Скандальные девочки

|
Ольга Алленова — о том, как нужно наказать участниц панк-группы, учинивших скандал в храме Христа Спасителя
Ольга Алленова

Ольга Алленова

Все, что происходит сейчас с Pussy Riot, бьет в первую очередь даже не по РПЦ, а по православию в России

Ольга Алленова.

Молодые девицы в разноцветных колготках влезли в алтарную часть храма Христа Спасителя, куда ни один верующий человек никогда не ступит, и спели местами глупую, местами смешную, но в целом оскорбительную для верующих песню. Я человек либеральных взглядов, но меня эта акция возмутила. Потому что если завтра любая панк-, рок- или рэп-группа начнет осквернять храмы, мечети, синагоги, то будет гражданская война.

Известно, что верующие бывают очень разными. Есть верующие мусульмане, которые простят оскорбившего их; есть такие, кто если не простит оскорбившего, то будет молиться, чтобы Бог его наказал; а есть радикалы, которые пойдут и лично расправятся с оскорбителем. И дело тут вовсе не в религии, а в людях. В Израиле я встречала иудеев, которые до сих пор считают, что кидать камни в людей, проявляющих неуважение к их вере, значит, защищать свою веру. Это, несомненно, радикалы, но есть и такие, кто не разделяет их взглядов, однако считает, что за любое оскорбление веры следует строго наказывать по закону. Иначе хрупкий мир и равновесие будут нарушены. Поэтому туристов и паломников обычно предупреждают, в каких кварталах как надо себя вести.

И даже в толерантной католической Европе мне трудно представить себе то, что произошло у нас в ХХС.

Среди православных христиан тоже есть очень разные люди. Кто-то подумает, что Pussy Riot — просто глупые маленькие девочки, которые не ведают, что творят. Кто-то — что эти маленькие девочки намеренно оскорбляют православных, но поскольку православные должны прощать обидчиков, то и девиц надо простить. А кто-то убежден, что свою веру надо защищать, в том числе и от таких акций. Вот эти последние и потребовали наказать панк-группу.

И даже среди православных философов и иерархов сейчас идет дискуссия, надо или не надо прощать такие выходки. И было бы странно, если бы православные в едином порыве сейчас твердили, что девушки виноваты и подлежат инквизиции или что их надо простить и отпустить. Верующие — это часть общества. Общество не может ходить строем и по команде. А религия всего лишь дает свод нравственных правил, которые порой можно по-разному трактовать. Ведь один из основных принципов религии — свобода воли.

Поэтому для меня совершенно нормально, что одна часть верующих обратилась к властям с требованием наказать хулиганок, а другая — собирает подписи под обращением к патриарху Кириллу с просьбой простить девушек и ходатайствовать об их освобождении.

Ненормально для меня другое. Власть в последнее время намеренно идет на обострение отношений с обществом.

То, что произошло 5 марта на Пушкинской площади, можно расценивать как провокацию радикальной части оппозиции, которая не послушала Рыжкова, объявившего митинг законченным и призвавшего всех разойтись по домам. А можно — как демонстрацию силы со стороны власти, которая как бы говорит: “Все, наигрались в демократию, больше не позволим”.

Жесткость, с которой разгоняли протестующих, привела к появлению многочисленных слухов в соцсетях, где писали, что людей бьют головами о бордюры и об асфальт, что ОМОН намеренно избивает протестующих, и это вызывало еще большую ненависть и озлобление у читателей. Для меня совершенно очевидно, что именно вот эти ненависть и озлобление были главной целью тех, кто призвал людей остаться на площади после окончания митинга. Они знали, что их разгонят, они намеренно шли на провокации, потому что, если бы они ушли вслед за Рыжковым, им потом пришлось бы еще долго и нудно работать, строить какие-то партии, проводить какие-то протесты, потеряв при этом часть радикального электората и своей популярности. А вот такая акция очень продуктивна, ведь вызванные ею ненависть и озлобленность людей — это прочный фундамент, на котором они будут строить свою дальнейшую политическую деятельность.

Хотя начинать надо было с другого. С профсоюзов, с еженедельных, разрешенных митингов за свободу слова, за честные выборы, за права человека в регионах, где об этом словосочетании забыли, за права инвалидов и бездомных детей. Да, это скучно. Да, это утомительно. Но никакое благо не дается без долгой и кропотливой работы. Пока мы не перестанем истерить в соцсетях и на площадях и не научимся работать по каждому случаю нарушения прав и свобод, нас будут бить, прессовать и нас не будут воспринимать всерьез.

Ненависть же и злость, на которых часть оппозиционных лидеров собирается строить свое будущее, не приведет нас ни к миру, ни к справедливому общественному устройству, ни к честной власти. А приведет к революции, войне, крови.

Так вот, ненависть, которую инициативная группа православных (кстати, кто они?) демонстрирует сейчас в отношении девиц из Pussy Riot, приведет к отторжению православия у части общества. Уже повсюду звучат высказывания о том, что если религия позволяет, чтобы мам малолетних детей осудили на семь лет, то эта религия плохая.

Многие ведь не понимают, что не религия виновата. И религия, где прощены были грехи Марии Египетской и разбойника-убийцы на Голгофе, никогда не потребует семилетний срок для молодых мам за их глупость и провокацию.

Так и церковные иерархи, если они хотят показать пример христианского благочестия, наверное, должны простить этих девиц. Бог накажет, если они заслужили наказания. На мой взгляд, это достойная позиция.
Другое дело — реакция светских властей. Угрожать семилетним сроком за действия, которые можно наказать 15 сутками ареста,— такая же общественная провокация, как и то, что совершили эти барышни.

Для меня в этой истории очевидно, что девицы или те, кто их толкнул на этот “подвиг”, не случайно выбрали ХХС для своей акции. Они ведь могли спеть свою песню на любой другой площадке. Но выбрали главный кафедральный храм России, наверняка зная, что будут последствия.

Целью акции была не сама акция, а последствия — общественный гнев и осуждение в адрес Церкви, оправдывающей, мол, неадекватно жесткое наказание. Сегодня, когда люди стали ходить в храмы, когда приходские церкви стали развивать благотворительность, обслуживать хосписы и детские дома, когда для многих в жизни появились какие-то нравственные ориентиры, такие удары бьют прежде всего по этой части меняющегося общества. И это очень опасная тенденция. И выгодно это может быть не столько неким силам извне, как нам часто внушают, сколько самому государству. Крепкая Церковь, стоящая на людях, а не на церковных чиновниках,— опасный конкурент светской власти. На Кавказе во многих местах уже давно религия заменила власть, и люди живут по религиозным законам, потому что светские не работают. То же самое может случиться и в Центральной России.

Я знаю, что проповеди во многих храмах сегодня достаточно оппозиционны по отношению к власти. Многие священники начали говорить, что мириться с несправедливостью и злом нельзя, это большая ошибка; что призывы к всеобщему смирению всегда и везде — неверная трактовка священных текстов; что зло нужно исправлять и ему нужно противостоять, не нарушая, конечно, закона. Так вот, во многих храмах сегодня прихожане не верят власти, но верят священникам. Кому все это угрожает? Власти.

Поэтому мне совершенно понятно, откуда взялась и “инициативная группа православных”, и эти наручники на девичьих руках, и эти решетки, как для опасных преступников, Неужели все это нужно, чтобы внушить отвращение к Церкви?

На мой взгляд, стоило ограничиться административным арестом и отпустить девиц к детям. И тогда об этом эпизоде забылось бы через пару дней.

Но пока реакция на такие акции будет столь жесткой, у них будет общественный резонанс, а значит, они будут продолжаться. Надо лишить организаторов этих акций мотивации. Если они поймут, что проводить такие акции бесполезно, что участники будут получать 15 суток за хулиганство и уходить домой, они перестанут лезть в храмы и в души к верующим.

Ольга Алленова

Источник: “КоммераснтЪ-Огонек”

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: