Семья, как и друг, познаётся в беде

|

Дорогие читатели, рассказов на конкурс пришло столько, что не успеваем опубликовать все, а следовательно подвести итоги. Чтобы никого не обидеть – переносим подведение итогов на 18 августа.

Предлагаем Вашему вниманию еще один рассказ, присланный на конкурс. Его автор – шестнадцатилетняя Дарья Шинкевич из Красноярска. Если рассказ вам понравился – оставляйте отзывы на форуме и рекомендуйте его в социальных сетях.

От автора: Здравствуйте, меня зовут Дарья Шинкевич, мне практически 16 лет. Написав этот рассказ, я, прежде всего, выплеснула свои эмоции, осознала, насколько я люблю свою семью и боюсь ее потерять. Без вас я никогда не решилась бы написать, через что мы прошли. И за это вам большое спасибо!

Моя семья

Моя семья. Семья. Она совершенно особенная, совершенно непохожая на остальные. Она прошла через многое, и ещё немало ей предстоит пройти. Думаю, стоит начать этот рассказ с описания каждого из членов нашей семьи, с неудач, которые маленькими ударами сбивали нас с ног.

Отец

Итак, мой отец. Всегда отличался спокойствием и добротой. Всю жизнь стоял за справедливость – защищал обиженных, поддерживал страдающих. Он никогда не рассказывал бабушке о том, что происходило в армии, о дедовщине. Я всегда считала это очень ответственным решением. Так папа ограждал её от лишних страданий, брал руководство взрослой жизнью на себя.

О его отрочестве мне известно не так уж много. Но я знаю, папа никогда не вступал в ряды 17-летних алкоголиков, которые выезжали с музыкой на природу и делали там всё, что хотели. Об одном из таких вечеров долго ходили слухи: «Одноклассник убил одноклассника». Отец, напротив, всегда боролся с такими мерзавцами. Как и многие в то время, он стал милиционером. Особых заслуг ему это не принесло. Ведь 90-е годы были разбойными, отличались изобилием преступников, которых никто не мог поймать.

Отцу довелось принять участие в одной схватке, которую он проиграл. Мама была беременна мной, когда бабушка провожала отца на ночное дежурство на посту ДПС. Вроде ничего особенного не должно было произойти… но он так и не вернулся. Ответственной за это была банда Головцовых, на счету которой более 50 смертей. А самое обидное, что застрелили двух молодых офицеров только для того, чтобы изъять у них оружие, необходимое для очередного убийства.

И как-то так получилось, что, несмотря на мамины переживания, я родилась своевременно, здоровой. Я учила историю нашей семьи по рассказам бабушки, вникала в подробности отцовской жизни по фотографиям, чужим воспоминаниям. О Боже, сколько бы я отдала, чтобы иметь хоть одно своё, собственное! Тяжело жить, не имея представления о том, является ли твоя семья нормальной. Многие годы я потратила на утопические рассуждения о том, как бы я ежедневно гладила его рубашки, галстуки, как бы мы совместно проводили пикники, как бы он ругал меня за ночные прогулки с парнями.

Я и сейчас часто думаю об этом. Приходя в гости к кому-то, я наблюдаю за тем, как ведут себя главы семейства, потому что не имею понятия, какой должна быть идеальная СЕМЬЯ. Почему-то все мои суждения сводятся к этаким счастливым родителям, которые нежно прижимаются головами друг к другу, и их радостному сыну, который поглощает мамин суп. Но этот стереотип определённо создан телевизионной рекламой и, возможно, устарел.

Знаете, каково это – полжизни чувствовать себя неполноценной? Недоразвитой? Иметь проблемы в общении с парнями, потому что не знаешь, как с ними разговаривать? А вот мне это знакомо, было знакомо.

Сейчас стало легче. Я, безусловно, скучаю по папе, но так же часто восхищаюсь им. Он никогда не сдавался без боя, даже в безвыходных ситуациях, и я не буду.

А звали его Сергей.

Мама и бубушка

Он познакомился с мамой на втором курсе института. Она всегда была на редкость весёлой, проводила вечера с гитарой и выпивкой. Ну, все мы не без греха. Её неотъемлемым качеством была общительность и отзывчивость, хотя росла она под жестким контролем моей бабушки Софьи, постоянно беспокоящейся, как не случилось чего-то плохого, щепетильной в церковных вопросах женщины, яростного лидера. И тем не менее мама выросла такой, какой я бы хотела когда-нибудь стать.

Дарья Шинкевич с матерью

Но потеря любимого человека нанесла её глубокую душевную травму – она больше никогда не «отрывалась с друзьями», взяла мою жизнь под опеку. Но на деле, я всё время проводила с бабушкой, начиная лет с 6. Я отдалилась от матери. Причиной этого был её муж, мой отчим, который мне не нравился.

Когда я жаловалась бабушке, она меня жалела. Она ухаживала за мной, учила считать и писать. Когда я приходила из школы, баба Галя (как я её раньше называла) объясняла мне то, чего я не понимала. Даже сейчас, поступая в 10-ый класс, я понимаю, что всему обязана ей. Я практически отличница, и во многом благодаря ей: я использую в процессе учёбы все базовые знания и теоремы, которые она буквально «впечатывала» мне в голову. Она привила мне любовь к книгам. С ней я училась готовить, вышивать крестиком, привыкала к порядку.

С момента моего поступления в школу семья раскололась на два лагеря. Я жила с бабушкой Галиной, дедом Володей и прабабушкой Аксиньей, которую, без стеснения, могу назвать настоящей героиней. В свои 96 она, похоронив всех братьев и сестёр, двух сыновей и внука, остается активной и неунывающей. Правда, эти обстоятельства все-таки наложили отпечаток на её психическое здоровье… Да и возраст дает о себе знать.

Второй лагерь представляли мама Наталью, отчим Виктора и сестра Полина. Я поддерживала с ними связь и даже старалась влиться в их круг.

Но мама с отчимом развелись, они снова предали меня, мечтающую о домашнем очаге. Развод оказался болезненным и для матери. Она начала выпивать, порядка в доме больше не было – полы мыли, когда вспоминали о них, дом заполняли полуфабрикаты (салаты, курица гриль, пицца), мама перестала баловать нас пирожками. У неё наступил кризис, переломный момент. Годами в шкафу не появлялось новой одежды, к нам больше не приезжали её друзья, да и почти не осталось у нее друзей…

Мама набрала вес и перестала ухаживать за собой. Я считала её недостойной, недостойной нас, недостойной крова над головой, стабильного финансового положения. Ей пришлось сменить несколько работ, т.к. она перестала быть толерантной в общении, постоянно конфликтовала. Я тоже чувствовала себя потерянной для общества, неуверенной, слабой. Такого бедствия наша семья ещё не переживала.

Страшно вспомнить, как долго я презирала мать. Но постепенно это ощущение стало сменяться пониманием того, что вместо того, чтобы жить с бабушкой в достатке и уюте, я должна быть там, с ними, помогать.

И это сработало. Жизнь стала меняться, а понятие «семья» обретать новый смысл. Прежде всего, я занялась младшей сестрёнкой. Она всегда считала меня авторитетом, поэтому подражала мне, начинала убираться в своей комнате, читать. Взяв пример с меня, пошла на танцы, чтобы доказать, что танцует не хуже. Меня так умиляет, когда она просит сходить с ней в кино, погулять, когда показывает пальцем на меня своим друзьям и гордо говорит: «Вот это моя сестра». В такие моменты хочется плакать. А это обиженное личико, когда я иду гулять с подругами, а её не беру, добавляет совершенно новых красок в мою жизнь.

Семья Шинкевич

Шли годы, всё возвращалось на свои места. Мама погрузилась в новую работу, стала готовить, убираться, читать (теперь уже, к счастью, не эзотерическую литературу), чаще улыбаться. Но с её привычкой пить мы ещё долго имели дело. Она отказывалась «кодироваться», не признавая своей проблемы. Тогда в ход пошли все аргументы, даже самые низкие. Я угрожала тем, что снова уеду и буду жить с бабушкой, не буду приезжать и звонить. Тогда она расплакалась, обняла меня и пообещала, что этого не повторится. Мне мама казалась противной, но когда она прижимала свои руки к моей голове, меня охватывало такое прекрасное ощущение, что я не могла сопротивляться её объятиям. Вроде бы я простила, вроде она не пила. Но малейшее разочарование ввергало её в отчаяние, и она снова искала счастье на дне алкогольного коктейля. Сам этот факт выводил меня из себя. «Она же обещала!» Много-много бесед было между нами. Но победа оказалась-таки за мной.

Получается так, что семья, как и друг, познаётся в беде.

Я благодарна всем! Бабушка Галя слепила из меня человека, хотя сама была растерявшейся, отчаявшейся после гибели сына, – она вложила оставшиеся силы в мою воспитание. Дед Володя стал возить меня на дачу, на рыбалку, в лес, приобщал к естественной природе – мы смотрели Ocean TV , а он ежеминутно отпускал забавные и познавательные комментарии. Я помогла матери не сбиться с тропы, но она и сама не сдавалась, и теперь, шаг за шагом, выздоравливает. Бабушка Софья поддерживала нас, как могла, указывала матери на её проблемы. Дед Лёша, ныне живущий в Москве, помогал финансами. Сестрёнка мягко направила меня от моих лидерских, резких взглядов к терпимости и пониманию.

Каждый из нас стал опорой для другого. Нами руководит постоянное желание оказать помощь родственнику, постоянный страх его потерять, неудержимая, порой выходящая за рамки разумного, забота и всеобъемлющая любовь. Разве это не есть настоящая семья?

Семья Шинкевич

Читайте другие конкурсные рассказы:

Колька, Николашка, Коленька

Экзамен для семьи

«Помоги мне, Господи, еще раз». История одной семьи

Грозный, война, свадьба

Семья Фирсовых

Хроника украденного поцелуя

Время, повремени!

У меня дома живет ангел

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Миша упал в воду на дне шахты, но вдруг на каске загорелся фонарик

Всю жизнь Архистратиг Михаил невидимо был рядом с ним

Google наградил лучшие российские социальные проекты

2000 заявок со всей страны, лучшими из которых стали 7 проектов

Журналист “Правмира” стала победителем всероссийского конкурса публикаций о детстве

Статья Оксаны Головко была признана одной из лучших среди 735 заявок со всей страны

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: