Скрытый контент

Шаг. Еще полшага влево, пригнувшись. Не наступить на сухую ветку. Надо соблюдать осторожность, ведь эти твари умеют слышать за сотню метров! Надо сохраниться, а то все продвижение по локации пойдет коту под хвост. Итак, что мы имеем? На инфернальное проклятье маны может не хватить, а бороться с оборотнями при помощи пистолетов опасно: только возьмешь одного на прицел, он исчезает, и появляется уже за спиной. И кусает. Больно. Иногда можно заработать жуткую головную боль на всю ночь, если светит Луна. Что же делать? Разве что прибегнуть к заклятию Бафомета – оно не требует никаких ресурсов, только голова потом как чужая. Но зато всякая нежить впадает в состояние ступора на несколько секунд. Тут-то их можно даже пулями… Лишь бы успеть всех добить, а не то… Вот Ленька на днях упустил одного волколака, так тот притащил с собой несколько баньши. До сих пор пацан ходит, переспрашивает, что ни скажешь, по несколько раз. Глухая тетеря. Хорошо, родители его не узнали правды: он-то им сказал, что наушники на всю громкость были включены, когда он музыку на плеере включил. А то были бы проблемы!

Игра-то запрещенная.

Комитет игровой цензуры обнаружил какой-то скрытый контент в гениальной новинке от «SethGames». По словам занудного пресс-секретаря Комитета, игра «Baal Power: Keep Yourself Alive» не соответствует международным нормам безопасности. На саму «SethGames» наложили строгие санкции, все диски с игрой были уничтожены еще до их поступления в магазины.

Лицензионные диски.

Конечно, за приобретение и хранение у себя контрафактных дисков с игрой грозил довольно крупный штраф. За продажу – срок.

Наверное, поэтому желание всех геймеров заполучить «Baal Power» не останавливалось даже перед заоблачной ценой обычного диска в пять петабайт. Когда Данька, которому пришлось всю осень решать за деньги задачки по астрофизике, чтобы скопить денег на игру, наконец притащил домой диск, его волнение было просто неописуемо. Родителей он не опасался – они уже год как перестали входить в его комнату без звонка. А систему он, конечно же, отключил от Сети заранее. Для этого пришлось имитировать смерть декодера. Данька надеялся, что это отвлечет внимание бдительной службы общественной безопасности. Подросток, отключившийся от Сети добровольно, либо сошел с ума, либо хранит на накопителе что-то запрещенное. А замена декодера стоит немалых денег. Это будет выглядеть естественно.

Перед первым запуском игры Данька было усмехнулся над названием, снисходительно процедив: «Real power is a gun power!» Теперь от прежней иронии не осталось и следа. Мощь огнестрельного оружия в этом мире была крайне сомнительной.

Данька вздохнул, вспоминая, как он чуть было не лишился зрения, обороняясь от мерзкого василиска при помощи двойной «беретты» в самом начале игры. Тварь атаковала невзирая на пули. Данька тогда чуть было не сломал хрупкий шлем, упав на пол. Глаза не видели ничего почти час. Когда он, все же, с третьей попытки, развеял монстра в пыль, воспользовавшись услугами дьявольских игральных костей, то понял, что битва будет действительно тяжелой.

Данька дважды тонул в ядовитом болоте, заработал лающий кашель на четыре часа. Один раз харкал кровью, будучи пронзен ножом бродячего торговца, которого он пытался нагло обокрасть. Не раз сидел в туалете, отравившись в очередной раз незнакомым грибом или красивой ягодой. Однажды он даже обмочился, когда взрыв неудачно поставленной против мертвецов мины оторвал ему обе ноги. Главное – вовремя перезагрузиться. Так быстрее проходят болевые ощущения от игры. Да, игрушка конкретная. Слюнтяям вроде Игорька из параллельного класса тут делать нечего. К счастью, Данька был опытным геймером, занимавшим почетные места во всех подпольных соревнованиях по стрелялкам и ролевым играм. Многие считали его настоящим «отцом». Сейчас же ему предстояло пройти всю игру, доказав друзьям и самому себе свой профессионализм. Ведь очень многие отказались от продолжения игры. Кто-то застрял на одном месте, кто-то испугался боли, а кто-то предпочел возможность ходить ночью в туалет, не шарахаясь от каждого скрипа. Были такие, которые кричали во сне, вздрагивали на уроках, бросались на людей. Психи, в общем.

Данька для своих семнадцати лет обладал достаточно крепкими нервами, устойчивой психикой, повышенной стойкостью к любым психологическим воздействиям, на него не действовал даже терапевтический гипноз, обязательный для всех школьников. Даже алкоголь не столько опьянял, сколько делал его болтливым и любвеобильным ко всем видам живых существ. Выпив лишнего, он легко мог простить злейшего врага, а на улице аккуратно перешагивать через разных червячков, опасаясь ненароком задавить. Поэтому он никогда не садился играть выпившим. Ведь поднять руку даже на виртуального противника он не мог.

Вот и вчера вечером он, возвращаясь со дня рождения Толяна, нашел у мусорного бака котенка, которого кто-то выбросил на мороз. Были выходные по случаю Дня революции, и санитарная полиция не работала.

«Вот везунчик!», – удивился Данька, беря его на руки. Неподалеку от заброшенной стройки была старая теплотрасса. Туда он котенка и понес, соображая на ходу, как теперь его кормить. Домой он его взять не мог: старая Найда терпеть не могла все семейство кошачьих. Она рычала даже на стереовизор, если там показывали кошку. Или даже тигра.

В теплотрассе оказался человек.

