Есть ли смысл подписывать петиции в Интернете?

|
Каждую неделю любому мало-мальски активному пользователю Интернета приходит несколько предложений поучаствовать в опросах, оказать помощь, подписать какие-то петиции и дать денег. Куда идут затем эти подписи? Может ли небольшая группа людей оказать большую помощь и как это сделать? Работают ли интернет-ресурсы как реальная общественная сила, или же Сеть обречена стать площадкой для бесконечных разговоров? Во всём этом разбирался корреспондент «Правмира».
Есть ли смысл подписывать петиции в Интернете?

Дело не в подписях

Если вы или ваши друзья когда-нибудь подписали хоть одну петицию, с большой долей вероятности вам станут приходить приглашения делать это и дальше на Change.org.

По первому впечатлению, сайт, где подписи собираются тысячами, должен представлять собой что-то вроде предвыборного штаба, где десятки людей проверяют подписные листы, сортируют их и коробками доставляют, например, в ГосДуму.

Так думали и мы. Немного смущало, правда, что на сайте, в отличие от бланка в поддержку, например, депутата, не надо расписываться лично, оставлять адрес и паспортные данные. То есть, согласно существующим законам, подписи, оставляемые гражданами на портале, не имеют юридической силы. Но тогда зачем же там подписываться?

И каково же было наше удивление, когда выяснилось, что подписи с портала… вообще никуда не идут.

Ну, то есть, автор петиции, конечно, может распечатать имена и фамилии всех, кто его поддержал, и лично принести этот список нарушившему его права адресату – например, чиновнику. Держатели ресурса даже утверждают, что такая мера применяется часто, и что она эффективна. Но факт остаётся фактом – подписи на портале никто не проверяет, чаще всего их сбор – вообще лишь первая часть работы.

Что дальше? Давайте обо всём по порядку.

Мы ждём перемен

Истории создания гражданских платформ чем-то напоминают сказки.

Однажды в 2007 году два студента Стэнфордского университета Бэн Рэттрей и Марк Димас задумали создать блог о правах человека и социальной несправедливости.

Со временем, однако, выяснилось, что просто обозначать проблемы недостаточно. Нужно найти ещё какой-то инструмент для их решения. Так возникла платформа для онлайн-петиций и гражданских кампаний Change.org.

Сегодня она работает на одиннадцати языках в ста девяноста шести странах мира и объединяет более восьмидесяти миллионов пользователей.

Основатель платформы Бэн Рэттрей

Основатель платформы Бэн Рэттрей

Как это работает?

И при этом петиции – это только внешняя часть работы платформы.

Рассказывает Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»:

«Петиции не только позволяют собрать подписи, но делают нечто более важное – они объединяют в одном месте людей, которым небезразлична какая-то общая проблема. После эти люди могут работать вместе, договариваться о том, как они смогут добиться нужного внимания от адресатов петиции (властей, компаний, организаций).

То есть, сбор подписей – это, зачастую, только первый шаг. Далее следует работа с подписчиками, которую осуществляет автор петиции, организуя различные онлайн и другие акции, общаясь с прессой и так далее».

Таким образом, подписывая петицию, человек на самом деле лишь подтверждает свой интерес к той или иной проблеме. При этом он оставляет в системе свой электронный адрес; можно также поставить галочку напротив просьбы держать его в курсе ситуации. Тогда на электронную почту приходят извещения, в том числе, о разных мероприятиях, устраиваемых авторами петиции. Понятное дело, ходить или не ходить на них, человек выбирает сам.

На события, интерес к которым проявило большое количество людей, охотно обращает внимание пресса. Кроме того, в форме для создания петиции есть опция «вставить e-mail адресата» – то есть, учреждения, чиновника или компании, от которых зависит решение проблемы. Тогда система время от времени высылает на этот адрес информацию о количестве подписантов и их требованиях.

Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»

Дмитрий Савёлов, руководитель русскоязычного сегмента «Change. org»

И всё же, основная задача «Chang’а» – координация людей.

«Количество подписей на самом деле имеет не такое уж важное значение. Большую роль играет то, как участники кампании организуют саму работу.

Мы помогаем организациям, которые ведут свои кампании для позитивных перемен, найти потенциальных участников среди наших пользователей. По сути, мы – Youtube социальных кампаний», – говорит Дмитрий Савёлов.

То есть, получается, смысл деятельности портала – координация совсем не виртуальных действий активистов и сочувствующих. А эффективность одного только сбора подписей не так уж и велика.

Модераторы и деньги

Понятно, что каждый Интернет-ресурс должен на что-то существовать. Однако размещение петиции на Change.org бесплатно.

Так же, как и настоящий YouТube, «YouТube социальных кампаний» иногда показывает своим пользователям петиции спонсоров. Правда, в российском сегменте такой опции пока нет.

А вот вопрос с модерацией создатели ресурса решили оригинально. Платформа заявляет о своей открытости и нейтральности, поэтому петиции с неё в целом удаляют редко. Хотя в том случае, если создатель обращения пропагандирует насилие, дискриминацию, угрожает какому-то человеку, может быть поставлен вопрос об удалении его сообщения и блокировке автора.

Обращения на портале, конечно же просматривают. Однако, поскольку над поддержанием всей огромной платформы работает, в общей сложности, около двухсот человек, организаторы очень благодарны за сообщения о содержании петиций рядовым пользователям.

Список побед и сражений

На сегодняшний день платформа Change.org была местом проведения многих успешных кампаний. В феврале 2013 года здесь собирали подписи за сохранение 31 больницы (с отделением онкологии и гематологии) в Санкт-Петербурге.

В июле 2014 после многочисленных обращений и митингов московские власти решили оставить на месте Шуховскую башню.

После почти года митингов, обращений в прокуратуру и телепередач в октябре 2014 были выделены деньги на ремонт специализированного олимпиадного научного центра (школы «СОлНЦе») в Казани, который ранее власти хотели закрывать.

Сейчас на портале размещены петиции в поддержку 11 больницы города Москвы (с отделением рассеянного склероза), которую власти хотят продать, а врачи просят перепрофилировать в центр паллиативной медицины.

Есть здесь и петиция в поддержку врача Алевтины Хориняк.

Из огня…

История возникновения другой сетевой гражданской платформы больше напоминает декорации к фильму ужасов.

В 2010 году окрестности Москвы горели. Москвичи формировали отряды добровольцев и выезжали на пожары, кто-то собирал вещи для погорельцев. Понятно, что все эти процессы надо было как-то координировать.

Тогда в ЖЖ Григория Асмолова появилась запись о существовании Интернет-платформы Ushahidi.

Рассказывает модератор портала «Виртуальная рында» (rynda.org) Глафира Паринос:

«В чём принцип этой платформы? Это такое соединение людей, которым нужна помощь, и людей, которые могут её оказать. То есть, там есть две кнопки «нужна помощь» и «хочу помочь».

Модераторами стала группа очень разных людей. Гриша написал у себя в ЖЖ: «Нужны модераторы». Откликнулась его подруга Настя. Она тоже написала у себя в ЖЖ. Меня очень долго не было в Москве, я тогда вернулась где-то шестого августа, случайно увидела её пост.

Я приехала к ней домой, там были какие-то незнакомые люди. Мы не совсем понимали, что должны делать. Было понятно только, что есть большой поток просьб о помощи и достаточно большое количество людей, которые хотят эту помощь оказывать, но не знают, как. И, соответственно, вот этой координацией и логистикой мы начали заниматься».

Постепенно к модерации стали подключаться россияне, живущие в разных странах – разных часовых поясах. Так что очень быстро работа портала стала круглосуточной. А потом пожары начали стихать. И тут организаторы с удивлением обнаружили, что поток обращений, хоть и стал меньше, совсем не иссякает.

Тогда история о пожарах превратилась в историю о холодах.

Глафира Паринос

Глафира Паринос, модератор портала «Виртуальная рында»

…в холод

«Из «помогите, мы горим» это превратилось в «дом сгорел, очень холодно, нет тёплой одежды».

Тогда вместе с «Новой газетой» мы сделали проект «Холода.Инфо». Мы вытаскивали истории вроде «в Красноярске неделю нет отопления, и люди замерзают в домах». Журналисты брали истории с нашего портала, пытались их раскрутить.

Просто холода – это такая ситуация, когда практически невозможно что-то сделать самим. Пожар можно потушить своими руками – подключить отопление в доме, если где-то прорвало трубу, невозможно. Можно помочь тёплыми вещами, такая небольшая работа по координации тоже была. Но, в целом, проект был информационный», – рассказывает Глафира Паринос.

Потом была ещё авария на японской электростанции Фукусима, и организаторы пытались скоординировать тех жителей Дальнего Востока, у которых были дозиметры, с теми, у кого их не было.

И стало понятно, что создавать каждый раз новую карту и заново её раскручивать, нет смысла. Тогда платформа осталась одна – «Виртуальная рында».

«В рынду бей!»

Рассказывает Глафира Паринос:

«Мы – некоммерческая инициатива и даже не зарегистрированы как юрлицо. Просто в свободное время несколько человек поддерживают портал. Есть общий скайп-чат, есть модераторы, которые занимаются порталом более-менее регулярно – кто-то реже, кто-то чаще.

Просьбы о помощи поступают ежедневно, а не только во время кризисов. Мы стараемся распространять информацию о том, что кто-то находится в беде, за исключением финансовых ситуаций. Поскольку проверить их очень сложно, а нам совсем не хочется нести ответственность за чьи-то махинации, финансовой помощью мы не занимаемся.

Человек, который хочет помогать, просто заходит на наш сайт, регистрируется и указывает, какие темы ему интересны. Например, он хочет помогать животным, ему интересны экологические проблемы или дети-сироты. Допустим, у него есть машина и час в неделю.

Потом, если, например, дети из какого-нибудь интерната приехали в Москву на ёлку и их надо подвезти и сопроводить, человеку поступает эта просьба, и он сам решает, откликаться на неё или нет. А человек, который просьбу оставил, потом отмечает: «проблема решена».

Наша основная задача? Часто бывает, что есть просьба о помощи где-то под Казанью, а помощь находится в Архангельске. И это – очень сложная логистика, которая делает решение очень дорогим. То есть, помимо часов нашей работы, эту, например, инвалидную коляску просто далеко и дорого везти.

Поэтому наша основная задача – чтобы о нас знали региональные некоммерческие инициативы, какие-то активные люди на местах. Чтобы, например, если просьба поступает из Питера, в Питере она и решалась. Потому что сейчас, если помощь везётся из Москвы – это лучший вариант.

Поэтому мы активно ищем, и на нас тоже выходят люди с мест. По сути, мы им просто даём инструмент для того, чтобы они могли эффективно работать».

А кто модераторы?

«Сейчас на портале есть один программист, который решает текущие вопросы. Несколько человек занимаются модерацией регулярно, ещё трое-четверо – реже. Это абсолютно добровольно. Если появляются какие-то новые люди – мы совершенно свободно пускаем их в свой коллектив.

В истории портала были даже свадьбы, правда, не между модераторами. Но мы все на них ездили в разные города и все в итоге перезнакомились и подружились. Сейчас общаемся онлайн регулярно, «вживую» – реже.

Кстати, у нас был программист и веб-дизайнер из Кагалыма, и я с ним познакомилась, только когда сама побывала в этом городе. То есть, человек отработал на пожарах и сказал: «Пока всё». А потом я приезжаю в Кагалым, а мне в одной из соцсетей пишут: «Ваш знакомый находится недалеко от Вас». Так мы познакомились лично спустя полтора года и сейчас продолжаем следить, что друг у друга происходит в жизни», – рассказывает Глафира Паринос.

Кстати, первое знакомство корреспондента с «Виртуальной рындой» состоялось в 2012 году, когда, кооперируясь ещё на одном портале, мы на всякий случай просчитывали способы доставки помощи в затопленный Крымск.

Потом было ещё наводнение-2013 в Хабаровском крае. Сейчас на платформе проекта есть карта помощи украинским беженцам. Хотя текущих просьб здесь всё-таки больше.

***

Вот такая она, сетевая демократия, способ кооперации неравнодушных людей. Впрочем, как видите, Интернет для них – это, главным образом, способ связи.

А «за жизнь» поговорить и «в реале» можно.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Более миллиона россиян выступили в защиту детей до рождения

Подписавшиеся под обращением также выступают за запрет искусственных абортов и оказание из федерального бюджета материальной помощи…

В поддержку закона о защите животных от жестокости выступили 1,5 миллиона россиян

Это первый случай такой массовой подачи подписей в защиту животных в истории России

Москвичи собирают подписи за открытое обсуждение застройки Кадашевской слободы рядом с Московским Кремлем

Еще не поздно регенерировать пространственную среду квартала, восстановить утраченные здания в квартале около Кремля

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: