Сергей Бодров-младший: Оказалось, что за правду надо бороться

|
15 лет назад, 20 сентября 2002 года, в Кармадонском ущелье Северной Осетии во время съемок фильма “Связной” погиб актер и режиссер Сергей Бодров. В память о нем “Правмир” публикует фрагменты интервью разных лет.
Сергей Бодров-младший: Оказалось, что за правду надо бороться
Фото : из семейного архива, предоставлено Светланой Бодровой

Про норму жизни

Я очень трепетно отношусь к каким-то главным ценностям, может, это и неправильно. Но я не думаю, что норма – это когда человек хороший. Кто сказал, что люди должны быть хорошие, честные, искренние, почему они должны радоваться и улыбаться нам? Нормально, это когда люди обманывают, лукавят, ищут себе какие-то блага. И тогда все остальное, выходящее за рамки этой нормы, когда человек сказал тебе “спасибо”, не соврал, поддержал тебя, сделал что-то хорошее, хотя мог этого и не делать при условии, что ты не зависишь от него, а он – от тебя, вызывает большую радость, ликование и вообще делает мир прекрасным.

Про признание

Признание, популярность – это далеко не всегда адресное попадание. И тяжело бывает. Пробую я девочку на главную роль в своем первом фильме, разговариваю, спрашиваю: “Тебя предавали когда-нибудь в жизни?” А она: “Подпишите, пожалуйста, открыточку”. Но случается вдруг и очень важная встреча. Хотя и короткая, когда человек… Вот гаишник останавливает меня, и за две минуты я узнаю: был на войне, четыре ранения и контузия, жена бросила, сейчас один, “чего дальше – не знаю.. ну все, желаю удачи”… И понимаю, что есть какая-то связь с человеком, есть язык.

Про работу

…Мне выпало счастье заниматься любимой работой, да еще и получать за это деньги. Компромисс типа: да, работа неинтересная, зато смогу хорошо заработать, не для меня. Я думал об этом: я бы так не смог. Пытался бы убедить себя, что и в этом занятии что-то есть? Не знаю, не получилось бы. С другой стороны, как можно осуждать людей, которые вынуждены заниматься нелюбимым делом всю жизнь по восемь часов в день, потому что им надо прокормить семью, выжить?

Про зрителей

Ну, критики только теперь, когда они посмотрели “Брат-2”, говорят: “Вот “Брат” – это было кино!”: А я мог сказать, что в идее “кино не для всех” – есть что-то снобистское. Ты можешь писать книгу в стол, “для себя”. Кино – другое: ты вовлек людей в свой проект, потратил чьи-то деньги, и хотя бы поэтому обязан оправдать ожидания, вернуть то, что дали тебе, – это момент не столько артистический, сколько этический. И обманывать зрителя нельзя.

Про кино

Нужно проводить границу между кино и жизнью. Выстрел на экране – в настоящей жизни равняется нашему поступку, слову или мнению, которое мы не боимся высказывать. Из этого и состоит жизнь. А кино, как правило, состоит из выстрелов и погонь. Только нездоровый человек может посмотреть кино, а потом взять в руки обрез.

– Но такое же бывает.

– Бывает. Бывает, что кто-нибудь посмотрит “Бэтмана”, потом оденет плащ и прыгнет с 16-го этажа. Потому что “Бэтман” в кино летает. Тогда надо вообще все эти вредные фильмы запретить. А также роман “Анна Каренина” и передачу “В мире животных”.

Про стыд и мужество

Однажды я украл у товарища машинку. Играть в нее я не смог. Начал ужасно мучиться. Про это узнала мама и посоветовала позвонить родителям того мальчика. Стыд был чудовищным, сама мысль о звонке – непереносимой, но я решился. Тогда я понял, что мужественные поступки совершать труднее, чем постыдные, но зато они делают тебя сильнее…

Про правду

Однажды мы с друзьями сидели после уроков в школьной раздевалке. Мимо проходила учительница младших классов, которая решила, что мы лазили по карманам. Началось разбирательство. О случае воровства объявили на родительском собрании. Оправдываться было невозможно, даже родители засомневались. До этого мне приходилось врать, но, как правило, неудачно. Поэтому сила и авторитет правды были для меня несокрушимы. Но тогда я понял, что даже если ты прав, то это вовсе не значит, что тебе будут верить. Оказалось, что за правду надо бороться…

Про достоинство

Главная отличительная черта Данилы Багрова не в том, что он говорит “а чо?”, а в том, что у него есть чувство собственного достоинства. Можно сказать, что “Брат” и “Сестры” – это кино про человеческое достоинство. И это главное, что интересует меня в героях любого фильма, который мне хочется смотреть. Хотя, конечно, есть масса замечательных картин про болезнь, про страх, подлость и так далее – кому что ближе.

Про Брата

Я второй раз в жизни участвую в подобного рода обсуждениях со знающими людьми. В первый раз было тоже немного народа и присутствовал православный священник, довольно известный. И вот он сказал: “Брат – это целлулоидный герой. Как это может быть – такая стрельба? В традициях русской литературы есть тема покаяния, хотя бы рефлексии по поводу содеянного, а здесь –  пострелял и уехал”.

А я попытался ему возразить. И стал говорить, что Брат – это некое состояние первобытности. Состояние, когда сидят люди возле пещеры у огня, вокруг первобытный хаос – твердь и небо еще не устоялись. И вот встает один из этих людей и говорит: “Да будет так – мы будем защищать женщину, хранить вот этот костер, защищать своего и убивать врагов”. И все. Это словно первые слова закона еще до всех законов, слова протозакона, ситуации, когда закона еще нигде нет. Потом эти люди обретут Христа, через много-много лет обретут покаяние. Все это будет. Но сейчас ничего нет кругом, никакой морали и закона. Неправильно, когда к нашей первобытности начинают подходить с мерками цивилизованной политики.

Про то, что лучше делать, чем бояться

Когда-то давно мне казалось, что лучше не делать того, что можно истолковать превратно, или того, что может иметь какие-то неожиданные последствия – в общем, не делать ничего лишнего. В этом смысле выстраивалась и определенная ответственность: не говорить таких слов, которые могут быть неправильно поняты или повлечь за собой что-то непредусмотренное. Но потом я пришел к мнению, что не стоит так уж бояться оплошать и лучше сделать что-то, что может помочь кому-то или даже тебе самому

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: