новый 2000­й год, а вместе с ним и новый век. Миллениум. И, помню, я никак не могла уснуть, мечтала, как я встречу этот новый век, какой я буду, что будет вокруг. Когда мне было лет шесть, 23 года казались глубокой старостью. Когда исполнилось 18 – те же самые 23 представлялись временем невероятных возможностей, до которых надо еще чуть­чуть потерпеть. Теперь, когда мне почти сорок, 23 – самая веселая и радостная пора жизни: все можно, все впереди, никуда не оглядываешься, знай себе ­­ несешься на всех парах. Наташе Тельной как раз 23 года. Она говорит, что слово «рак» ­ гулкое. И еще, даже если ночью Наташа вдруг забывает о том, что больна, то по утрам оно молоточком стучит ей в висок: рак, рак, рак… Наташиному раку – рефрактерной (возвращающейся) лимфоме Ходжкина – три года. Наташиной дочке Вике на год больше – четыре. Получается, Вика на год старше Наташиного рака. Но рак – сильнее.

FullSizeRender-e1457082069165

Год назад, когда Наташина семья сумела отправить Наташу на лечение в израильскую клинику Ихилов, продав все, то было и все, что думали оставить на Викино будущее. В апреле 2015­го Наташин рак удалось приостановить, напугать. Но денег на дальнейшее лечение не хватило: требовалась аутопересадка (то есть, пересадка своих клеток), довольно дорогая штука. На Наташином теле с той поры остался специальный “порт”, который установили врачи в надежде, что однажды у нее появятся деньги на пересадку. Наташа завела сразу несколько страничек в соцсетях, пытаясь собрать деньги. Но ей – 23 года, она не ребенок. И сборы шли туго.

Собрать деньги на спасительную пересадку костного мозга Наташа не успела: рак вернулся. Пробрался в легкое и, кажется, всерьез вознамерился отобрать у дочки Вики маму, а у Наташиного мужа Романа – жену.

IMG_1309-e1457081524564

19 тысяч долларов, с таким трудом собранных, теперь надо потратить на дорогой препарат “Адцетрис”, который вернет Наташин организм в ремиссию и позволит сделать спасительную пересадку. Это – если все пойдет хорошо. А о другом Наташа старается не думать, просто повторяет себе каждое утро, в ответ на зловещий молоточек: “Мне – 23. Это – самое время жить”. По словам врачей израильской клиники Ихилов, у Наташи есть не больше месяца на сбор средств. На сегодняшний день Наталье Тельной необходимо 69 тысяч долларов.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Болезнь рядом

В 21 веке 23-летняя молодая мама не должна умереть только потому, что на ее спасение у…

Выйти к людям

О том, как сделать медицину доступной для всех с помощью соцсетей

Девочка, у которой нет имени

Имя ее матери в переводе означает – «рожденная прежде времени». Если малышка выживет, и ей подойдет…