Сергей Кравец: Что нужно,чтобы снять фильм о Евангелии?

|
Руководитель центра «Православная энциклопедия» о том, как показывать библейские события в кинематографе, и какого кино сегодня не хватает.

– На вопрос, какого кино не хватает, ответ самый банальный: не хватает интересного, хорошего кино, вне зависимости от производителя. Не хватает кино, обращающегося к каким-то наиболее глубоким и добрым чувствам человека, кино, которое вызывает сочувствие, которое вызывает желание стать лучше. Такого кино всегда не хватает.

Сергей Кравец

Сергей Кравец

Что касается библейской тематики, то здесь, пока не попробуешь сам, ничего не поймешь. У нас были два проекта, связанные с Евангелием. Один замечательный проект по сценарию Константина Лопушанского – история Христа глазами ребенка. Там не было Христа, не было апостолов, это была история как бы непосредственного присутствия Христа, который только что ушел из города, увиденная ребенком. Замечательная история.

Ничего не получилось дальше сценария. Сценарий блестящий, дальше сценария не ушли: никто не готов работать с этим сценарием.

И второе – у нас тоже была евангельская задумка, мы говорили о том, что можно изложить историю Христа, и у нас был даже сценарий, где говорится о расследовании. Его проводит присланный из Рима чиновник по жалобе на Понтия Пилата.

И тогда все евангельские события можно очень выпукло представить глазами свидетелей, которые были. Вот он приезжает, следователь – есть даже предположение, что после казни Христа такой римский чиновник все-таки приезжал в Иудею и проводил расследование. Но тоже ничего не получилось.

В обоих этих проектах было сознательное решение – избежать появления Христа.

Вообще со святыми очень трудно, а уж с Христом… В кинематографе, как и в литературе, всегда важен конфликт. Внутренний конфликт. Не может быть положительный герой бесконфликтный, он должен во время действия преодолевать что-то, иначе это будет такой лубок.

Даже в Евангелии, вы посмотрите, сколько внутренних конфликтов, которые преодолеваются людьми. Конфликт непонимания Христа матерью: ну что, ты не можешь сделать для родственников? Внутренние конфликты у Петра: собственно, человек поверил, у него, как сказал замечательно Кшиштоф Занусси, какая-никакая, а работа, теща, семья – он все бросил, пошел, а все-таки до конца не верил.

Там очень много завязано каких-то внутренних конфликтов. Да просто конфликт Христа с людьми, которые не понимают его проповедей.

Кино не бывает без драматургии, без конфликта. Драматургия – это конфликт. Поэтому здесь, с библейским кино важна только степень твоей… Трудно сформулировать. То ли смелости, то ли бесшабашности.

Потому что, если все-таки берешь библейского героя – ну, не так страшно для нас библейского, как евангельского – делаешь героем апостола Павла, не говорю о Христе или Божьей Матери, то встаешь на такое тонкое лезвие. По нему нужно пройти гениально, пройти так, чтобы сохранить божественность и абсолютную чистоту Божьей Матери, но, в то же время, дать ощущение драматургии и конфликта.

Это удается одному из сотен тысяч. Вот «Пьета» Микеланджело удалась – и удалась каким-то невообразимым образом, когда лицо матери младше, чем лицо Христа. И в этом конфликт, в этом драматургия. Люди стоят, смотрят на эту скульптуру – и плачут, понимая, что это Божья Матерь и Христос. Но сколько же неудач было?

«Пьета» Микеланджело

«Пьета» Микеланджело

Поэтому, мне кажется, что кинематографист, который решается на кинематографию евангельских событий, должен быть абсолютно бесшабашным. И иметь право на ошибку. То есть иметь право закрыть проект и сжечь пленку. А у нас никто такого права никому не дает: наснимал – пусть это зрители теперь смотрят.

С ветхозаветными событиями проще: они очень легко мифологизируются. Но это значит, что съемки большого кино, рассчитанного на массового зрителя, в итоге приведут к отказу от Ветхого Завета в пользу мифов народов мира. Это возможный путь, но он самый легкий.

 Тут стоит положить руку на сердце и признать, что за исключением отца Леонида Грилихеса и иже с ним, мало кто воспринимает Ветхий Завет сегодня – даже в нашей Церкви – как что-то столь же важное и столь же необходимое, как Евангелие. Все-таки это некая предыстория.

С мифологизацией Ветхого Завета все могут как-то смириться. В этом есть такой самоуспокаивающий аргумент: «Ну, пусть хоть так узнают». Но это тот путь, которым уже неоднократно проходили – печатали книжку библейских рассказов с комментариями ученых, как это делала атеистическая работа, а народ расхватывал это десятками тысяч.

Подготовил Михаил Боков

Видео: Виктор Аромштам

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Фильм “Ной”: Ковчег уехал, клоуны остались

Цирк начинается с первых кадров и длится в режиме нон-стоп до самых титров.

Фильм «Ной»: Потоп сознания

На мой субъектив, это едва ли не единственный фильм последних лет, который качественно погружает зрителя в…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!