Слова и проповеди. На Вербное воскресенье

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 42, 2005

Вербное воскресенье

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня великое торжество — вспоминается торжественный царский вход Господа в Иерусалим. Но вчера был день большой трагедии, — трагедии и радости. Христос Спаситель воскресил из мертвых Своего друга Лазаря, тело которого четыре дня пребывало в земле, а душа в аду. И так как Бог есть начальник жизни, то Он возвратил из ада его душу и тело возвратил из тления, из гроба. Лазарь четыре дня уже пребывал во гробе. Бог, конечно, знал это, но медлил придти к Своему другу, чтобы его исцелить и не допустить прикосновения к нему тления смерти. Так угодно было Спасителю Христу, чтобы показать воскресение тела уже посмердевшего, а душу вырвать из ада преисподнего.

Так говорит о пребывании души после смерти во аде (в шеоле) еврейское библейское сказание, которое является фундаментом Нового Завета, новой жизни и новой веры, растворенной молитвой, благодатью. Так и построена вся наша вера, потому что пророки иудейские пророчествовали все то, что совершилось и что еще совершится.

Так, страшный день вчера был и радостный: день борьбы света с тьмою, борьбы Христа Спасителя с адом. Воскресение Лазаря прообразовало всеобщее воскресение всех людей из мертвых, людей всех наций, всех убеждений, всех религий.

А в сегодняшний день Церковь празднует вход Господень в Иерусалим. Он еще раз (после Фаворской горы) показывает, что Он есть Отчее сияние. Сегодня Он входит в Иерусалим, в священный и древний еврейский город, и показывает еще раз народу, что Он Сын Божий, царского достоинства, но далек от земных почестей. Он сказал еще в начале Своей проповеди в сорокадневной пустыне: “Прочь отойди от Меня, сатана, искушающий человека в Моем лице, и в лице человек верующих, верящих Моему Сыновству у Отца Небесного!”. И стал проповедовать на горе. Теперь Христос Спаситель еще раз показывает людям того времени и Апостолам, чтобы они не соблазнились на горе Голгофской, где Он будет распят, чтобы они были уверены, что Он — Отчее сияние, но надлежит совершиться всему тому, чему надлежит быть, — и что было совершено и зафиксировано в новозаветных книгах, и что было зафиксировано в ветхозаветных книгах святых библейских пророков.

Так сегодня, в наши дни, сочетавается ветхозаветное и новозаветное, так и сейчас во всем мире в мировом масштабе и особенно в пределах земли нашей русской встречается старое с новым — то новизна и старина встречаются, и по необходимости должны обниматься, и даже лобзаться, но без всяких припадков и истерик.

Вера, как говорится, наполняет нашу жизнь до последнего мгновения существования солнца и луны. Вера — отвлеченная вещь, которой помогает математика и высшая философия, но которая прекрасно обходится и без этого, благословляя и освящая, и сама поддерживает законы математики, законы физики и философии, и высшие законы человечества. Вера — отвлеченный капитал человека: и раба неграмотного, и высокообразованного, мыслящего ума. Напрасно человечество смешивает науку с верой и говорит, что ничего там нет общего. Общего много, потому что все это в человеке, — ведь человек есть маленький мир, в котором есть все в мельчайших процентах. Так что вера не смешивается ни с чем и веру нельзя называть продуктом невежества, как и верующих людей нельзя называть поклонниками невежества, рутины и отсталости.

Вера все благословляет, вера все освящает. И хотя она очень отвлеченная вещь и предназначена для будущей жизни, но она здесь реализуется теми, кто готовит себя к путешествию в иной мир, в Царство Небесное Новозаветного сияния, о котором апостол Павел говорит: “Наступит время, все будет одно: одна мысль, один народ и одно Царствие, приготовленное для него”. Но когда это будет, сказать очень трудно. И очень ученый Павел, на третьем небе бывший, тайны этой человечеству, вероятно, для пользы человечества, не сказал, но подтвердил правду бытия будущего века в своем Писании, которое мы читаем и считаем бессмертным.

В этот день Иерусалим был потрясен. Древняя пророческая Церковь была потрясена новым явлением, новым лицом — Спасителем Христом. Тогда Христос Спаситель еще раз подтвердил истину о воскресении мертвых и что Он — Отчее сияние, для того, чтобы Апостолы Его не разбежались с горы Голгофы в тот страшный момент, когда Он будет изнемогать, страдать и молчать. Вот это событие мы сегодня, братья и сестры, празднуем единым праздником Вербного воскресенья, и как еврейские дети того отдаленного времени, которые, не умея еще связать речи своей, кричали на своем древнеарамейском и еврейском языках: “Осанна Сыну Давидову, благословен грядущий во имя Бога Отца”, мы, с вербой русской, вспоминаем то событие после почти двух тысячелетий, прошедших с того времени, и готовимся к Пасхе Христовой.

Христианская Церковь сразу возлюбила этот праздник и почти две тысячи лет в этот день потрясает мир тайнами глаголов еврейских детей. Мы сегодня знаем всю эту прошедшую историю, нам легче это принимать. Но как было тяжело принять это потрясенному Иерусалиму! Церковным властям было о чем подумать — ведь что-то новое надвигается. У церковных властей книга была раскрыта, преисполнена и почти закончена. А здесь новое веяние, новое сияние и новое биение. Итак, глубокая пророческая старина и Христова новизна сегодня встретились в болезненном страдании, какое бывает у матери, рождающей в мир нового человека.

С сегодняшним праздником, братья и сестры, сердечно вас поздравляю — с пожеланием здоровья, с пожеланием справедливого мира, с пожеланием радости жизни на земле. Аминь.

18 апреля 1970 г.

На Вербное воскресенье (Неделя ваий)

Время приближалось Христу взойти на Крест и на Кресте быть закланным, как Агнцу, взявшему на Себя грехи всего мира… Идя в Иерусалим, Христос поручает ученикам привести молодого осленка, на котором Он въехал бы в Иерусалим не как рядовой путник, а как Царь мира и Владыка.

