Сила духа

|

Недавно мы познакомили наших читателей с удивительной книгой архиепископа Иоанна Белгородского и Марии Городовой “Любовь долготерпит”. На книгу приходит множество откликов, она не залеживается на прилавках, ее читает и молодежь, и люди старшего поколения. История Марии о своей жизни по-настоящему поразила многих: и в “Российскую газету”, и на наш портал пришло множество писем.

Обсуждая вместе с Марией ее готовящиеся статьи, мы заметили, что письма на наш православный сайт приходят совсем другие, чем в Российскую газету. На “Православие и мир” пишут слова благодарности, восхищения. В “Российскую газету” приходят письма-исповеди, письма – крики души, на многих страницах повествующие о тяжелейших скорбях. Наверное, причина этого, предположили мы, в том, что у человека, живущего вне Церкви, вне таинств церковных, часто нет никакой другой возможности излить душу и найти утешение, поэтому и рассказ Марии, и ее ответы читателям стал единственным просветом в жизненных тяготах. Будем надеяться, что ответы Марии Городовой помогут им прийти к вере в Господа. Будем молиться о тех, кто пока не открыл для себя пути спасения.

А сейчас новое письмо. 

«Здравствуйте, Мария! Честно говоря, меня очень задела Ваша статья «Дар прощения», напечатанная в «Российской газете – Неделя», №4734, где автор письма рассказывает, как его предал его же товарищ. На мой взгляд, история описана однобоко –   только со стороны того, кто обижен предательством. Это как если бы на суде выслушивали только одну сторону. Но ведь бывает, что человек предает не по злобе, не из жадности или подлости, а из-за того, что оказался слабым. Но ведь это только герои голливудских боевиков не ведают страха, не поддаются панике, стойко держат удар и даже спасают человечество. Но это Голливуд. А обычный человек может дрогнуть, потому что сдали нервы, или   неправильно оценил ситуацию, да просто ошибся… Но так ли уж он виноват в том, что   его слабость привела к чьей-то гибели? Подчеркиваю, не подлец, не предатель – таким, конечно, нет оправдания, а обычный человек, оказавшийся неготовым к ситуации, в которую он волей случая был вовлечен?

Пишу так, Вы уж извините, потому что сам оказался втянутым в такую историю, и те трагические последствия, к которым она привела, не дают мне спокойно спать уже много лет. Дело было в начале 90-ых, я только что закончил мехмат МГУ, но мое математическое моделирование никому в то время нужно не было, и полтора года я   перебивался случайными заработками, пока меня не взял к себе друг моего отца. Дядь Леша (по детской привычке я про себя продолжаю называть его так) пришел к нам на поминки папы, разговорился со мной и предложил идти к нему на фирму: «Вижу, ты головастый, разберешься». Алексей Леонидович был не   только блестящим ученым, но и   талантливым организатором: балагур, хохмач, он мог обаять кого угодно, отлично играл на гитаре, сочинял песни и, пока позволяло здоровье, до первого инфаркта, увлекался альпинизмом. В конце 80-ых дядь Леша одним из первых ушел из чистой науки и создал свой бизнес. Сына у него не было, дочка Ирэна   в детстве переболела полиомиелитом и замужество ей не светило, поэтому, думаю, во мне дядь Леша увидел свою смену. Многому научил, сразу начал двигать вверх, а когда я женился, сделал   замом – правда, без права подписи.

  Конечно, я был ему благодарен, хотя со временем понял, что посвящает дядь Леша меня не во все. И не то чтобы не доверял – скорее, придерживал. Не давал себя проявить. Ну, например, предлагаешь ему, как можно какую-нибудь коммерческую схему, скажем так, оптимизировать, а он – ни в какую: «Нет, рисковать не будем! Лучше меньше, но корректно». Но это сейчас все корректными стали, а в 90-ых, помните, наверное, что творилось! У кого были мозги, кто не боялся рискнуть, такие дела проворачивали! А этот упрется, и все – в итоге такие деньжищи пролетали мимо, дух захватывало. Меня, конечно, такой совок раздражал – молодой был, амбициозный, непуганый.

  Ну, однажды я и не выдержал – в обход Лешика решил срубить денег, каюсь. Схемку мне предложил мой дружок по спортивной секции, схемку нехитрую: «контрабасом», как тогда это называли, то есть мимо таможни, кое-что прогнать. Ну, прогнали, срубили, разбежались – все. А через полгода, когда я уже и забыл про это, ко мне пришли ребята из конкурирующей фирмы, и рассказали – когда, с кем, как. Потом я понял, что это был просто наезд, а тогда струхнул. Естественно, к дядь Леше – повинился. Тот сначала орал, что я, щенок, дело под удар поставил… Ну, поорал-поорал и стали думать, как ситуацию разруливать. Ребята эти, конкуренты, сначала на нас хулиганов с распальцовкой наслали. Ничего, у нас на этих хулиганов свои нашлись. Тогда они прессинговать по-взрослому стали – с демонстративными «хвостами», с угрозами. «У них на нас ничего нет, – твердил дядь Леша, – документов нет, зацепить нас нечем – иначе бы мы уже на нарах отдыхали. Значит, надо продержаться, пока я свои ресурсы не подключу!» Сейчас, с высоты своего опыта, я понимаю, что дядь Леша был прав, но тогда… Тогда мне казалось, что легко ему, уехавшему подключать ресурсы, говорить   это мне, а каково жить, когда боишься входить в подъезд? Когда подходишь к гаражу и следишь, а кто идет за тобой? А какая машина рядом? Внешне ты – гора мускулов, ты еще пытаешься держаться, а внутри все дрожит, как желе . Конечно, дядь Лешины друзья проинструктировали меня. Я знал, например, что нельзя на производстве появляться одному, что главное – не привести «хвост» на дачу, куда мы свезли мою беременную жену и маму. Мне объяснили, что если я еду ночью из города, а меня начали прижимать – то все: «Не задумывайся, тарань, выкидывай всех с дороги!..» Да, меня подстраховывали, но, кто бы знал, как противно, просыпаясь с утра, вдруг вспоминать, что за день предстоит… И, главное, не ясно, сколько еще таких дней впереди.

  Да, я сломался, да я подписал то, что меня попросили. Скажу больше – я понимал, что делаю, но мне было невыносимо жить в этом кошмаре, все время чего-то бояться и чего-то ждать. Ты ищешь опоры, а ее нигде нет!   И я не выдержал. Легко судить меня тем, кто не был в моей шкуре. А для   меня тогда эта подпись, эта закорючка была освобождением – от изматывающего чувства страха.

Дядь Леша сел, через полтора года его не стало. Моя жизнь, поверьте, при всем видимом благополучии, совсем незавидна. Меня сломали. Кто? Враги, обстоятельства, я сам? Не знаю. Знаю только, что однажды я не смог быть сильным, и теперь это навсегда со мной. И только иногда, как напоминание о счастье, мне снятся папа с дядь Лешей: молодые, веселые, белозубые, они смеются и помогают мне, мальчишке, подобрать аккорды к своей любимой «Милая моя, солнышко лесное…»

Сергей.

Здравствуйте, Сергей! В своем письме-исповеди Вы много пишете о силе и слабости, объясняя произошедшее этими двумя категориями. Но давайте задумаемся, а что делает человека сильным? И вообще, что такое сила? У Николая Александровича Бердяева есть удивительная статья «Дух и сила», где подробно исследуется проблема   силы. Сегодня, когда мы абсолютизируем такие формы проявления материальной силы, как деньги, власть, успех, или даже молодость и красота – это сейчас наши идолы, статья актуальна как никогда.

«Сила, – утверждает Бердяев, – сама по себе не есть ценность». Она ею и не может быть, потому что, как и все материальное, сила сама по себе не имеет качества, качество материальному придает только Дух.

И дальше: «Закон природного эмпирического мира есть бешеная борьба индивидуумов, родов, племен, наций, государств, империй за существование и преобладание. Люди одержимы демоном воли к могуществу, и он влечет их к гибели». Но почему именно к гибели? Всегда ли? Да, всегда, потому что борьба идет в плоскости материи, «природного, эмпирического мира»: одна сила борется с другой силой, чтобы заполучить еще большую. В этом замкнутом круге бешеной борьбы окончательная победа невозможна: на одних хулиганов найдутся другие, посильнее, а на тех – третьи. На наезды конкурентов, если б Вы дали своему дядь Леше время, сыскались бы и ресурсы, но и   это   бы не означало, что за Вами осталось последнее слово. Победы, одержанные в такой борьбе, всегда временны, вечна только сама борьба. И то, когда хрупкость человеческого естества ее не выдержит, – это уже   частность.

«Но в этот страшный, поистине одержимый мир, – пишет дальше Бердяев, – в мир,   в котором все насилует, может вторгаться иное начало – духа, свободы, человечности, милосердия». И тогда замкнутый круг борьбы одной силы с другой ради обладания третьей разрывается. Появляется нечто – качественно новое. «Христианство, – говорит   Бердяев, – в самом корне противостоит культу силы. Бог этому противостоит, Бог никого не насилует, Он оставляет даже свободу себя отрицать, Он ищет лишь свободного ответа и свободного соучастия в Своем деле. Дух никого не насилует, в этом Его сущность, Дух может лишь преображать», – а значит, делает вывод философ: «Только сила Духа не призрачна, и ей принадлежит окончательная победа». Вот в этих словах ответ на вопрос, в чем же человек может обрести опору? Что способно сделать его действительно сильным?  

В XX веке жил удивительный человек, Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий   – хирург, архиепископ, богослов. Он прожил потрясающую жизнь, в которой были и аресты, и ссылки, и холод, и голод, и потеря жены, и война. И тысячи больных, которых он прооперировал. И научные открытия в области региональной анестезии. И книги, ставшие классикой: «Очерки гнойной хирургии» в медицине, и «Дух, душа и тело» в богословии. И более тысячи проповедей – проповедей, произнесенных в атеистической стране. Стойкость и сила духа этого человека   поражают. Очень советую прочитать его автобиографию, она называется «Я полюбил страдание» и   помогает понять, что в этом мире истинные ценности. А мне, Сергей, хотелось бы привести слова из проповеди святителя, слова, «сказанные не от разума, а по собственному опыту»:

« Вы спросите: «Господи, Господи! Разве легко быть гонимыми? Разве легко идти через тесные врата узким и каменистым путем?» Вы спросите с недоумением, в Ваше сердце, может быть, закрадется сомнение – легко ли иго Христово? А я скажу вам: «Да, да! Легко, и чрезвычайно легко». А почему легко? Почему легко идти за Ним по тернистому пути? Потому что будешь идти не один, выбиваясь из сил, а будет тебе сопутствовать Сам Христос; потому что Его безмерная благодать укрепляет силы, когда изнываешь под игом Его, под бременем Его; потому что Он Сам будет поддерживать тебя, помогать нести это бремя, этот крест». (Из проповеди 28 января 1951года).

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!