Семь рецептов борьбы с алкогольной угрозой

|

В пресс-центре Центрального Дома журналиста прошла пресс-конференция «Алкгольная угроза: что и из чего мы пьем?». Участники пресс-конференции — иеромонах Димитрий (Першин), председатель миссионерской комиссии при Московской епархии, Валерий Доронкин, руководитель церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению, и Алексей Ульянов, член рабочей группы по демографической и семейной политике Открытого правительства — предложили программу борьбы за трезвый образ жизни.

1. Повышение акцизов

Год назад Конгресс церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы обратился к руководству страны с призывом оказать поддержку инициативам, направленным на отрезвление общества в целом и пресечение алкоголизации младших поколений в первую очередь. Алексей Ульянов обратил внимание журналистов на то, что предложенные Конгрессом меры — не строго запретительного характера. Все они отработаны мировым опытом северных стран, которые оказывались в схожих с нами условиях по употреблению алкоголя: Скандинавия, США, Канада.

Алексей Ульянов

Алексей Ульянов

Государство ответило на ряд предложений позитивно — в частности, повышением акцизов. Ульянов подчеркнул: темпы роста цен на алкоголь обгоняют инфляцию на 30%.

Впрочем, по мнению Ульянова, радоваться рано. Наши меры по противодействию алкоголизации все равно не дотягивают по жесткости до европейских. «Необходимо довести акцизы на псевдолекарственные спиртосодержащие средства, типа настойки боярышника, до акцизов на алкогольную продукцию», — уверен он.

Речь о полном запрете на продажу спиртосодержащих препаратов не идет, уверяет Ульянов. Задача стоит повысить цену, а также продавать такие средства в меньших объемах — чтобы осложнить их использование в качестве выпивки.

2. Сокращение времени и количества точек продаж

Уже приняты такие меры, как запрет продавать пиво в ларьках и ограничение времени продаж алкоголя: с 23.00 до 8.00. Алексей Ульянов заметил, что этого мало: люди имеют возможность закупаться алкоголем до и после рабочего дня, а в целях сокращения алкоголизации населения покупка спиртного должна стать действием, ради которого следует предпринимать некоторые усилия. В связи с этим Ульянов считает правильным ограничить время продажи с 11.00 до 19.00.

Еще одна проблема — большое количество лицензий на продажу алкоголя.

«В Москве в среднем одна точка продаж на 350 человек. В Западной Европе — на 3,5 тысячи. В Швеции, где борьба с алкоголизацией ведется целенаправленно — на 30 тысяч».

3. Запретить пластиковые бутылки

Одной из центральных тем пресс-конференции стала пластиковая тара для алкоголя — ПЭТ. Чаще всего в нее разливают дешевое пиво, что стимулирует пивной алкоголизм населения. Помимо этого ПЭТ-бутылки не поддаются утилизации, не разлагаются и при горении выделяют токсины. А самое главное, подчеркнул Ульянов, по результатам последних исследования химиков, при контакте пластика с алкоголем выделяется яд дибутилфталат, вызывающий токсический гепатит. Пока на эти исследования отреагировал только Казахстан, где продажа алкоголя в пластике запрещена. У нас же ведется дискуссия.

Иеромонах Димитрий (Першин) выразил недовольство тем, что этот один из ключевых моментов обращения конгресса церковно-общественного совета не просто игнорируется: «Мы видим шаги по затягиванию, а то и отказ государства от его принятия».

По мнению отца Димитрия, вся полемика вокруг ПЭТ — результат противодействия «пивного лобби» и лобби производителей пластика.

Между тем, именно дешевое пиво является тем видом алкоголя, к которому часто пристращаются подростки. «Еще Святейший Патриарх Алексий II с болью говорил о пивной алкоголизации среди подростков», — напомнил отец Димитрий.

4. Запретить коктейли

Иеромонах Димитрий (Першин)

Иеромонах Димитрий (Першин)

Отец Димитрий обратил внимание на опасность еще одного вида алкогольной продукции — легкие коктейли. Поэтому священник положительно оценил инициативу фракции «Справедливой России» и депутата Елены Мизулиной — запретить производство напитков с низким содержанием алкоголя — коктейлей.

«Дети спиваются с 9 лет! — утверждает отец Димитрий. — Мы проводим лагеря в разных уголках страны и наблюдаем: мы уже поколений пять потеряли!».

Священник надеется на то, что инициативу поддержат все фракции.

«Я понимаю, что какую-то часть нашего бюджета мы потеряем. Но, если мы потеряем эти налоги, нам, с другой стороны, не придется тратить деньги на погребения, больницы, реабилитацию, лечение, тюрьмы для малолетних — это если говорить о прагматической стороне вопроса. Если говорить о нравственной – то только страна, которая полностью утратила свои корни и ценности, ощущение своей истории, может продавать своих детей, разменивая их на сверхприбыль от дешевых и небезопасных напитков».

Свое выступление отец Димитрий резюмировал тезисом: «Если мы не сможем расстаться с зеленым змием, наш герб потеряет смысл».

5. Рекламировать трезвость

Валерий Доронкин предложил обратить внимание на стратегию снижения не только предложения, но и спроса. Вместе с иеромонахом Димитрием (Першиным) он уверен, что необходима просветительская работа, позволяющая пропагандировать трезвый образ жизни.

«Отношение к трезвости как к нравственной ценности претерпело эволюцию и перестало быть нормой, — говорит Доронкин о нынешнем положении вещей. — Понятие трезвости девальвировалось. На сегодня слово „трезвенник“ не вызывает другой реакции, кроме как иронической».

Одной из первоочередной задач он считает преодоление заблуждения о безвредности и допустимости регулярного потребления алкоголя. Заблуждение, кстати говоря, сравнительно новое: Доронкин напомнил, что еще сто лет назад в России женщины зачастую пили раз в год, а трезвость считалась нравственной добродетелью.

Социальный заказ на трезвого человека должно поставить как задачу государство. Доронкин призвал обратить внимание на Польшу: еще в 80-х годах там был принят закон «О воспитании в трезвости и профилактике алкоголизма», который задает тон во всех областях жизни.

При развитии пропаганды трезвости первый механизм воздействия на потребителя — «заражение», или иначе говоря — воодушевление.

«Нужно доносить до молодежи, что трезвость — это круто, — утверждает Доронкин. — Пивные компании украли у нас это поле. Наши дети оплачивают своими собственными деньгами свою деградацию. О трезвости нужно говорить как о радости».

Валерий Доронкин

Валерий Доронкин

Государственного запроса на трезвость нет. Определение алкоголя как яда, обладающего нервно-паралитическим эффектом (из Большой Советской энциклопедии) исчезло, и опасное вещество «легким мановением руки» превратилось в «жидкость с резким запахом».

Доронкин не строит теорию заговора. «Это собственная наша нетрезвость. Добродетель воздержания и трезвения в Русской Православной Церкви всегда стояла во главе угла, и мы, проводя наши учебные и образовательные программы, говорим подросткам о необходимости делать трезвый выбор».

О том, до какой степени в стране отсутствует запрос на трезвость, можно судить по такой детали, как весьма ограниченная статистика. Алексей Ульянов сообщил о тревожных данных: за январь 2013 года количество погибших от отравления алкоголем выросло на 7,5% по сравнению с аналогичным периодом за прошлый год (рост наблюдается впервые с 2006 года). Однако более подробной статистики не проводится. Так, на вопрос корреспондента ПРАВМИРа о взаимосвязи снижения употребления алкоголя и изменении в большую или меньшую сторону употребления легких наркотиков Доронкин ответил, что таких исследований, к сожалению, не проводится.

Фактически, ситуация с пьянством и алкоголизмом хуже, чем с наркоманией — не рассматриваясь как очевидное зло, алкоголизация хуже изучается, меньше ведется работа по ее профилактике.

6. Подавать пример

Второй механизм воздействия — личный пример. Доронкин привел пример: на прошедшей встрече Президента В. В. Путина с Федеральным собранием главный месседж «Путин завязал» остался практически незамеченным (Путину был задан вопрос об отмене «нулевого промилле», на что он ответил, что его эта тема не интересует, потому что он «завязал»).

«Кто из средств массовой информации сказал: „У нас президент — спортсмен, он сделал свой выбор и живет трезво“? Этот месседж потонул и пропал. Это не модно и не круто».

Алексей Ульянов обратил внимание, что пример подается обратный: после запрета рекламы алкоголя, появилась реклама «клуба „Путинка“»: «Присоединяйся к команде „Путинка“. Это работает гораздо „лучше“, чем „Путин завязал“».

Точно так же не говорится о том, что многие наши деятели культуры сделали выбор в пользу трезвости. Ролики о трезвости с деятелями культуры снимает за с трудом изысканные деньги церковно-общественный совет, а не государство.

Участники пресс-конференции отметили влияние СМИ и пропаганды.

Валерий Доронкин не призывал составлять списки вредных фильмов и книг, но напомнил, что под лозунг «Русские после первой не закусывают» из талантливейшего советского фильма «Судьба человека» спилось целое поколение.

Алексей Ульянов обратил внимание еще на один аспект: «Для меня как православного человека важно отношение к вину, которое несколько раз упомянуто в Евангелии: чудо в Кане Галилейской, чудо Евхаристии — собственно вино получило некую сакрализацию… А как демограф и экономист я знаю о существовании так называемого французского феномена: по числу выпитого на душу населения чистого спирта Франция — один из лидеров.но при этом она входит в тройку по продолжительности жизни. Потому что 90% потребляемого — вино. Так же и Финляндия — считалось, что это страна водки, как и Россия. Удалось изменить ситуацию, сейчас там употребляется пиво, и продолжительность жизни — 80 лет.

А у нас по прошлому году потребление вина снижается, а водки и пива — растет. Надо бы поддержать российское виноделие, снять пошлины на поставку импортного хорошего вина и принять жесткие меры ко всему, что касается крепких напитков и пива».

7. Искать смысл

Наконец, самое главное предложение внес иеромонах Димитрий (Першин) — трезвение не должно «насаждаться» само по себе, у человека должен быть какой-то смысл жизни, отсутствие которого и уводит его в зависимости.

«Русская Церковь в свое время инициировала серию детских, подростковых и молодежных проектов, которые не просто декларируют какие-то ценности, не просто приглашают помолиться, но дают ребенку и подростку пространство подлинной жизни, — напомнил он. — Недостаточно запрещать и говорить о ценности трезвения. Наши подростки уходят из этого скучного, плоского асфальто-бетонного мира в мир грез, интернет, стрелялки, алкоголь и наркотики».

Священник считает, что подросток стремится совершать подвиги — а мир потребления ему этого предложить не может, предлагает кривые сценарии. Зависимости — это протест против кривизны этого мира, против того, чтобы превращаться в гедонистическую марионетку, делает еще более страшный выбор — и исчезает на глазах.

Отец Димитрий подчеркнул, что в борьбе с зависимостями самое главное — дать подростку возможность себя реализовать, научить его служить, отдавать себя людям и делу. Именно на этом построена деятельность «Братства православных следопытов», которое окормляет отец Димитрий.

Опасно подменять высокие цели низкими. «Чуть более года назад одно из первых лиц заявило, что главная ценность — это процветание. Для русского человека предложить бабло в качестве высшей ценности — значит, предложить ему путь в никуда. Русская душа — шире. Поэтому только сверхзадача может дать повод для жизни. Такая сверхзадача была в России до 1917 года — светлая христианская миссия. Потом была миссия коммунистическая — очень не бесспорная, но по крайней мере была идея какого-то служения внешнему миру. Сейчас этой идеи нет, мы замыкаемся в культе потребления. Это одна из причин того, что люди срываются в депрессии, спиваются, совершают аборты».

Национальной идеей отец Димитрий считает наших детей. А наднациональной — красоту великой русской культуры, которая интересна всему миру.

Положительную роль здесь могут сыграть школьные курсы основ религиозных культур, позволяющие прикоснуться к этим высоким смыслам.

«Если мы донесем это до наших детей, не будут нужны запреты», — уверен священник.

По его мнению, нам необходимо вернуться к нормальному отношению к вину и другим радостям, которые мы потеряли.

Каковы перспективы в этом отношении? По наблюдению Валерия Доронкина, у современной молодежи есть потребность жить трезво: по его наблюдениям молодые люди (до 30 лет) чаще отказываются от тяжелого алкоголя или спиртных напитков вовсе, чем люди в возрасте около 50. А отец Димитрий обратил внимание на то, что в некоторых современных молодежных субкультурах (например, эмо) употреблять алкоголь и наркотики вообще не принято.

Какую-то надежду эти данные внушают.

Читайте также:

Российские антиалкогольные меры исчерпали свой положительный эффект — что дальше?

Должен ли священник быть трезвым?

Ограничения на продажу пива — борьба с пьянством?

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Социологи: больше трети россиян не употребляют алкоголь

5% респондентов употребляют алкоголь каждый день или несколько раз в неделю.

Дело сбитого мальчика с алкоголем в крови – где правда?

Адвокат о том, что документы - фейк, доктор - о том, что теперь делать медицинскому сообществу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!