Шумим…

|

Сюжет: Алексей Кондрашов «Почему я не православный»

Портал “Православие и мир” продолжает публиковать отклики на статью «Почему я не православный» кандидата биологических наук, профессора Института биологических наук и кафедры экологии и эволюционной биологии Мичиганского университета США Алексея Кондрашова.

Предлагаем Вашему вниманию ответ Марины Андреевны Журинской, кандидата филологических наук, редактора и издателя журнала «Альфа и Омега».

Марина Андреевна Журинская

Итак, что происходит?

Отец Петр (Мещеринов) мыслит о расцерковлении. Это вызывает реакцию.

Недаром я терпеть не могу все эти технологические процессуальные термины — воцерковление, расцерковление. По законам логики языка в таком случае нужно говорить и о недовоцерковлении (а тогда уж и о перевоцерковлении), и о недорасцерковлении и т. д. Скучно. Мне знакомы куда более простые понятия. В свое время говорилось: «церковный человек», «нецерковный человек». Согласитесь, что так как-то понятнее, а «ушел из Церкви» звучит так же просто и печально, как «ушел из семьи». Ну что ж, ушел так ушел.

Кстати, если так вот, попросту, то понятно, что рассуждения о том, почему человек не в Церкви, имеют приблизительно столько же смысла, сколько глубокие соображения о том, почему он не женат на Марии Васильевне. А может, и вообще не женат.

Ну, не в Церкви, так не в Церкви. Чего ж ему так волноваться-то? Напоминает эпизод из честертоновского романа, где некий молодой человек декларирует свое неверие и объясняет девушке, что причастие для него — просто кусок хлеба. А она отвечает: «Пусть так, но почему же Вы так боитесь съесть этот кусок хлеба?».

Отец Петр по причине неравнодушия постоянно соединяет некоторые вещи в единый пучок. Вот и на этот раз привычным образом аранжировал букет из православия/неправославия и либерализма/нелиберализма.

На мой взгляд, делать этого не стоит.

Во-первых, потому что прямой связи между религиозностью и общественными воззрениями… во всяком случае быть не должно.

Во-вторых, русский либерализм, даже перенесенный в плавильный котел, почему-то отличается сугубой нетолерантностью, и в первую очередь — относительно Церкви. Ведь стандартный либерал даже не скажет про стандартного православного, что тот — человек верующий, скажет клерикал. И хорошо еще, если это звучит как плевок, а бывает, что и как выстрел. Правда, позиционирующие себя православными тоже подчас хороши. Но относительно них всегда можно сказать, что они обнародуют (очень хочется сказать обналичивают) свои личные идеи, никакого отношения к религии не имеющие; они, конечно, будут протестовать, но ведь и рабовладельцы американского Юга утверждали, что защищают Божественные установления. А вот антилиберальные либералы… сами понимаете.

Фото orthphoto.net

Могу только восхищаться, насколько молоды душой мои «соответчики». Им интересно читать Кондрашова. А мне нет, потому что самый высокий уровень образованности не делает в моих глазах чем-то ослепительно новым такую совокупность свойств: в Бога человек не верит (верил бы, если бы не гадкие люди), Евангелия не признает (боится фальсификаций), учение Христа ему подозрительно, Церковь не нравится. Ну и не больно-то и хотелось, не нравится так не нравится, пусть отдыхает. С глубоким моим уважением. Конечно, тут есть какие-то тонкости и нюансы, но недаром было сказано, что дьявол кроется в деталях.

Опять-таки давным-давно известно, что есть те, которые ищут такую Церковь, чтоб была их достойна, и те, кто знает, что недостоин никакой Церкви, даже вовсе убогонькой.

В конце концов у нас что, проблем нет? Да навалом! Лучше бы приехали ко мне Сергей Львович и Андрей Сергеевич, которых уважаю и почитаю, и поговорили бы мы об этих проблемах. Глядишь, и на душе бы полегчало. Проблем бы мы не решили, но хоть путем дружеского обсуждения укрепились бы в решимости их переносить.

Да и неужто нет у нас дела Великим постом, кроме как отвечать человеку глубоко равнодушному, которому не аргументы наши нужны, а интересует возможность себя показать — и чтоб все восчувствовали его величие. Меня, если честно, гораздо больше волнует мое состояние, потому что на четвертом десятилетии церковной жизни я, как и всякий нормальный человек, готовлюсь к исповеди и исповедуюсь все с тем же напряжением. И благодарю за это Создателя.

И разве у церковного порога не найдется людей, которые тоскливо топчутся и робеют? Нам что, действительно интереснее протестные пикеты?

Наверное, в начале 90-го года я видела, как после лекции в НИИ отвечал на вопросы о. Александр Мень. Подошел к нему доктор наук и небрежным голосом спросил: «А как там насчет загробной жизни, есть она или нет?». На что батюшка тоже равнодушно-научным голосом сказал: «На это счет существуют разные теории, и Вы можете выбрать ту, которая Вам больше по душе». — «А Вы-то сами что думаете?», — спросил ученый уже с некоторой заинтересованностью. — «Я священник», — строго ответил батюшка, — «Я принимал священническую присягу, и мои убеждения в этом вопросе всецело определяются ею». И тут вопрошающий уже почти со слезой спросил: «А на самом деле она есть?». И отец Александр улыбнулся ему и теплым голосом сказал: «Ну, конечно, есть».

А мы шумим.

В Новом Завете, который мы признаем, можно найти слова двух Апостолов, которых мы почитаем.

Апостол Петр: …будьте готовы всякому, требующему у нас отчета в нашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением (1Пет 3:15). Так неужто ж непонятно, что это не тот случай, что А. Кондрашова наше упование абсолютно не волнует, а наши кротость и благоговение он и под микроскопом не узнает? Скорее уж это тот случай, о котором говорит апостол и евангелист Матфей: не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас (Мф 7:6).

Ох, грубый человек евангелист Матфей. И Евангелие его неполиткорректно. И мы, следующие этому тексту, наверное, люди нехорошие. Но зато Кондрашеву Апостол прямо-таки в руки вкладывает блестящий способ опровержения: можно ведь и не попирать ногами и не терзать нас — и тогда получится, что Апостол не прав. Или что здесь нет свиней…

Но все-таки фраза «мне и пришло на ум растолковать игумену Петру и его единомышленниками, почему я, … не приемлю их религию и Церковь»… гм-гм, как-то, знаете, стилистически не греет душу. И очень хочется сказать: «Да, конечно, дорогой, идите отдохните, Вы, должно быть, переутомились. Ведь столько пришлось заниматься вопросами, в которых Вы никак не компетентны».

Читайте также:

Письмо в редакцию: Почему я не православный?

Почему приличный человек может быть христианином?

Письмо первое: об Истинном Свете и евангельских предостережениях

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Лингвист Алексей Шмелев: Возможность сказать “нет” – важная составляющая свободы

О мате, нормах языка и почему сейчас постоянное чтение не воспитывает грамотность

Чтобы отличать добро от зла, разве нужна религия?

И почему не хватит простой человеческой эмпатии

Николай Казанский: Наука – это то, что можно объяснить ребенку

Ученый-филолог о том, как разошлись дороги физиков и лириков

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: