Сделать хорошую фотографию так же тяжело, как написать хорошую картину или изваять скульптуру

Читайте также:

Фотография как миссионерство, или об одном из лучших сербских фотографов

Сердце Афона

Хаджи Миодраг Миладинович – один из лучших фотографов современности, мастер фотографии Союза фотографов Югославии, член Содружества художников и дизайнеров Сербии.

 Мария Моисеева поговорила с ним о том, как фотографировать в церкви.

— Некоторые люди отрицательно реагируют на то, что их снимают в храме или во время молитвы. Сталкивались ли Вы с подобным? Как люди относятся к тому, что вы их фотографируете? Не вызывает ли это возражений?

 — Да, я встречал разные запреты на съемку и всегда уважал любое мнение. Во многих греческих монастырях на Святой горе запрящено фотографировать. В сербском монастыре Хиландар можно фотографировать на территории монастыря, но нельзя — в церкви. Для того, чтобы получить разрешение на съемку в этих местах, мне пришлось много потрудиться и снискать доверие братии, только после этого я получил благословение.

 

Когда я впервые приехал в монастырь Хиландар и еще не знал тамошних правил, случилось мне снимать в храме. В этот момент один из монахов выходил из церкви. Увидев меня, он подумал, что я сфотографировал его. Как же непросто мне пришлось! Я даже хотел засветить пленку. Я долго пытался убедить монаха в том, что, возможно, его и нет на снимке, но в результате пообещал, что никогда и нигде не буду использовать эту фотографию. И, конечно, в дальнейшем уничтожил этот снимок. Позднее, когда я стал чаще бывать в монастыре, мы с этим монахом стали хорошими друзьями, он до сих пор с радостью ждет моего приезда. Но ни одной его фотографии у меня нет.

 

Однажды, когда я приехал в греческий монастырь Ватопед, случилось так, что туда прибыл с визитом принц Англии Чарльз. Я сделал тогда много фотографий. В следующий свой приезд в монастырь я захватил их с собой, чтобы подарить игумену. Он был очень рад, а я получил благословение фотографировать в монастыре все, что захочу. Я сфотографировал чудотворные иконы, монахов, мощи святого Иоанна Златоуста, Пояс Пресвятой Богородицы и другие святыни монастыря.

 

— Есть ли какие-то ограничения для фотографа в церкви? Моменты, которые нельзя снимать? Что здесь действует: внутренние ограничение, которые ставит себе фотограф или существуют общие правила поведения в церки?

— Я часто хожу в церковь. Чаще без фотоаппарата, чем с ним. Иногда священники специально просят меня придти, чтобы снять торжественную службу, храмовый праздник или освящение. В таких случаях я могу снимать, что захочу, но, конечно, все равно стараюсь не мешать богослужению, не отвлекать своим присутствием людей от молитвы.

 

Когда Божественную литургию служит владыка Бачский Ириней, я беру благословение именно у него. Правда, сейчас уже в этом нет необходимости, поскольку он знаком с моим творчеством. Владыка присутствовал на открытии трех выставок моих работ, и когда мы встречаемся, он всегда спрашивает меня: «Где сейчас проходит твоя выставка?»

 

— В своем прошлом интервью Вы сказали, что для Вас фотография — это, прежде всего, документ. Фотографируя богослужение, Вы знаете заранее, что хотите запечатлеть или импровизируете, ловите момент?

 — Недавно в воскресный день я пошел в церковь. Случайно взял с собой сумку с фотоаппаратом. Скорее всего, я бы так ничего и не снял, поскольку был сосредоточен на богослужении. Но в какой-то момент через открытые Царские врата я увидел изумительно красивый свет. Солнце, поднимаясь с востока, через окно светило в алтарь, а дым от кадила создавал удивительно красивую атмосферу. Я быстро вынул фотоаппарат. Священник как раз в этот момент поднял руки, призывая Духа Святого. Я сфотографировал его через открытые двери. Мне кажется, получилась очень красивая фотография, которая к тому же иллюстрирует эту часть богослужения. В этот же день я опубликовал ее на сайт. Кроме этих нескольких фотографий в этот день я не сделал больше ни одного снимка.

 

Больше всего в фотографии я забочусь о композии снимка и свете. Я уже говорил о том, что каждый квадратный сантиметр на фотографии должен быть оправдан. То, что художник не написал бы на своем полотне, не может себе позволить и фотограф. Сделать хорошую фотографию так же тяжело, как написать хорошую картину или изваять скульптуру.

 

Когда снимаю людей, стараюсь, чтобы это была внезапная фотография, без позирования, чтобы на ней присутствовало какая-то неожиданность, настроение, атмосфера. В таких случаях я стремлюсь быть как можно менее заметным, чтобы люди на фотографиях выглядели такими, какие они в жизни, когда на них не направлен объектив.

 

— Вы сказали, что выставки с Вашими фотографиями православных святынь для Вас являются формой миссионерства. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее? 

— У нас в Сербии многие люди до сих пор мало знают о Церкви, очень редко присутствуют на богослужениях. Я замечал, что некоторые люди заходят в храм во время Литургии, ставят свечи и уходят, не имея терпения достоять до конца службы. Поэтому, я считаю, нужно, чтобы жизнь Церкви, особенно монашеский подвиг, стали ближе и понятнее людям.

 

В прошлый раз я уже рассказывал о монахе Василии из монастыря Хиландар. Он много раз при езжал в Сербию и останавливался в моем доме. Своей проповедью он многих людей привел к вере.

 

Во многих городах он крестил и венчал людей. Мы вместе путешествовали по Сербии: монах Василий читал лекции, а я демонстрировал фотографии Святой Горы, Хиландара и рассказывал о них. В городе Лесковац существует содружество «Общество друзей Хиландара им. святого короля Милутина». В 2007 г. и в начале 2008 г. мы совместно с обществом организовали «духовные» вечера в шести городах. В программу этих вечеров также была включена выставка фотографий и демонстрация презентации с комментариями.

 

Расскажу об одном из таких вечеров. Выставку в Лесковце открыл владыка Бачский Ириней. Многие люди пришли послушать владыку. После этого в соседней комнате начался вечер. Выступления затянулись, и я попытался сократить свою речь, которой сопровождал фотографии, чтобы присутствующие не заскучали. Но сразу же услышал голос из аудитории: «Если можно, рассказывайте помедленнее».

 

Другой пример. Мой друг профессор Милевое Йованович попросил меня прийти на философский факультет, где он преподает средневековую литературу, и показать слайды его студентам. В самом начале он сказал, чтобы я как можно больше рассказывал о том, что изображено на слайдах. Но на середине моего повествования пришла преподавательница, у которой в этой же аудитории должна была состояться лекция, и мы вынуждены были завершить демонстрацию. Через какое-то время профессор Миливое вновь навестил меня и поставил ультиматум: «Или приходи снова или я студентам дам твой номер телефона, чтобы они своими вопросами надоедали тебе». Так я вновь оказался в Университете, где познакомил студентов со Святой Горой Афон.

 

— Что бы Вы посоветовали начинающим фотографам, которые хотят снимать церковные события?

На самом деле всё очень просто. Если хорошо освоил технику фотографии, достаточно просто быть верющим человеком и присутствовать на богослужениях с радостью и любовью. Все остальное Господь управит.

— Вы много путешествуете. С Вами наверняка случались какие-то интересные или смешные истории. Расскажите.

Очень много всего инетерсного поисходило. Расскажу один из последних случаев. 4 декабря 2007 года я ехал в монастырь Хиландар на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы.

 

На Святую гору можно добраться только морем. Только в особенных случаях можно и по суше. В тот день был сильный шторм, никакие суда не выходили в море. Поэтому в монастыре приняли решение довезти гостей до границы по суше. Я и еще двадцать людей отправились в дорогу на грузовике. Было так тесно, что никто не мог пошевелиться. Дождь лил не переставая. Каждый раз, когда грузовик заносило, через дыру в брезенте на голову выливалась вся вода, которая собиралась на крыше. Дорога через гору и ущелья длилась более двух часов. Я вымок насквозь.

 

Я уже упоминал монастырь Ватопед и принца Чарльза. Это было в августе 1998 года. В большом зале шел прием, принц беседовал с игуменом Ефремом. Я фотографировал на аппарат Nikon F 3, у которого мотор работает очень громко. Вдруг какой-то монах похлопал меня по плечу и сделал знак, чтобы я не снимал. Я не посмел больше фотографировать и вышел в коридор. Через несколько минут этот монах подошел ко мне позвал обратно. Оказалось, мы просто не поняли друг друга.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

самое читаемое
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: