Шахматы и жизнь

|
«Правмир» недавно писал о том, что шахматы могут стать обязательным предметом в московских школах. Нужен ли этот предмет, полезен ли? Вот что думает об этом американский журналист Макита Питерс, изучавший шахматы в колледже.

Несколько лет назад, когда я учился на втором курсе городского колледжа Нью-Йорка, одноклассник рассказал мне, что Департамент образования предлагает «бесплатный» курс «Умные шахматы» за три кредита.

Конечно, для студента-иностранца из Барбадоса, заплатившего за обучение почти в четыре раза больше, чем коренные жители, идея получения «бесплатных» курсов воспринимается как чудо. Я ухватился за эту идею — кто же не захочет сэкономить несколько долларов, живя в чужой стране, далеко от семьи?

К тому же я всегда хотел научиться играть в шахматы. И хотя я не был в восторге от идеи бесплатных кредитов, мне подкинули приманку — класс будет вести международный гроссмейстер. Хотя я и был абсолютным новичком в шахматах, мне выпал шанс поучиться у гроссмейстера — одного из лучших. Когда мы узнали детали о нашем будущем учителе, стало еще интереснее. Он был не просто гроссмейстером, но первым афро-американским и ямайским шахматным гроссмейстером — как уроженец Вест-Индии я невероятно гордился этим обстоятельством.

Его звали Морис Эшли. Тогда я впервые услышал о нем, но едва мог дождаться встречи с ним, чтобы начать изучать игру, которая принесла ему известность (ну и, конечно, начать зарабатывать те бесплатные кредиты). Эшли был очень благожелателен и умен — гордый выпускник, вернувшийся в свою альма-матер, чтобы преподавать. Это назначение не было игрой для него, он имел серьезные намерения.

В своем вступительном слове он сказал нам, что наш класс — один из многих других, где он преподает молодым людям от 5 до 18 лет по всему Нью-Йорку, начиная с 1988 года. И он отметил, что его уроки призваны не просто научить студентов играть в шахматы, но применять тактику и стратегию шахмат в жизни.

Эшли дал понять, что нам придется сильно постараться, чтобы получить наши кредиты — чтобы сдать предмет, нам будет нужно, помимо всего прочего, 1) попытаться поставить ему мат за ограниченное количество ходов и 2) написать эссе о том, как мы планируем применять тактику и стратегию шахмат в будущей профессии, а в конечном счете — в жизни.

Я не поставил мат Эшли на практическом экзамене по шахматам, но получил «А» за этот курс и жизненный урок, который пригодился мне за пределами школы.

Эти заметки пришли мне в голову на прошлой неделе, когда Эшли попал в новостные заголовки. Начался Чемпионат США по шахматам, и он удостоился одной из самых высоких почестей, которую получают американские гроссмейстеры — вступления во Всемирный шахматный зал славы в Сент-Луисе.

Эта новость заставила меня задуматься о его пути от Ямайки до мировой славы, и о том, как почти в течение 30-ти лет он менял жизнь студентов — включая мою — преподавая шахматы.

Морис Эшли, гроссмейстер и первый афроамериканец, завоевавший этот титул, со своим сыном

Морис Эшли, гроссмейстер и первый афроамериканец, завоевавший этот титул, со своим сыном

Умные шахматы с Морисом Эшли

Я нашел мое старое эссе с шахматного курса и добился интервью с Эшли. Пересмотрев мое эссе, я поразился, насколько мои выводы после обучения были созвучны с тем, что он сказал мне на этой неделе.

В моем эссе я писал:

«Самый главный урок, который я извлек, изучая стратегию и тактику шахмат, — уметь заведомо осознавать последствия своих действий… Я понял, что подобно тому, как мы продумываем все возможные варианты, сосредоточившись на квадрате шахматной доски, нужно уметь продумывать все имеющиеся варианты, когда мы сталкиваемся с проблемой или стоим перед выбором, и заранее предусматривать, каким может быть результат наших действий».

И когда я теперь спросил Эшли, чему он хочет научить студентов, инструктируя их, как играть в шахматы, его ответ подтвердил то, что я уже знал:

«Самый важный навык, который вы получаете, играя в шахматы, — умение принимать правильные решения. В каждый момент вы должны анализировать ситуацию, учитывать действия вашего оппонента и выбирать лучший ход из всех возможных вариантов».

Эшли сказал, что работать со студентами — большая удача.

«Часто мои ученики, уже взрослые люди, приходят ко мне, чтобы рассказать о том, как шахматы помогли им изменить жизнь, подарив способность критически мыслить, быстрее обрабатывать данные и принимать более взвешенные решения», — сказал он.

Шахматы в Фергюсоне

Многие годы Эшли преподавал по программе «Шахматы в школы» в Нью-Йорке. Сегодня он также сотрудничает с Шахматным клубом и Схоластическим центром Сент-Луиса, чтобы познакомить с шахматами людей в таких местах, как Фергюсон, штат Миссури.

«Мысль о том, что у меня есть возможность научить детей играть в шахматы в пяти районах Нью-Йорка, а также повлиять на молодых людей по всей стране, согревает мое сердце», — говорит он.

Несколько студентов Эшли приняли участие в республиканских соревнованиях, и три команды победили на национальных чемпионатах. И хотя он, несомненно, гордится студентами, которые стали великими шахматистами, он настаивает, что создавать гроссмейстеров — не его цель.

«У меня были ученики, которые поступили в Гарвардский, Нью-Йоркский, Йельский университеты и многие другие ведущие вузы, потому что они использовали навыки, приобретенные в шахматах, для учебы и в жизни. Мне действительно очень важно знать, что они учатся быть лучше и как студенты, и как профессионалы, и как граждане».

Из Ямайки в Зал шахматной славы

Эшли сейчас 50 лет. В 12 он эмигрировал из Ямайки в Нью-Йорк вместе с матерью. Он вырос в небезопасном Бруклинском районе, и подростком, учась в Бруклинской технической средней школе, оттачивал навыки шахматной игры в городских парках и шахматных клубах.

«Иногда я терял надежду, что мир услышит мой голос или что людям действительно есть до меня дело, — говорит он. — Но я понял, что, тяжело работая, а главное — следуя своей страсти, можно развиваться так, как вы никогда не могли себе представить».

Эшли получил свой первый большой титул в 1992 году, когда он принял участие в Чемпионате по шахматам с Максимом Длуги. В 1999 году он вошел в историю, став не только первым афро-американским международным гроссмейстером, но и первым гроссмейстером — уроженцем Ямайки.

Он выиграл несколько других наград в шахматах, но говорил, что 13 апреля — день его вступления во Всемирный шахматный зал славы в Сент-Луисе — было «сказкой».

По его словам, он не смел даже мечтать, что однажды его имя будет находиться на стене среди величайших шахматистов всех времен. В самом деле, он даже не воображал себя великим шахматистом.

«Гроссмейстер — да, но я никогда не был в числе постоянных топ-игроков, — говорит он. — Так что я смиренно считаю, что это признание не столько моих достижений в качестве игрока, сколько моих достижений в качестве посла спорта».

И добавляет: «Это означает, что все, что я вложил в эту игру, которую люблю, — кровь, пот, слезы и тяжелый труд — имеет смысл, если приносит пользу другим».

Фото: mauriceashley.com

Фото: mauriceashley.com

Вдохновляя других

Эшли считает главной целью своих достижений вдохновлять других. И он призывает всех следовать за своей мечтой, какой бы необычной она ни была. Но прежде всего он фокусируется на преподавании.

«Каждый должен познакомить своих детей с шахматами, — говорит он. — Это недорогое занятие даст вашим детям навыки, которые они будут использовать всю свою жизнь».

Я могу это засвидетельствовать. Спустя десять лет после учебы в шахматном классе с Морисом Эшли я все еще использую те уроки, которым он научил меня. И этот отрывок из моего «Шахматного эссе» по-прежнему актуален для меня как журналиста:

«Шахматная стратегия, которую я не замедлю применить в моей профессии — понятие верности при защите/охране короля… Нужно использовать целую армию пешек, слонов, коней, ладей и могущественную королеву, чтобы уничтожить врагов и защитить великого короля. Как журналист, я верен в первую очередь компании, в которой я работаю, моим источникам и моим современникам, моя этика и этика моей профессии заключается в честности».

Перевод с английского Марии Строгановой

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Шахматный король Михаил Таль

9 ноября великому гроссмейстеру исполнилось бы 80 лет

Шахматы могут стать обязательным предметом в московских школах

«Мы рассчитываем, что скоро в московских школах будут 100% учащихся заниматься шахматами», — сказал Кирсан Илюмжинов

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!