И вот остановка на крутой дороге. Спаситель воссел на осла… И, окинув Своим Божественным взглядом Иерусалим, сияющий златыми куполами храма, стал, окруженный учениками, спускаться с горы Гефсиманского сада, с горы Масличной, с горы милости (масличный сад — это сад плодов, которые дают елей. А по-гречески это близко к слову милость, значит — с горы милости).

Сразу собралось много народа — своего и приезжих на Пасху изо всех мест, где только были рассеяны иудеи. Об этом шествии еврейские святые пророки задолго пророчествовали от Бога: Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе <…> сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной (Зах 9:9; ср. Ис 62:11).

А грудные дети, будучи на руках у матерей, тоже восклицали, как и взрослые в честь Христа: “Благословен Грядущий во Имя Господне! Осанна! Осанна! Благословен Грядущий во веки веков Спаситель мира!”. И так шествие вошло в город Иерусалим…

Старые книжники — враги Христа — заметили Христу: “Ты слышишь? Тебе Божескую честь воздают даже дети!”. — “Да, слышу их голоса — серебряные колокольчики на саккосе Первосвященника! А вы разве не читали у святых пророков, что ссущие грудь младенцы будут Христу славу воссылать!”.

И удалился из города Христос, сказав евреям: “Вот дом ваш остается пуст!”.

И заплакал Христос о людях с жестоким сердцем и неверием ни Богу, ни пророкам, ни сердцу своему.

Мы же — новый Израиль, Церковь Христова Православная, будем подпевать детям победную песнь: осанна, осанна, осанна! Господи, слава Тебе! Аминь.

(Дата неизвестна)

Слово на воскресное Евангельское чтение

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Святой апостол Лука сегодня утром нас всех поучал и благовествовал, как Христос Спаситель однажды посетил имение своего друга Лазаря, у которого были сестры Марфа и Мария, и как одна женщина в восторге от проповеди Господа Иисуса Христа воскликнула среди толпы, приближаясь к Нему: “Блаженно чрево, которое Тебя носило, и сосцы, которые Ты сосал, питаясь, как младенец, по установленному Господом Богом естественному закону питания младенца драгоценной и чудесной жидкостью, что есть млеко”. А завтра, в наутрие Воскресения Христова, Церковь положила (в пятнадцатую неделю по Пятидесятнице) благовестить в трагических молитвах небольшой отрезок из последних дней жизни Господа Иисуса Христа на земле и тех страшных дней для Апостолов, и очень страшных дней для святых мироносиц — сердечнейших жен, добропобедных страданием и терпением, и очень уважаемых еще тогда даже среди язычников и особенно среди верующих христиан.

Вот святой Лука сейчас и будет нам говорить среди храма. Он будет влагать в наши недостойные уста достойнейшее благовествование о воскресении Спасителя Христа. Но немножко раньше, до этого радостного, но еще недоумеваемого явления воскресшего Христа Апостолам и мироносицам, у того же Луки в предыдущих главах есть страшные моменты, когда Христос Спаситель нес на Голгофу Свой крест, на котором должен был быть распят по закону римскому как самый наихудший разбойник и политик, и по закону еврейскому как Учитель нового, благодатного и лучезарного учения, выходящего из рамок также благословенной и священной религии. Еврейское сознание того времени (как и сегодня, кроме некоторых исключений), смотрит вдаль с верою и доверяет своему соотечественнику святому апостолу Павлу, что наступит такое время, когда Израиль, который пока бунтует, будет сопричтен к нам, крещеным во имя Святой Троицы, — христианам. Когда будет то время — знает Святая Троица. Святой Дух дал разумение апостолу Павлу говорить и записать это.

Это был такой страшный момент, когда Христос Спаситель нес крест на Голгофу! Он изнемогал под крестом и время от времени от усталости падал. Ему помогали приподняться с крестом и друзья, и враги Его. И вот, увидев одно крыльцо слева на пути к Голгофе, Он хотел там на минутку присесть, прилечь под крестом и отдохнуть. Но вышел богатый человек Агасфер — верующий еврей, верующий во все законы, пришедшие к евреям через Моисея, веровавший пророкам иудейским, но не знавший еще ничего о светозарном свете Евангельского учения и об обещании вечных благ, то есть о пребывании после смерти даже и святых пророков и патриархов уже не в аду, но в преславном Царствии Небесного Отца Бога Вседержителя. А Иисуса Христа он знал как человека, который вносит изменения в религиозные уставы и в еврейскую веру. Не все могли понимать Христа Спасителя, даже и самые расположенные к Нему люди, такие, как Никодим, благочестивый человек, как Иосиф Аримафейский — благороднейший человек, как Гамалиил — очень важный в то время ученый в области богословских высших мотивов, — они не понимали Христа, но уважали, что-то такое доброе навевалось у них о Христе, но они крепко стояли на фундаменте, который и на сегодня незыблем; это — Библия Священная. Этот камень очень важный, обтесанный Святым Духом, и Библия свята от корки до корки. Но поверх Библии строится новая постройка — на этом фундаменте создается основательная, красивая ажурная постройка Церкви, в которой будут совершаться Таинства, установленные Христом на земле и овеянные Духом Святым.

И вот, когда Христос Спаситель хотел присесть у крылечка этого богатого и верующего по-своему еврея Агасфера, Агасфер раскрыл двери и, толкая ногой Спасителя Христа, крикнул: “Иди, иди отсюда! Тебе здесь нет покоя, сектант! Ты нововведения принес, пришел Церковь Израилеву рушить! Мы посмотрим, как Ты обещал разрушить и в три дня построить храм, который строился тридцать восемь лет!”.

И он ногою оттолкнул Спасителя Христа с Его запекшимися от высокой температуры и гноящимися глазами (по естественным законам человеческого естества) и запекшимися от жары и температуры Божественными устами, и кровь текла от терния, от ран Его, с Божественного чела капала кровь и палила землю, которая тоже плакала, что Бог, Творец мира, сошедший на землю страдать, так бичуем и так страдает. Она пила, она упивалась кровью Спасителя Христа, возвещая в свое время доброе плодородие мысли человеческой, возрастающей и приемлющей ток из того растения, которое было посеяно десницею Вседержителя в известный день творения мира.

И только одна женщина подошла, когда Христос Спаситель стал продолжать путь, подгоняемый и время от времени ударяемый римскими мечами: подошла женщина Вероника и, сняв белый платок с головы, отерла лицо Спасителя Христа, — запыленное, в слезах, в крови; отерла жаждущие пыльные губы, местами лопнувшие от солнца, воздуха и жара. И когда она отерла Его Божественный лик, то сразу увидела изображение на этом своем белом платке. Она сразу получила благодарность и награду, запечатленную страдающим Христом на том платке, которым, вероятно, она или покрывалась, или специально приготовила его для данного момента — для великого подвига свободы и любви.

А потом Христос Спаситель опять шел и опять падал. Шел человек по имени Симон Киринеянин. Ему в административном порядке приказали нести крест, потому что Узник совершенно изнемог, а надо было Его сохранить, чтобы Он знал, что Он, злодей такой, приемлет наказание для злодеев неумолимого римского креста!

А женщины кругом шли и плакали, и воздыхали, и мироносицы следовали за Ним, и плакали все, бьющие в перси свои, и возвращались от Голгофы, куда не всех пускали, когда над преступниками совершали высшее гражданско-религиозно-еврей­ское наказание. Римляне исполняли — евреи подогревали; римляне, исполняя свой закон и давая некоторую свободу евреям, должны были пригвоздить ко кресту этого еврейского Пророка, Который ничего общего с римлянами и римскими религиями не имел, и воздвигнуть Его, чтобы Он страдальчески умер на кресте. А Апостолы, описывая страдания Христа и словеса Его, вспоминают и просьбу благоразумного разбойника, который во время таких же страданий на кресте просит, чтобы помянул его Христос во Царствии Своем. Значит, в разбойнике заговорил какой-то инстинкт, какой-то высший смысл, подсказавший ему, что это — Бог, у Которого ключи от Царствия Небесного. И этот разбойник справа от Спасителя, который еще несколько минут назад поносил Его так же, как и тот, что был слева, сказал: “Помяни мя, Господи, когда Ты придешь во Царствие Свое”. И Христос Спаситель, как пишет один английский экзегет, Фаррар, благочестивый человек и англиканский священнослужитель, слегка склонил в его сторону Свою Божественную главу и сказал: “Сегодня ты будешь со Мною в раю”. И Церковь назвала этого разбойника благоразумным. А потом, как дальше вам известно из чтений Евангельских, особенно в дни страстей Спасителя Христа, посыпались Ему вопросы, издевательства, коварные слова в Его адрес, проклятия, насмешки и свист: “Сой­ди с креста, тогда мы уверуем в Тебя! А Ты храм обещал разорить и в три дня его воздвигнуть!”. Но Христос Спаситель молчал. Он мог бы сойти с креста, Он мог бы поразить этим чудом весь мир, но Он этого не сделал. Почему? — такой ужасный вопрос задают люди среднего понятия, а высшего понятия люди отвечают: “Если бы Христос Спаситель тогда сошел с креста, то ожесточенная часть людей, вероятно, отказалась бы верить этому чуду; единственное, что злодеем бы Его назвали. А те, которые поверили бы, упали бы пред Ним, как бараны, в страшном порабощении и потеряли бы свободу своей веры. Или так — или так”.

Но есть третье предположение: если бы Христос Спаситель сошел с креста, то сатана из ада засмеялся бы своим металлическим голосом и сказал бы: “Ха, ха, Сын Божий не выполнил Свою миссию! Мои остаются у меня, и все, которые идут за Ним и которых сейчас Христос оставил у креста, — все мои, весь мир мой!”. Он бы предложил Христу оставить земную планету, уйти в обители Отца Небесного, если бы он поверил, что это воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти. Ведь от сатаны эта тайна скрывалась, — не из страха, Бог не боится сатаны, но Бог действует пред человечеством, ради человечества и ради спасения человечества, и знает все об осторожности, о философии и о послушании, и о различии в разуме людей — и это все концентрируется воедино. А так как Христос Спаситель с креста не сошел и оставался умирать на кресте, то евреи разошлись с Голгофы совершать Пасху, украсив свои столы, как кто умел по достоянию, но обязательно цветами из Хевронской долины, и вкушали фисташки и орехи, бальзам и вино, опресноки и т. д.

А Христос Спаситель в это время умирал. И благодатнейшие Иосиф и Никодим, которые так почитали Христа, но все боялись, решили реально доказать свою любовь к Нему. Рискуя, они пошли к Пилату просить Его тело, и получили. И риск их тогда был очень страшный, а впоследствии, по Вознесении Спасителя Христа, они оба за это дело и за эту идею мученически умерли.

