Штраф на месте

Источник: Православие.ru
|
Штраф на месте

С одной моей знакомой – женщиной средних лет, верующей, даже мечтавшей в свое время о монашестве – случилась довольно заурядная, в общем, история. Руля своей «десяткой», она нарушила какое-то правило и поневоле познакомилась с дорожным полицейским. Вежливость молодого человека граничила с галантностью, но смысл его речей более приятным от этого не стал. Лейтенант сообщил незадачливой автомобилистке, что ей грозит лишение прав как минимум на год. Ольга (назовем ее так) содрогнулась. И было от чего. Мама Ольги – очень больной человек, инвалид, живет в пригороде, в 20-ти километрах от дочки, ездить к маме приходится примерно через день.

Что было дальше, вы, видимо, догадываетесь. Инспектор скользнул по бледному лицу жертвы наметанным взглядом, понял, что к сопротивлению она практически неспособна, вырвал из своего блокнота листочек и обозначил цену вопроса. Оля ахнула: это был ощутимый удар по ее весьма проблемному в последнее время бюджету (на «десятке» она выехала из более благополучных времен). Лейтенант дал понять, что торг неуместен. «Но у меня нет с собой… Подождите, пожалуйста… Я привезу… Клянусь…», – запричитала Ольга. «Наивный вы человек, Ольга Владимировна. Далеко живете?.. Понял. Езжайте вперед, а я за вами». Приехали прямо к Олиному подъезду. Передача денежных средств произошла на лестничной площадке: там конспиративней. «Всего доброго! – просиял рыцарь правопорядка. – В следующий раз будьте поаккуратней!»

В тот же день более компетентные в этих вопросах друзья объяснили Ольге, что прав за подобные нарушения не лишают никогда, а законный штраф в несколько раз меньше суммы, отданной вымогателю.

«И что? – недоумевает уже, полагаю, читатель. – Я сам с полсотни таких историй могу автору рассказать. И с верующими, и с неверующими, с кем угодно такое происходит. Причем тут вера вообще?»

Действительно, вопросы «Почему мы так легко поддаемся преступному шантажу?», «Почему не умеем постоять за себя?», «Зачем сами, своими руками вскармливаем коррупцию, съедающую наше общество и государство?» можно адресовать как верующим, так и остальным гражданам сегодняшней России. И я надеюсь, что во всех группах населения, независимо от мировоззрения, всё еще встречаются люди, страдающие в подобных случаях. Не только от потери денег, но и от чего-то, лежащего глубже. От чувства стыда за себя, за этого инспектора, за общество, за власть, за государство, в котором живем, – не одним православным это бывает свойственно. Но я, всё же, предлагаю посмотреть на вышеописанную ситуацию с христианской, православной точки зрения.

Конечно, я далека от того, чтобы осуждать Ольгу: сама, увы, не всегда выдерживаю испытание неожиданной, неприятной, конфликтной ситуацией. При том, что я – как, кстати, и она! – читаю по утрам молитву Оптинских старцев: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день. Дай мне всецело предаться воле Твоей святой. На всякий час сего дня во всем наставь и поддержи меня. Какие бы я ни получал известия в течение дня, научи меня принять их со спокойной душой и твердым убеждением, что на все святая воля Твоя. Во всех словах и делах моих руководи моими мыслями и чувствами. Во всех непредвиденных случаях не дай мне забыть, что все ниспослано Тобой…».

Ну да, прочитали, закрыли, побежали. К своим непредвиденным случаям, любой из которых разом вышибет прочитанное из головы…

Вышибет? А может быть, мы забываем прочитанное гораздо раньше, задолго до очередной нашей колдобины? Может быть, мы его вообще ни минуты по-настоящему не помним, хотя текст знаем наизусть?

Это ведь наша глубокая беда: хотя мы и понимаем и вроде бы принимаем все то, что содержится в молитвословиях, эти истины продолжают находиться на периферии нашего сознания и всего нашего существа. Потому и теряем их из виду при первой же встряске. Вопрос, как с этим справиться, следует, конечно, адресовать не мне, а опытным священникам-духовникам, в том числе и тем из них, кто уже ушел, но оставил нам замечательные книги. Я здесь могу сказать только, что мириться с этой ситуацией нельзя, ее надо пытаться обязательно изменить. Бог поможет.

Конечно, молитва Оптинских старцев не говорит напрямую о том, что не нужно давать взятки ДПСникам и прочим охочим. Но в ситуациях, подобных вышеописанной, она – при условии, повторюсь, что мы ее по-настоящему помним – непременно должна освободить нас от малодушия. От страха, паники, подавленности, от чувства беззащитности и бесправия. А это уже даст нам возможность действовать иначе…

Если только нам это нужно – иначе действовать. Ведь не всякому человеку это нужно. Как среди неверующих, так и среди верующих, увы, достаточно людей, нравственная чувствительность которых к подобным явлениям снижена или отключена совсем ради экономии личного энергоресурса: «Прицепились – заплатил – отстали, что возмущаться, обычное дело, везде так». «Штраф на месте без квитанции» – самый простой и быстрый способ оставить возникшую проблему позади. Вот почему многие вполне сознательно предпочитают этот вариант и отнюдь не жаждут морального оздоровления органов государственной власти.

…Особенно если ситуация гораздо более тяжела и болезненна, чем очередное столкновение с дорожным полицейским. Не хочу приводить примеры – читателю подобные драмы известны не хуже, чем мне – и судить кого бы то ни было не хочу; пусть каждый сам взвешивает свои обстоятельства и определяет свою меру. Но рискну-таки напомнить своим, то есть нашим, то есть православным христианам о трех вещах.

Первое. Мы периодически слышим о необходимости различать Родину и государство. Родину, дескать, всякий нравственный человек должен любить. А вот государство – обойдется. Государство нужно игнорировать, а если уж оно (в лице ГИБДД, налоговой, военкомата, суда и так далее) прищемит, надо быстренько откупиться. Не от самого государства, конечно, а от «отдельно взятых» представителей его власти, благо слабое звено в этой цепочке найдется всегда. А любить, уважать, почитать государство – это в определенных кругах вообще моветон.

Но вот в чем беда: нравится нам наше нынешнее государство или нет, наша Родина без него существовать не может, равно как и человек без скелета. Поэтому мы должны и за государство взять на себя ответственность. Хотя ответственность эту можно по-разному понимать и реализовывать. У кого-то она выражается в участии в политических движениях, проправительственных или, напротив, оппозиционных. Но, как ни относись к тем и к другим, это занятие в любом случае не для всех. А вот нормальная гражданская позиция, уважение к себе самому как гражданину и к органам государственной власти, которые не должны превращаться в злую пародию на самих себя, это, мне кажется, должно быть присуще каждому из нас, вне зависимости от «политической платформы».

Это ведь не в чьей-то, а в нашей стране служение правопорядку на деле оборачивается преступной деятельностью, бессовестным обиранием сограждан. Это не граждане Островов Зеленого Мыса, нет, это мы, россияне, на такое согласны.

Весьма примечательный эпизод из пребывания моего на Святой Земле. Первое утро в Иерусалиме. Гид, в недавнем прошлом киевлянин, инструктирует нашу группу: «Запомните, в какую бы ситуацию вы ни попали, не пытайтесь предложить взятку полицейскому. Тут же окажетесь в тюрьме. У меня был случай на Пасху. Один паломник решил, что за деньги-то его уж точно пропустят в храм Гроба Господня… Еле выручили. Объяснять пришлось, что человек из другой реальности приехал».

Неужели такой стыд за свою – не чью-то, а именно свою собственную – реальность можно испытать, лишь на время из этой реальности выпав? А может быть, лучше не отключаться от этого стыда здесь, дома? Не пора ли нам все-таки включить гражданскую совесть, если мы хотим сколько-нибудь нормального завтрашнего дня?

Второе. Лихоимство, в более узком смысле – мздоимство, является грехом и неоднократно осуждается в Ветхом и Новом Завете. «Ничего не требуйте более определенного вам», – так отвечает Иоанн Креститель на вопрос мытарей – по сути, чиновников Римской империи – о том, что им делать, как спастись; а воинов он призывает «довольствоваться своим жалованием» (Лк 3: 12–14). «Так, во всяком чине и звании сребролюбие и лихоимство бесчисленное зло совершает! И, как кажется, да и всякий может видеть, что никто так не вредит обществу, как лихоимцы. От них оно более стонет, воздыхает и изнемогает, нежели от иноплеменных врагов. Ибо от иноплеменных, как явных, бережется, и защищает себя оружием; а от этих уберечься не может, ибо они внутри», – эти слова святителя Тихона Задонского применимы к XXI веку настолько же, насколько и к его «родному» XVIII-му. Следует ли нам оправдывать и утешать себя тем, что сами мы не берем ничего ни у кого? Соглашаясь участвовать в греховном деле, поощряя другого человека ко греху, не становимся ли мы сами этому греху причастными и в нем повинными?

Третье. Христианство – это религия мужественных людей. Это не пафос, это очевидная истина. Призывом к мужеству и твердости проникнута и проповедь Спасителя, и проповедь апостольская. Ни Сам Спаситель, ни Его ученики не обещали нам легкой, простой, безбедной жизни на земле: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин 16:33). Но в привычной и повседневной нашей жизни мы об этом… забываем? Верней будет сказать, что мы (повторюсь) никогда об этом по-настоящему не помнили. Потому что нам не нужно это помнить: инстинкт самосохранения заставляет нас изначально и почти бессознательно моделировать свою жизнь так, будто никакого такого особого мужества от нас никогда не потребуется. Мужество и твердость – это не для нас, это для иных, высоких духом, великих людей, для святых мучеников. Но обе эпохи мученичества – и та, древняя, и совсем недавняя – миновали. Третьей вроде бы пока не предвидится. Впрочем, если она и реальна, то заранее думать о ней вовсе не обязательно. Можно жить обычной жизнью. Ходить в церковь, молиться, стараться поменьше грешить, других не обижать – неужели этого не довольно?

Рискну поделиться собственным горьким, а отчасти и постыдным опытом: как только мы сами решаем, что чего-то (того, что мы делаем, или уже сделали) с нас как христиан, довольно, наша духовная жизнь либо начинает кончаться, либо кончает начинаться. Не зря ведь наша повседневная жизнь усыпана непредвиденными случаями. Каждый из них показывает нам, насколько недовольно этого нашего «довольно», насколько необходимо большее, а именно – мужество, твердость и верность. И не только нам самим необходимо. Стране нашей необходимо. Народу нашему. И это тоже не пафос. Это на самом деле так.

И последнее. Мне кажется, что нам сегодня на многое, на очень многое в нашей жизни нужно посмотреть именно глазами православных христиан. Мы делаем серьезную ошибку, если отделяем нашу духовную, церковную жизнь от жизни гражданской, общественной, профессиональной; если ведем себя так, будто вера наша кончается за калиткой храмового дворика или за незримым порогом нашего человеческого существа.

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: