Скрип скреп

|
О дискуссии вокруг Даров Волхвов и причинах её возникновения — вице-президент «Медиа-союза» Елена Зелинская.

Накал дискуссии про очередь к Дарам Волхвов возрос до точки кипения.

Казалось бы, что вообще может вызывать споры? Научное исследование внезапной религиозности как нового общественного феномена — да, конечно, пусть социологи работают. Но в чем здесь конфликт?

Довольно значительная группа наших сограждан желает выразить свои чувства именно таким образом. И чувства, и их выражение гарантированно Конституцией. Дело правительства обеспечить порядок, как это всегда должно быть при массовом скоплении людей. Вот и все.

Оказывается, не все.

Главным предметом спора стало обсуждение извечного русского вопроса: како веруеши?

Обе стороны, с остервенением, весьма далеким не только от христианского, но и от общечеловеческого, обвиняют друг друга в отсутствии глубины, смирения, знаний, гордыне, идолопоклонстве, снобизме, в неправильном проявлении чувств, в имитации чувств, в не той направленности чувств и — апофеоз — в оскорблении этих самых чувств.

Причем каждый спорящий, конечно, убежден, что он-то чувствует правильно.

Можно бы было мне сейчас завершить тему замечанием общего характера: да, все люди разные, некоторые предпочитают двоеперстие, и надо учиться терпеть друг друга.

Однако, это означало бы, что я уклоняюсь от острых углов.

Не уклонюсь.

Проблема, на мой взгляд, не только в том, что существуют разные виды религиозности и разные способы ее проявления. Это-то как раз нормально, только непривычно.

Проблема в том, что именно один из них последнее время, гласно и негласно, поднят на щит и признается самым правильным, духовным, специфически русским. Короче, скрепой. Описывать этот тип я не стану, это делали без меня в достаточной мере.

Именно этот факт и вызывает раздражение. Именно поэтому появились выходящие за все грани обвинения.

— Посмотрите, — кричит одна сторона, — кого вы выносите за образец! Эти люди невежественны! Они волхвов по именам не знают!

— Да кто вы такие, — кричит другая сторона, — возомнили о себе!

Ну ведь и правда, не знают. Считают, что волхвы названы так по месту рождения, а именно на старинной русской реке Волхов.

Ну ведь и правда, возомнили. Тибр от Трира отличают легко, а движение сердца заметить не обучены.

Но правда и в том, что уже однажды пытались делать из людей гвозди. И людей недосчитались, и гвоздей как не было, так и нет.

Теперь нам предлагают перековаться на скрепки. Пытаются изобразить модель искомого предмета.

Я понимаю, с горечью понимаю всю необходимость поиска модели.

И предельно согласна, что, кроме как в Церкви, нигде не найти того, что нам жизненно важно: смягчения нравов.

Но вот тут и есть главный парадокс: христианство — не инструмент, его нельзя использовать. Бесполезно делить его на части, выделяя и одобряя самую удобную. Смешно надеяться, что его можно применить в решении важных народно-хозяйственных задач. Тщетно повышать религиозность указами, как надои.

Мало того, что тщетно. Обратного эффекта добиться можно.

Что мы сейчас и наблюдаем.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Не понимаю, что читают на службе!

Протоиерей Александр Ильяшенко о переменах в Церкви

Акафист по планшету

О том, как не чувствовать себя в храме как в театре

Мост между нами и Богом

Зачем нужны обряды и можно ли их менять

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!