А потом — священное утро Воскресения. И вот, жены мироносицы, любвеобильные женщины, — такие, как и многие из нас, которые ради добра, ради Страдальца, ради Церкви, ради идеи, ради ребенка, ради человека готовы и сегодня в огонь пойти, — прекрасные жены, почитавшие Спасителя Христа, рано утром пошли ко гробу, как говорится, на “авось”, — а это у женщин часто реально дает добрый эффект. Но когда они пришли с драгоценным миром, чтобы помазать Божественного Учителя Христа, то увидели гроб и двух Ангелов, которые сказали им: “Христос Воскресе! Он же вам говорил в Галилее, что будет предан в руки грешных, отчаянных, неверующих, распят будет, убит будет и в третий день воскреснет”. И сразу вспомнили это мироносицы, и поспешили к ученикам сказать о событии священного Воскресения Христа Спасителя. Но после тех трагических дней, часов и минут как же могли ученики понять, принять, поверить, когда некоторые из них издали зряще бывшия, что Он испустил дух и погребен, как человек, в саду благородного Иосифа Аримафейского? Они дрожали, не понимали и не могли поверить даже мироносицам, благороднейшим женщинам, которых любили, которых почитали за друзей и сестер, и матерями называли. Тогда быстрый на вопросы и быстрый на ответы, горячий сердцем, горячий на отречение и покаяние, и плач апостол Петр, востав тече ко гробу и приник виде ризы едины лежащя: и отыде, в себе дивяся бывшему (Лк 24:12).

Вот о чем нам сейчас будет благовествовать святой апостол Лука, который нам и утром сегодня благовествовал о Господе Христе, о женщине, которая в восторге воскликнула: “Блаженно чрево, носившее Тя, и грудь, которая питала Тебя”. Тот блаженный Лука был ближе всех к Богоматери и больше всех знал о Божественной, мистической истории Богоматери, и первый портрет Ее начертал себе в благословение. И портрет тот стал по-гречески называться иконою, и с него стали сниматься копии, и христиане очень полюбили этот портрет, хотели его иметь. И Она на первый портрет посмотрела, улыбнувшись, как нам пишет святой Епифаний Кипрский, и сказала: “Моя благодать будет с ним”. И после того много в мире оказалось чудотворных икон Богоматери.

И потом Спаситель явился ученикам — Луке и Клеопе, в тот вечер, когда они бежали в Эммаус. Там, в Иерусалиме был кошмар, пошли аресты всех последователей Христа Спасителя. Двое учеников бежали в Эммаус, а другие, заперши двери на большой крючок, сидели и все переживали, и дрожали. И им в это время — такое благовестие, которое сразило их разум, коснулось их сердца, соединило мышление разума и горение сердца!

Итак, апостолы Лука и Клеопа, когда увидели Иисуса Христа, благословившего хлеб в Эммаусе и ставшего невидимым, воскликнули: Не сердце ли наю горя бе в наю, егда глаголаше нама на пути? (Лк 24:32). — Не горело ли в нас сердце наше, не пылало ли оно той верой и любовью к Человеку, Который к нам приблизился, стал спрашивать, что делается в Иерусалиме в последние дни? И когда мы стали Ему рассказывать: “Разве Ты не слышал, не знал, разве не был в Иерусалиме в эти дни? События страшные: бичевание, предание, Пилат, народ, Голгофа и, говорят, Воскресение. Мы надеялись, что Он спасет Израиль, а вот такие последствия”. Он, этот Спутник, начал им рассказывать пророчества о Себе. Они немножко расширяли глаза и сердце, и разум, и раскрывали кладовые памяти, чтобы это все можно было туда спрятать, чтобы позднее записать в Евангелии то, что хранится над мозжечком, где весь архив нашей памяти. И когда в Эммаусе они попросили Его отдохнуть, и был ужин, и они положили хлеб для Путника, предложили Ему благословить трапезу, и когда Он приподнялся и воздвигнул руки, они узнали, что это Христос. Но Он стал невидим. Тогда они поспешили в Иерусалим, ничего уже не боялись, ни смерти, ни меча — ничего, и в запертые двери застучали: “Скорее открывайте!”. Все боялись, что их будут арестовывать, а они: “Мы, мы! Христос воскрес!!!”. И когда открыли двери, Лука бросился в объятия всем и стал обнимать и целовать: “Христос воскрес! Христос воскрес!”. А ученицы Христовы — мироносицы — уже тихонько и осторожно (им же не верили ученики) стали повторять: “Воистину воскрес, воистину воскрес — нам Ангел сказал это”.

Я немного расширил мысль, которую сегодня передаст нам апостол Лука, о Воскресении Спасителя Христа. Из писаний ученых, из архивов, из Предания, из художественного слова верующих людей создалось все то, что я мог почерпнуть своим маленьким ведерочком разума с коротенькими веревками из того глубокого колодца в мире мыслей. Но все же достал оттуда некоторые материалы и долгом считал, любовью считал и некоторою обязанностью предоставить их вашему благочестивому вниманию в тех мотивах и формах, в каких смог возвестить вам о воскресении Спасителя Христа и предыдущих Его страданиях. Аминь.

12 сентября 1968 г.

Слово в Светлую седмицу

Владыка: Христос воскресе!

Народ: Воистину воскресе!

Самый лучший обет, самое лучшее исповедание веры своей — это когда на вопрос: “Христос воскрес ли?” — отвечают: “Воистину воскрес!”.

На этом малом свидетельстве истинности Христова воскресения зиждутся богословские и догматические доктрины апостола Павла о Христе, бессеменное воплощение Христа от Девы Марии, Его учение и Евангелие, Церковь с ее дисциплиной, благодатное священство.

Дух Святый поставляет священнослужителей, а не капризы отдельных архиереев и не капризы отдельных церковных советов, не капризы особых поклонниц-матушек. Дух Святый поставляет епископов, а нам порою не нравится и кажется, что лучше бы другого поставили. Это, конечно, искушение наше, мы же не знаем, что завтра будет, какие будут распоряжения послезавтра, какие будут действия Святаго Духа дальше и дальше, но всегда меряем на свой метр то, что сотворено сегодня.

Дух Святый действует в Церкви, хотя иногда и в Церкви бывают замешательства. Так были когда-то замешательства и в прекрасном раю радости, раю света, когда богосозданным супругам Адаму и Еве сатана подбросил такое красивое яблоко надежды с советом: станете богами… Но оказалось то, что оказалось. По сей день мы страдаем, начиная от Авеля. И в ад много пошло после Адама и Евы, дондеже не пришел Иоанн Креститель благовестить, что Бог явился во плоти, Бог воплотился в человеческое тело, Бог пришел спасти мир человеческий. И милосердие Божие с любовью, как говорит Иоанн Златоуст, совершило и в аду то, что нам, человекам, неведомо, ибо любовь Божия превосходит человеческие чувства, взаимоотношения и т. д.

Так в течение послепасхальных дней до дня Святой Троицы рассуждают учители Церкви, богословы раскрывают книги Писания, где повествуется о пришествии в мир Христа Спасителя, о Его учении, о Евангелии, Апостолах, о Церкви и обещании вечных будущих благ всем пришедшим чрез крещение к вере во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Вот с такой радостью духовной, в таком духовном опоясании находятся все верующие христиане, как и мы с вами, пришедшие сегодня сюда разделить Божественную службу. Милосердный Господь оставил нам после Святой Пятидесятницы ту благодать, что Дух Святый поставляет священнослужителей. Святой апостол Павел, как я уже сказал, прекрасно все это разъяснил и прекрасно вложил в сердце человеческое и в разум человеческий, и оставил верующим свои бессмертные письмена. Планы Божии непостижимы, и мы не можем ничего на это сказать, подсказать и рассуждать о том, что будет завтра. Но мы знаем то, что было позавчера, вчера и тысячелетие назад. А Христос Спаситель сказал, что слова Его истинны, и без Его слов не можете творить ничесоже, потому что Он все исповедует от Отца; Он послан на землю Отцом и воплотился в теле простого раба-человека, чтобы человека обожить, сделать родимей Богу и чтобы в день воскресения мертвых (как Спаситель говорит в начале Евангелия от Иоанна и как прекрасно толкует святой Павел) мертвые восстали, а живые изменились.

Ломают голову химики: как это может быть? Ломают голову естествоиспытатели: как это может быть? Все сгорело, все переработалось химически: волк съел, вода размывала, огонь сожег, все рассеялось! Но еще есть вышние законы, по которым в мире все сохраняется: хотя бы газета и тридцать раз сгорела и в трубу вылетела, все равно сущность ее остается.

Расскажу вам интересный момент. У нашего философа, большого христианина, большого боголюбца, большого человеколюбца Достоевского есть такой эпизод в “Братьях Карамазовых”, который мистическому человеку очень нравится, образованному верующему человеку нравится и заставляет думать даже маловерующих людей. Достоевский на основании Писаний, на основании истории, на основании Предания, на основании пророков, на основании свободы человеческого полета мысли посмел, и не ошибся, оставить человечеству интересные материалы и мотивы, на которых зиждется и наука, и мысль, и вера, увенчанные живоносным крестом.

— Бог есть? — спрашивает Иван-ученый у беса, который вроде человека-приживальщика, с опаловым камушком в галстуке и с перстнем. Бес молчит.

Бес не может ответить Ивану, есть ли Бог. Бес легкий; он обычно и туда, и сюда, и везде он без мыла влезает, и вылезает из воды сухим. Но в конце концов Иван его припирает к стене, а он во плоти человека, он не может объявить, кто именно он есть и что на свете есть сатана, — да и не хочет; ему хочется мучить Ивана, оставляя его между верой и неверием в себя, не давая ему утвердиться ни на каком решении. Сатана же очень прячется; вы не думайте, что он любит в шутку играть в жмурки. Сатана в шутку не играет, если он будет в шутку играть, то быстро станет нам понятен; тогда же поведется с ним определенная борьба, пойдет молитва. Поэтому он прячется и внушает, будто бы он вроде бы и есть, но в то же время его нет, и будто бы каждый человек самостоятельно делает то, что делает. А это он всех искушает, он отравляет самые первоисточники в нас, первые мысли в мозгах и сердце, и подкладывает такие красивые пожелания нашему сердцу и разуму, все портит в нас, и обещает ложь, и улыбается: “И весь мир твой, и Бога нет, и ничего нет, ты — царь мира! Ты! Ты! Ты!”.

Так вот, Иван припирает к стене приживальщика — беса: “Бог есть или нет? Сейчас же говори!”. И тот ничего сказать не может. Но известно ведь, что и бесы веруют, и трепещут. Значит, сам-то бес исповедывал Господа Бога, Которому когда-то, в свое положенное время, все человечество воскликнет: “Благо­сло­вен грядущий во имя Господне!”, тем более что Христос Спаситель перед Своими страданиями сказал: “Когда Я буду вознесен на крест, то всех привлеку к Себе”. Он не сказал: тогда привлеку к Себе верующих, но — всех! И постольку, поскольку слова Христа Спасителя истинны, то и обещания Его приемлются верующей душой. Значит, это, как говорят Иоанн Златоуст и другие отцы Церкви, было в Божиих планах, чтобы ни одна душа не погибла из тех, которые уже погибли. (Трижды погибельный стыд, вероятно, уже погибель.) Но Христос говорит: “Всех привлеку к Себе”. Значит, надежда есть не только у тех, кто сегодня не верует, не только у тех, которые будут завтра бунтовать против Христа, а надежда есть у всего человечества. Но когда это будет, братья и сестры… вероятно, может быть и скоро… Бог весть. Когда эти часы разложатся и возвратятся в землю свою, может, тогда это будет… внезапно, как молния с востока на запад, по словам Христа Спасителя.

Замолчи, пожалуйста, эй! Это все скучные песни земные, неинтересные. Что-нибудь придумай, а это же скучное, тяжелое. (Реплика Владыки на выкрикивания болящей в храме)

Значит, ваше внимание заостряется на том, что мы живем в счастливый период по Воскресении Христа Спасителя. Мы счастливы все: и руки подымающие у престола, и молящиеся с нами. Мы в период Пасхальный собрались на богослужение от Пасхи до Троицы, тогда, когда, по сказанию простых людей, Сам Бог еще ходит по земле и посещает больницы, посещает остроги, воинские части, посещает кельи и подходит к сердечным вратам. Сама Троица говорит: “Я, Отец Небесный, для тебя Сына послал в мир. Ты открой двери сердца, и мы войдем к тебе, и трапезу совершим”. Так вот, мы с вами, братья и сестры, счастливы, что в Новом Завете родились, счастливы, что мы во имя Святой Троицы в купели крестились, что мы так или иначе храним веру в Господа Христа, храним законы и семейные обязательства любви, и терпения, и уступок.

А то бывает так (я вам это напомню). Когда фонтаны били и луна светила — все было хорошо. А потом, через год-два, муж уже не нравится. Я в таких случаях говорю: “Ты люби его, дорогая, он же тебе нравился?” — “Да, нравился. Мне тогда казалось, что он с неба упал, такой он хороший был, как будто бы он поскользнулся там на небе и через облака упал”. — “Так люби же его”.

Апостол Павел говорит, что если твой муж стал плохим (скажем, подымал не раз топор на икону), это означает, что он сатане поддался. Для того, чтобы поддаться сатане, есть много перспектив. Сатана, во-первых, искушает пищей телесной: “хлеб наш насущный даждь нам днесь”, во-вторых, искушает благополучием и властью: занимаемая должность, служебное положение и ответственность. Много насилий совершает сатана, и только тот человек знает это, который это знает. А другой и не знает, что его губит враг рода человеческого.

Так вот, я говорю этой женщине: о том, что ты его полюбила — фонтаны свидетельствовали, луна свидетельствовала. И она соглашается со мной. “Вот и надо его любить”. — “Да он такой, сякой”. — “Так ты же, когда на базаре бываешь, ты там лук пробуешь или редьку, покупая. Вот и на жизненном базаре купила такую горькую редьку. Теперь ты его только смири, по слову апостола Павла, если он плохой, такой-сякой, топор на иконы поднял. Не бойтесь этого! Бога никто рубить уже не может. Хватит того, что на Голгофе Его прокололи копьем за род человеческий. И ты своего этого Васю или Гришу люби, и держи его, и называй его ласковыми словами — Васек или Григорочек, как хотите.

Если ты Христова ученица, причащающаяся Святых Таинств, то не гнушайся мужа во всех обстоятельствах. Соприкасаясь с тобой и духом, и разумом, и сердцем, и телом, он будет понемногу освящаться. Он будет о тебя отшлифовываться и округляться, как на лучшем механическом станке болванка (на заводе из полена такая красивая ножка для красивого стола получается!)”.

Мы заканчиваем свое слово; оно очень разбросано, — и время разбросано, и люди разбросаны, и я немножечко разбросан бываю. Ничего не поделаешь: мир, время, настроение и опасения человеческие. Раскрытое сердце — как ларек, в котором нет продуктов: в таком положении мы часто бываем, но от этого есть лекарство и помощь, то есть всегдашняя молитва к Господу Духу Святому: “Прииди и вселися в ны”.

Таково мое слово сегодня к вашему вниманию: разбросанное, но и насыщенное большой красотой. Бог Тот же, Церковь та же, Филарет тот же, сатана тот же ходит за нами, и Ангел-хранитель тот же. А Ангел-хранитель хотел бы нас за ручку к Свету светозарному вести, но что-то нас сзади сдерживает, мы все время от Ангела-хранителя ручку отдергиваем. Ангел-хранитель плачет и слезки утирает ризою своею невещественной. А сатана смеется металлическим голосом: “Поймал, — говорит, — рыбку для ада”.

Я такую фантазию не разводил бы вам, но это есть в Священном Писании, где все изложено более фундаментально. И позавчера, и вчера, и сегодня во всем мире трезвые богословы об этом говорят, и мы что можем из этой большой и важной мировой богословской почтительной трапезы чрез себя преподаем вашему вниманию и вашей вере. Аминь.

12 мая 1969 г.

Слово в Неделю о Фоме

Как веровать просто и без разбора — дело легкомыслия, так и сверх меры испытывать, больше чем нужно и можно — дело ума упрямого! Поэтому и апостол славный Фома подвергается порицанию. Когда Апостолы сказали ему: “Видели Господа”, — он не поверил не столько по неверию, сколько потому, что считал невозможным быть воскресению.

Когда Христа Спасителя взяли в Гефсиманском саду под стражу — Апостолы разбежались, даже Иоанн сначала, и даже Петр… Но эти два Апостола все же следили за событиями тех дней и ночей до погребения Христа.

Христос Спаситель победоносно воскрес! Он говорит мироносицам, чтобы Апостолы шли в Галилейские горы — там они Его увидят воскресшим… Фомы при этом не было. Но вот Фома является. Апостолы ему говорят: “А мы видели воскресшего Господа!”. Для Фомы такие слова Апостолов были настолько неожиданными, что он в каком-то своем внутреннем порыве повышенным голосом ответил им: “Если я сам, своими глазами не увижу Воскресшего Господа и своими пальцами не осяжу язв на Его теле — не поверю!”.

И вот, в восьмой день по воскресении Христа Фома был вместе со всеми учениками в горнице, но при запертой двери дома. Ученики все еще продолжали бояться силы врагов Христовых… Они молились и беседовали…

В это время через запертые двери явился Христос Спаситель и сразу обратился к Фоме: “Протяни руку и исследуй раны Мои от распятия…”. Фома, все слыша и видя, воскликнул: “Господь мой и Бог мой!”. Христос ему ответил: “Ты поверил, ибо увидел. А счастливее тебя будут люди во все века, которые через слово вашей проповеди поверят тому, что Я, Бог, страдал за грехи людей на кресте. Блаженны не видевшие и поверившие!”. Вот слова Христа Спасителя всякой душе человеческой. Блаженны верующие проповеди!

Апостол Фома видел страдания Христа, начиная с того вечера после Тайной вечери и до самой смерти на страшном кресте! Слышал и все своими глазами видел… И после всего того — трудно ему было поверить в такое чудо воскресения!

Тогда Фома был еще учеником. Теперь же, после сошествия Святого Духа на Апостолов, Фома и Апостол, и просветитель своего жребия во Фракии и в Индии, на берегах светлой реки Ганг! Аминь.

1966 г.

Слово на воскресное Евангельское чтение

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Святой апостол Лука всю осень занимается с нами и даже взял часть зимы, и все благовествует, учит, утверждает христиан в христианской жизни и напоминает слова Христа Спасителя, притчи Христа Спасителя, напоминает человечеству о том, чтобы человек стал таким, каким Бог хочет его видеть, таким, ради которого и Сам Он воплотился для людей.

В сегодняшнее воскресенье положено святою Церковью чтение святого Евангелия от Луки, где Апостол объясняет встречу одного еврея с Господом, — человека, вероятно, образованного, верующего, знающего закон Синайский, богоданный для евреев и через евреев — для человечества. Этот человек уже наслушался проповедей Христовых и вот, подходит к Господу и говорит Ему: “Как мне спастись, быть наследником Царства Божия, которое Ты проповедуешь?”. Христос Спаситель указал на закон: “Как читаешь и понимаешь закон, данный Господом Богом чрез Моисея?”. Он говорит: “Закон мне известен, в законе сказано: поклоняйся Господу Богу Твоему от всего сердца твоего и помышления твоего; почитай, люби родителей твоих, тебя воспитавших, к ближнему относись по-человечески хорошо, без всякого лукавства, не воруй, не лжесвидетельствуй, не нарушай тех человеческих законов, которые прекрасно всем известны, но о которых вслух не говорят, а они сами живут во взрослом человеке и очень сильно кричат”.

И человек этот говорит: “А я от юности все это знаю и исповедую эту веру, и люблю, и почитаю. Но вот Твое учение — высшее, идеальное, так как Ты говоришь о небесном бессмертии души. Я-то знаю, что праотцы наши все по смерти сходили в шеол, и томятся там и Авраам, и Исаак, и Иаков”. Христос Спаситель ему не объясняет, где пребывают души человеческие до страшного момента кончины мира, но говорит: “Ты правильно делаешь, что так поступаешь”. Но человек, как бы оправдываясь и искушая Господа Бога, еще раз требует разъяснить ему высшее учение, преподаваемое Христом.

Тогда Христос Спаситель, видя, что он богатый человек, говорит: “Распродай свое имение, раздай бедным, иди за Мной с Моими учениками и будешь иметь то, что уже не раз обещано Мною таковым”. Но то был богатый человек, он не был подготовлен к высшей аскетической жизни, не был готов все оставить, распродать, раздать и, ничего не имея, пойти за Иисусом Христом, наслаждаясь Его бессмертной проповедью, чтобы быть наследником Царства Небесного вместе с Апостолами. И он опечалился, склонил голову и отошел. Христос Спаситель посмотрел на учеников Своих и на удаляющегося человека и сказал: “Как все-таки трудно богатому войти в Царство Небесное”.

Здесь Христос Спаситель, конечно, не осуждает богатство; без богатства невозможно существовать на земле человечеству. Здесь Спаситель не насаждает обязательную бедность, а говорит, понятно евреям тогда и нам ныне, что когда богатый всецело отдаст свое: все свое, сам себя и душу, и сердце богатству, накоплению, то, конечно, он не будет думать о Царстве Небесном, о бедном человеке, чтобы помочь ему во имя Господа и во имя человечества, во имя любви, как и тот евангельский богач думал только о том, как бы расширить свои хранилища и собрать побольше пшеницы, чтобы долго жить, веселиться, радоваться и обменять ее на золото.

Христос Спаситель бывал на обедах у богатых людей, Он бедных не выбирал, Он не ставил грань между богатством и бедностью ни физически, ни социально. Но Христос Спаситель всегда ставил грань между сердцем богача и сердцем страждущего бедняка. Бедность и нищих нельзя культивировать, потому что бедность будет склонна к воровству, что запрещено в законе Моисееве. Потребности и инстинкт желудка иногда требуют, чтобы человек шел на преступление, на обман. А если инстинкт у человека — пьянство, то он идет на всякий обман, чтобы получить известную сумму, он должен одолжить, выпросить или обмануть, чтобы выпить вина и утолить свой кричащий и беснующийся инстинкт пьянства.

Бедный человек зачастую благочестив, очень терпелив, доволен тем, что имеет. Богатый человек нетерпелив, все ему мало, готов забрать в свои руки весь мир и все мировые богатства. Но, как сказал один ученый, все зависит от личности человека: будь он богатым, будь он бедным, все зависит от того, как он принимает религиозное учение и как он принимает земные законы.

И поэтому Христос Спаситель отвечает тому человеку: “Как ты понимаешь закон, касающийся будущей вечной жизни и насущных дней человеческого существования? Думаешь ли ты, человек, только о себе, или немножко и об окружающих тебя? Каков ты сам человек, честный или нечестный?”. Христос Спаситель умно ответил тому человеку, а в его лице и всему человечеству, и нам с вами, братья и сестры. И будучи Богом, даровавшим человечеству закон, и будучи сердцеведцем, Он подчеркнул: “Как ты знаешь закон?”. И тот отвечал; этот еврей прекрасно знал все, что надо выполнять для жизни вечной, для спасения, но ему было известно, как уже было сказано, что и сам Креститель в преисподней, и Ева, и Адам, а Христос Спаситель благовествует о жизни вечной и о бессмертии души. Но этот человек был богатым и на богатство свое, по-видимому, смотрел иначе, нежели о том говорит святой Иоанн Златоуст в своей проповеди.

Бог ведает, как и что мы понимаем, и Бог ведает, как и что мы хотим творить. Человек — это такое таинственное существо, в нем заключен весь мир. И только Бог и Дух Его знает, что в человеке. И Бог ведал, с какой целью подходил этот человек к Иисусу Христу, и Он ответил ему то, что ответил.