Это был белый как лунь старик, одетый в какое-то рванье. Он проснулся и теперь испуганно смотрел на Даньку, открыв почти беззубый рот. У него была старая водородная горелка, которая не давала старику околеть от холода и светила голубым неярким светом.

Данька соображал недолго. Перед ним был самый настоящий бродяга. Нежелательный элемент. Человек, отказавшийся от Регистрации.

Человек, не имеющий Регистрации, не имел права на жилье и медицинскую помощь, на доступ в общественные места, в общем, на жизнь в городе.

«Завтра кончаются выходные. Патруль проверит все закоулки. Тебя найдут», – отрывисто сказал Данька, выглядывая наружу. Старик продолжал жалобно смотреть, сжавшись в углу.

«Уходи отсюда сейчас же. К югу от города должны быть «нахаловки». На выходах из города – односторонние посты», – угрюмо продолжал Данька, снимая с себя теплоизоляционный плащ и шапку.

«На вот, возьми, оденься. Одежда клубная, дорогая. Так на тебя не обратят внимания, только пьяным притворись, капюшон надень».

Старик, осознавший, наконец, произошедшее, издав, глухой звук, повалился на колени. Он пытался поймать Данькину руку и поцеловать.

«Сыночек, родненький!»

Даньке стало неловко.

«Давай, блин, вали отсюда поскорей, пока тебя не увидел никто! И котенка возьми, присмотришь за ним», – пробурчал он, выбираясь на мороз. До дома было рукой подать.

«Спаси тебя Бог, миленький!» – донеслось ему в спину. Данька дернулся и припустил домой.

Боговер! Безумный псих. Но почему же он не попытался напасть сзади и принести его, Даньку, в жертву Богу? Ведь так описывает культ боговеров курс социологии за шестой класс. Мрачные ритуалы и, кажется, поедание младенцев или что-то в этом роде. Наверное, из-за старости этот боговер был уже не в состоянии напасть на кого-либо.

Родителям он сказал, что одежду потерял спьяну. Они, кажется, поверили. Отец, в принципе, вообще не расстроился. Мать для порядка поругалась немного.

На следующий день Данька уже почти забыл инцидент, и, придя с занятий, погулял с собакой минут пять, наспех перекусил и заперся в комнате, чтобы завершить прохождение очередного уровня игры.

Над мрачного вида заброшенным кладбищем стоял туман. Холодный и липкий. Видимость – метров двадцать, не больше. Пригибаясь, Данька передвигался не спеша, тщательно прислушиваясь, осматриваясь. Пять метров прошел, подождал секунд десять – сохранился. Оборотни – еще не самое худшее, что может быть на кладбище. А до кладбища никто из других геймеров еще не доходил. Большинство из них застряли за несколько локаций до этого места.

Странно. Что-то слишком тихо и спокойно. Не к добру.

Данька приготовил было заклинание молнии, но тут же передумал. Туман слишком густой. Может и самого зацепить. Аптечка пуста. Лучемет иссяк еще в пещерах, где были какие-то твари, выходящие из камня. Два древних пистолета большой уверенности не внушали. Остаются Бафометово заклятие да трансформация жизненной энергии в магическую. Опасно, правда. Ну да ладно, пора двигаться дальше.

Внезапно Данька ощутил какую-то тревогу. Не ту, что заставляет сознание мгновенно собраться и искать опасность, анализируя ситуацию. Не привычную игровую. Внутреннюю. Реальную.

Мороз прошел по Данькиной коже. Страх был неведом ему ни в одной игре. Он всегда отличал реальность от виртуальности. Поэтому и выигрывал. Не благодаря быстрой реакции и точной стрельбе. Благодаря умению различать и думать, не паникуя.

Но сейчас он ощущал страх в игре. Это был почти ужас. Его не атаковали орды монстров, не грызли вампиры, не проклинали колдуны, а он боялся.

Из тумана показалась чья-то фигура. Данька взял на изготовку пистолеты, и начал было бормотать формулу заклятия, но онемел и выронил оружие из рук на жухлую траву. Ему очень хотелось заорать команду «Escape!» и оказаться у себя в комнате.

Из тумана размеренной походкой шел вчерашний старик. В Данькином плаще и шапке. Из правого кармана плаща выглядывал котенок, озираясь по сторонам.

«Сыночек, зря ты купил эту игру. Миленький мой, поскорее выходи отсюда! Помилуй тебя Бог!» – старик крестообразно взмахнул правой рукой.

«Давай, родимый, скорее!» – старик оглянулся назад, где сгущался и темнел туман, медленно трансформируясь в какую-то ужасающую сущность.

«Escape!» – заорал Данька, но ничего не произошло.

«Alt – F4!» Тот же результат.

Деревья почернели и стали сдвигаться, образуя ловушку. Почва под ногами стала зыбкой и податливой.

«Control – Alt – Delete!» – судорожно выдохнул Данька, глядя, как нечто неописуемое старается обойти распростершего руки старика стороной, чтобы добраться до него, Даньки.

«Боже!» – этот крик вырвался из парализованного страхом естества Даньки и мгновенно вернул его в реальность. Какая-то сила вырвала его из шлема, сорвала гибкие манипуляторы с рук и ног, и отшвырнула в угол. Широко раскрыв глаза, Данька наблюдал, как вырываются голубые молнии из шлема, как судорожно дергаются манипуляторы, изрыгая электрические разряды, и пытаясь дотянуться до него. Дисковод застонал, и диск взорвался. Манипуляторы обмякли, шлем обуглился. На обложке диска метался нарисованный огненный демон.

«Боже!» – все шептал и шептал Данька.

 

Священник Сергий Адодин

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: