Секреты счастья и лайфхаки многодетной матушки

|
Ирина Семина, жена священника Романа Семина, клирика храма святителя Николая Мирликийского в Кленниках (Москва) – мама четверых детей, иконописец. В интервью «Правмиру» Ирина рассказала о своем знакомстве с мужем, о том, тяжело ли жить вместе со свекровью, о том, почему с первым ребенком – тяжелее и о многом другом.

– Наше знакомство с мужем началось с Маросейки, с храма святителя Николая Чудотворца.

А еще раньше я, окончив художественное училище, приехала к отцу Иерониму в Санаксарский монастырь Рождества Богородицы. Приехала за одним благословением, а он мне неожиданно говорит: «Учись иконописи».

Для меня тогда иконопись казалась такой далекой сферой деятельности! Я просто не чувствовала себя готовой к ней. Потому и написала отцу Иерониму: «Батюшка. Если благословляете заниматься иконописью, тогда помолитесь, чтобы у меня был самый лучший педагог». В итоге я попала на Маросейку, в мастерскую Ирины Васильевны Ватагиной, потрясающему человеку, иконописцу, педагогу.

И примерно в это время в храм на Маросейку пришел только что начавший путь воцерковления мой муж. Ему хотелось делать что-то полезное для храма. Сильному девятнадцатилетнему юноше сразу же нашли занятие.

Первое время он выполнял физическую работу. Потом стал в алтаре помогать. Со временем у него созрело желание пойти учиться в семинарию.

Сначала мы вообще не общались. Познакомились, оказавшись одновременно в комнате отца Алексия (Мечева): он – чинил батарею, я – мыла полы.

Но заметила я его сразу, как он появился в храме, где было очень мало молодых людей, тем более, высоких, красивых, физически сильных: он занимался спортом. В общем, видный мужчина. У меня – что называется, любовь с первого взгляда. Я поняла, что хочу за этого человека замуж.

С момента нашего знакомства до свадьбы прошло четыре года. Но в самом начале Роман не думал обо мне как о невесте. И я ему совсем не нравилась, ни по каким параметрам не подходила ему в жены. У него были совсем другие планы. Он задумывался о монашеском пути.

А потом уже и у меня были колебания: я не хотела быть женой священника, потому что считала (и продолжаю считать) – это большая ответственность.

Это я сейчас говорю мужу: «Что же мы с тобой тогда, в 20 лет не поженились, сейчас бы еще кучу детей нарожали». Он отвечает: «Что же ты ко мне не подошла?» А чего подходить, я же чувствовала, что в тот момент ничего не получится…

Два года я за него каждый день клала по 100 поклонов…

Когда духовник спросил, собираюсь ли я в принципе замуж, я ответила, что есть один человек, которого бы я хотела назвать мужем, но там, на мой взгляд, все глухо.

И девушек вокруг моего будущего мужа было много. И была та, что ему тогда нравилась, и он думал жениться на ней. Но она сказала в итоге: «У нас ничего не получится. Духовник сказал, что ты мне не подходишь».

А я все это время смиренно ждала. Причем вниманием молодых людей я тоже не была обделена, и за мной один пытался серьезно ухаживать.

И вот однажды я приехала в Троице-Сергиеву лавру, зашла в семинарию и – все изменилось. Роман говорит, что у него как пелена с глаз упала: «Я понял – вот это моя жена».

Потом он уже стал приезжать, искать встреч со мной. И я приезжала в Лавру, в том числе, с детьми: я помогала в детском доме. Роман проводил экскурсии по Лавре.

Уже через полгода после такого общения мы поженились.

Со свекровью договориться легко

Мы поженились и стали жить с родителями Романа. Никаких особых сложностей в первые годы семейной жизни не помню.

Моя свекровь – очень мудрый человек. Мне вообще очень нравится, что с ней можно четко поговорить, без эмоций. Когда мы поженились, она сказала: «Я рада, что вы поженились, что сын не пошел в монастырь. Хотелось бы, чтобы у вас были дети. Живите. Как можем – будем помогать». И они помогали все это время. И до сих пор они нас как-то балуют, какие-то покупки делают для нас, детей берут к себе.

Так что и вместе мы жили хорошо. Свекровь не любит готовить. Я – люблю, и это ее очень радовало, потому что, я все время какие-то пироги, вкусности готовила. Я не люблю убираться, она все время убиралась.

Мне кажется, обо всем можно договориться.

Арсений,12 лет

Первые два года у нас не было детей, мы даже начали унывать по этому поводу. Но, с другой стороны, мы были предоставлены сами себе. Могли поехать куда-нибудь (не особо далеко: со средствами тогда было не очень). Например, в Троице-Сергиеву Лавру.

У мужа сестра на 14 лет его младше, и мне очень нравилось с ней заниматься: мы на английский ездили, ходили на выставки…

Когда родился первый ребенок, нам тоже очень свекровь помогла. Он ночью не спал, кричал. Она тоже вставала ночью к нему, укачивала.

Потом мои родители и состоятельные родственники нам очень помогли: купили квартиру в Бутово. И когда у нас уже был ребенок, мы переехали.

Сережа, 10 лет

Всегда по жизни находились люди, которые помогали. Когда родился второй ребенок, мужа к тому времени рукоположили. Кстати, когда рукополагали и он снял обручальное кольцо, мне даже и в голову не приходило переживать по этому поводу. Так получилось, что и мне пришлось снять кольцо, потому что пальцы поправились.

Пока в нашей новой квартире делался ремонт (там надо было все менять капитально) жили бесплатно у одних хороших людей. Так они еще и предложили свою помощь и гуляли с коляской, в которой спал младший.

Сложности бытовые были, конечно, куда ж без них! Но сейчас уже проще ко всему относишься. Сейчас смотришь назад и думаешь: ну, не спал ребенок и не спал, надо было его, например, выпустить из кроватки, чтобы ползал.

Злата, 5 лет

Семейные споры и домашние дети

В первое время семейной жизни у нас и притирок никаких не было. Сейчас, прожив вместе 14 лет, мы можем поспорить на ту или иную тему. Где-то я несмирение свое проявляю…

Чаще всего такие споры возникают по поводу воспитания детей: мужу хочется, чтобы дети больше спортом занимались, но чтобы у них было больше свободного времени. А мне кажется, что он их жалеет, я наоборот говорю, что надо постоянно быть занятыми, учить языки, читать, ходить на всевозможные полезные мероприятия и общаться со сверстниками.

Стефан, 4 года

У нас дети очень домашние, то есть буквально – любят сидеть дома, рисовать. Не знаю, что будет дальше. С одной стороны, – это хорошо, а с другой, мне кажется, они так хуже развиваются, и им трудно будет найти себя в жизни.

Они очень самодостаточны, самодостаточны семьей. И иногда меня это пугает. Например, мне кажется, что у них в школе мало друзей из-за этого. Они привыкли все время вместе вариться, вместе общаться.

Рождения и стрессы

Мы все время вспоминаем, что перед рождением детей у нас обязательно случался какой-нибудь стресс, а то и трагедия: уход близких.

С рождением Сени совпал уход моей бабушки, близкого человека, много сделавшего для меня. Все, что во мне есть хорошего, – от нее.

Когда родился второй, Сережа, не стало бабушки мужа. Она никогда не выходила замуж, потому что во время войны у них погибли родители, и она, старшая, всю свою жизнь положила на то, чтобы поднять их. Потом она воспитывала внуков. Еще и нам успела помочь. С правнуком. Все называли ее бабушка-няня. Когда родилась дочка, ушла сестра бабушки-няни.

Почему-то рождение детей совпадало у нас и с переездами. Когда у нас родился второй ребенок, мы решили из Бутово переехать поближе к родителям и – поменяли квартиру. И почти сразу из роддома – погрузились в машину и поехали в новую квартиру.

Вроде бы можно было подождать месяц, чего с новорожденным переезжать? А сейчас думаешь: такой стресс, как бы мобилизует человека, он заставляет что-то делать, двигаться. И как-то более правильно молиться начинаешь…

На уровне потребности

Я всегда старалась работать, писать, это на уровне потребности. Да и какие-никакие денежки работа приносила, что было крайне приятно и всегда хотелось поддержать мужа.

Да и просто не могу я не работать. Так что писала я всегда, просто не так много, и сейчас, когда я смотрю на тот прорыв, что произошел в иконописи за последние десять лет, как люди очень многому научились, многое открыли, применяют необычные технологии, мне кажется, я где-то затормозила. Приходишь на какую-нибудь выставку, видишь, думаешь: «О, надо же, как здорово человек сделал!»

Вообще считаю, что человеку, который рисует, надо это делать постоянно.

Помню, когда первый ребенок появился, он у меня по кухне ползает, открывает шкафы, я рисую. Потом к бабушке приезжали в деревню, там тоже работала. Второй ребенок спокойный был, в кровати мог очень долго сидеть, а тут еще старший рядом. А я – пишу. Когда третья, девочка, родилась, приехала мама помогать. Так что вновь была возможность браться за кисти.

Вообще трудно, когда появляется первый, вокруг него все внимание. Когда ждала второго, переживала: а как я буду старшего растить? Ведь разница всего год и три, один ест, а если в этот момент другой захочет? А ведь сам еще не умеет. Оказалось, все совсем не страшно, и есть быстро сам научился, и если приходилось подождать чуть-чуть, воспринимал это нормально.

А тогда это казалось просто огромной проблемой. И я нервничала.

С каждым ребенком проще начинаешь относиться ко многим вещам. Вообще каждый ребенок для нас был подарком.

Кстати, я узнала, что беременна четвертым, когда у меня срок беременности был 25 недель. Узнала в сентябре, а родила в начале января.

А до этого врачи мне поставили какой-то диагноз, который грозит бесплодием, выписали лекарства. УЗИ предварительно сделали. Хорошо, я пить эти лекарства не начала. В начале осени чувствую, у меня что-то шевелится в животе! Как я испугалась, стала думать, что у меня какая-нибудь страшная болезнь.

Еще я стала поправляться, все подходят, поздравляют с беременностью. Тут я уже задумалась, что врач тогда, может, что-то проглядел…

Сейчас думаешь, а как, если бы у нас был один ребенок? Самый первый, он такой начитанный, такой рассудительный. Но горделивый. А другой – такой очень добрый, такой большой. Девочка – это вообще отдельная, особая история. Четвертый – такой ласковый. Как можно все это в одном ребенке совместить? Ведь это – ущемить себя, лишить очень важного.

С утра пораньше

Папа встает раньше всех и раньше всех уходит.

Хотя дети завтракают в школе и в детском саду, все очень любят обязательно с утра позавтракать и дома, попить чая. Кто-то из детей молится. Я утром не заставляю всех молиться: не хватает времени и сил.

Потом старшие отправляются в школу. Вообще они рано сами начали добираться. Со второго класса.

Когда младшие не ходили в детский сад, мы старались много гулять в первой половине дня. Сейчас они ходят в детский сад, и я стремлюсь приходить в мастерскую, поработать.

К обеду стараюсь прийти домой, чтобы встретить детей из школы, накормить и отправить на занятия дополнительные. Мне кажется, что дети должны чувствовать: их дома ждут.

Готовлю или с утра, или вечером. Могу старших попросить помочь, картошку, например, почистить.

Вообще говорить о сложностях быта сейчас, когда он так облегчен всевозможной техникой, странно. Особенно, если готовишь что-нибудь простое.

В субботу и воскресенье мы стараемся приготовить что-то необычное: пирог испечь, какой-нибудь изысканный суп придумать. Чтобы подольше повозиться с едой.

А в будни я школьников стараюсь привлекать и к уборке: подмести, пропылесосить. Когда есть время.

Старший сейчас вот часто в 16:00 приходит, а в 17:00 у него уже бокс.

Кстати, нередко вечером посуду моет муж, ему как-то даже нравится это делать.

Накормив детей обедом, пообщавшись, что-то приготовив на ужин, возвращаюсь в мастерскую. Потом иду за младшими. С ними мы ходим на дополнительные занятия – на ритмику, на чтение.

Если хорошая погода – встречаемся со всеми детьми. Вместе гуляем. Я все время с ними говорю, расспрашиваю, рассказываю.

Вот, недавно прочитала статью: 30 простых способов, как показать ребенку, что вы его любите. Например, сфотографировать его и как-то необычно фотографии развесить. Или собрать ему на завтрак в школу какие-то очень вкусные блюда. Как-то взять и не повести его в школу безо всяких причин и просто пойти с ним в парк, в кино, еще куда-нибудь.

Оказалось, я многое делаю как раз в соответствии с этими пунктами. Обычно мы стараемся лечь в 10 вечера. Вечернее правило прочитано, все пообщались, свет выключается.

А иногда мы можем разрешить им не спать до 12 ночи – разговаривать. Я считаю, что хотя детям нужен режим, он не должен быть «железным», чтоб ни шагу в сторону.

Вечером я стараюсь проверять уроки. Что-то проверяет папа. Если что-то сложное по математике, я звоню маме, она у меня до сих пор высшую математику помнит.

Любим мы с детьми в различных городских конкурсах участвовать, рисования, например. Сидим вместе, красим, клеим.

Вот, айпед недавно выиграли.

Прогуляться по улице

Когда есть возможность, мы иногда укладываем детей и идем гулять. Отец Роман любит организовать паломнические поездки и мне нравится с ним ездить. И помогать готовить их. Мне муж говорит: «Позвони тому-то, тому-то, ты же любишь поболтать». Помогаю ему, например, документы, отвезти, обсудить что-то, посоветовать.

Но сейчас, на самом деле, все вертится вокруг детей. Мы вот поехали с мужем в Грецию, нас отпустили в первый раз так надолго вдвоем. И там – чуть не поссорились: как-то не привычно без детей

Мы никогда не берем детей в магазины. Раз в неделю уезжаем в крупный супермаркет (купить «химию», какие-нибудь продукты с долгим сроком хранения). Мне кажется, что не надо детей таскать по магазинам. Потому что это воспитывает в них потребительство, которое сейчас всячески пропагандируется.

Заведующий финансами

У нас, слава Богу, нет серьезных финансовых проблем. Их, в общем-то, и не было никогда особых. Финансы все у нас в руках папы. Каждый день он мне выделяет средства на насущные нужды.

Когда я отвожу детей в сад, захожу в ближайший магазин и покупаю продукты на день. Мне не нравится ехать и покупать сразу много всего: тогда съедается все самое лучшее. Так что я покупаю на этот день, что мне нравится. Безо всяких планов.

У нас вообще планов как таковых нет. Вот у мужа среда и четверг – выходные. Утром проснулись и: «А поехали сегодня на дачу!». А можем так же решить никуда не поехать…

Два разных человека

Мы с мужем очень разные. Даже физически. Я – человек неспортивный, муж любит спорт. До сих пор поднимает гантели. Вечером у них с детьми обязательно бокс, отжимание.

Сейчас я стараюсь его больше слушать. И в итоге всегда бывает лучше, уже проверено.

Я могу где-то и поругаться, и поскандалить. А отец Роман всегда способен разрешить ситуацию мирно. Был, например, у ребенка конфликт с учительницей, я мужа попросила сходить. Он умеет сглаживать острые углы, у него больше мудрости.

«Подарок» от грабителей

Однажды мы вернулись из отпуска и видим – дверь грубо взломана, дома все вверх дном. Явно побывали грабители. Сразу вызываем полицию. Заходим на кухню, а на столе лежат… три тысячи рублей и фотография отца Романа в облачении. Эту маленькую фотографию, сделанную для священнического удостоверения, я всегда очень любила и ставила на холодильник, хотя отцу Роману она не нравилась, и он пытался ее убрать.

Изучаем дальше – ничего не пропало. Грабители еще и свет оставили включенным, может быть, чтобы их «коллеги» не решили влезать.

Чем они руководствовались? Уважением к священному сану? Какими-то суеверными страхами? Может быть, увидели переписку, которую отец Роман вел с заключенными? Неизвестно. А три тысячи они оставили явно как компенсацию за сломанный фомкой замок.

Когда ребенка обижают

Очень расстраивает, когда дети сталкиваются с несправедливостью. Вот был период, когда старшего сына чуть ли не всем классом били. Я с родителями разговаривала, с учительницей. В той ситуации надо было сразу уйти. Это неправильно, когда весь класс против ребенка. А он просто максималист, всегда выступающий за справедливость…

Дети и вера

С детьми мы стараемся обсуждать все происходящее, говоря о промысле Божьем. У них все по-другому, они растут в семье священника. Мы-то пришли к вере уже в более сознательном возрасте, и ценим ее как дар. Но зато я вижу, как они умеют быть благодарными, молятся за каждого, кто помог нам.

Но все равно, сейчас вообще нельзя ни о чем говорить. Можно будет, когда детям будет лет по 35, я увижу, что они ходят в храм, что они не делают ничего такого античеловеческого.

Секреты семейного счастья

Стремиться становиться лучше. Во всем. Вот я ради мужа даже на диете сижу периодически. Важно постоянно, по чуть-чуть ради другого человека нажимать на горло своей гордыни. Чуть-чуть пытаться стать лучше. Просто пытаться измениться. Просто сказать себе: «Я хочу сохранить семью».

Не бывает идеальных картинно-счастливых семей. Потому что не бывает идеальных людей, чтобы понять это – достаточно взглянуть на себя.

Не нашли сейчас с мужем общий язык в каком-то вопросе, но мы посидели, поговорили. И каждый решил внутренне меняться: все, все, я буду меняться. И я буду меняться.

Фото: Анна Гальперина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Быть матушкой

Нужно любить человека, который станет тебе мужем. Это ко всем женщинам относится

Спесивцевы: Шестнадцать детей, трое внуков и счастье в трёхкомнатной квартире

Сейчас дети говорят, что у нас давно малышей не было. Подумываем взять еще детей

Елена Горбачёва, 2 своих детей, 14 – приемных: «Моя профессия – мать, и у меня это получается»

За какие блага идут в приёмные родители, как бесшумно накормить тринадцать человек и сколько стоит бросить…