Возлюбить Господа Бога всем сердцем и всем помышлением — первая заповедь, братия и сестры, во все века и на протяжении всей жизни человечества. Такова она и сегодня, и до смерти вселенной будет. Без любви к Господу Богу ничего не получишь, без почитания Господа Бога ничего не получишь. Я вспоминаю одного высокопоставленного человека, художника слова, который умер в 1911 году и который, рассуждая на богословские темы, сказал, что в мире есть замечательные три любви между людьми.

Первая любовь — это художественная любовь. Вот он любит встречаться с ним, любит письма от него получать, любит письма ему писать, приветствовать его. Это любовь художественная.

Есть материальная любовь, когда человек помогает другому человеку материально, вероятно, деньгами. И есть третья любовь — самоотверженная, ради которой за друга готовы пойти и в огонь, готовы покрыть его на суде и самую смерть принять за человека — настолько так поступающий любит того человека и желает, чтобы он оставался жить, что берет на себя его преступления. Я знаю, такие люди есть, и поэтому я смело говорю перед вами. Если бы я не знал, а только преподносил вам это слово художника пера, так этого было бы мало. Но и этот художник это знал, он это переживал, и ему были доступны хранилища, архивы судебных дел. Так вот, есть любовь самоотверженная: хоть в огонь, хоть на смерть, конечно, не бравируя, а только если это нужно! И Христос тоже сказал, что высшая любовь — это душу свою положить за людей. А вторая любовь — материальная: помочь из кошелька, из кармана. Это нужно, и нужно часто. Кто может, должен помогать тому, кому надо помогать. А третья любовь — художественная, тоже очень хорошо — хорошо относиться к людям, письма писать.

Но еще есть идеальная любовь, мистическая любовь человека к Господу Богу. Она такова: ничего не хочу, ни ада, ни рая, только Тебя знаю, Троице поклоняюсь, люблю, потому и поклоняюсь. Это любовь высшая, самоотверженная без желания чего-нибудь: без купли на жизненном рынке.

Вторая любовь в отношениях между человеком и Богом, это когда человек любит Господа Бога и молится Ему, и в церковь ходит, и акафисты читает, и доброе дело делает — хочет Царствие Небесное получить. Он хочет этим добрым делом Царствие Небесное купить. Это тоже хорошее дело; от мамоны приобретайте друзей себе, через кошелек, через хлеба кусок, приобретайте себе друзей, которые, получив от вас помощь, помолятся за вас пред Господом Богом.

И третья есть любовь к Господу Богу: ада боюсь, пекла боюсь, огня боюсь неумолимого, необходимого, как сказано в Церкви. Так я молюсь и пощусь, и копейку даю, и нищих приветствую, и свечи ставлю, и акафисты читаю: боюсь пекла, боюсь огня. Вот еще три любви высшие, мистические.

Надо иметь в виду все эти шесть видов любви, все эти шесть пунктов, потому что человек — многогранное существо. Поэтому нужно распоряжаться своими средствами и средствами своего сердца и разума, кто как понимает, кто как умеет, кто как хочет, кто как может. Итак, хорошо, братья и сестры, говорит Иоанн Златоуст, когда разум и сердце вместе, — ах какая красота! Когда разум и сердце отдельно, бывает опасно! Разум рассуждает, как прокурор, а сердце — как родная мать.

О, если бы родная мать смотрела на все, как прокурор, и прокурор бы смотрел, как родная мать… может, так и бывает в жизни. Этот слог аллегорический, и мысль аллегорическая, но у Златоуста они прекрасно проходят, потому что Златоуст не был прокурором, но он был бы замечательным адвокатом, если бы пошел по этой дороге дальше. Но он держал путь к святому Алтарю и святому Алтарю прослужил всю жизнь, и написал очень много творений, которыми и питаются в первую очередь наши богословы, духовенство, — высшего толка адвокаты и прокуроры; и среди мирян много таких, которые Златоуста любят, читают и понимают.

Братья и сестры! Первым пунктом разговора Господа Иисуса Христа с этим пришедшим к нему человеком является любовь к Господу Богу всем сердцем, всею душою и помышлением. Бог был, есть и будет, без всякого искушения и без всякого лукавого с левой стороны внушения нашему разуму, нашему чувству, нашему сердцу, и всему тому, что есть человек.

Прекрасна земная самоотверженная любовь, когда человек готов пойти за нее на смерть. Я знаю таких людей, и не одного. Это не только художественное слово, хорошо подобранное, но это пережито. Какая дивная это картина. И я часто вижу в наши дни любовь материальную: это материальная помощь друг другу. А художественной любви меньше всего. Чего-то люди стали в последнее время не так друг друга любить, как этого требует Бог, как учит Матерь Церковь.

Я не знаю, учит ли сейчас этому дома детей мама или бабушка. Надо детей учить, чтобы они всех любили, любили Господа Бога. И еще давайте сегодня все возьмем такой урок: при детях ничего плохого не говорить ни о ком, даже о заведомо плохих людях и преступниках. Дети должны знать о людях только хорошее, красивое, лучезарное, потому что зло само к ним подойдет, когда они будут возрастать, как вешние воды под хату. Будем учить своих детей, кроме художественной любви, чтобы знали и о материальной любви, и о самоотверженной любви: пойти на смерть, если это нужно и понадобится, когда сердце и разум будут в контакте рассуждать об этом высоком деле.

Сегодня слово Иоанна Златоуста для нас довольно тяжко, и тяжко произведение митрополита Филарета, и у одного нашего отечественного художника тоже есть замечательное трудное слово. Оно много говорит: любовь, любовь, любовь и любовь. Боюсь ада — люблю, хочу рая — люблю, а вот без ада и рая любить бы Бога, не бояться бы ада и не желать бы такой высокой платы, как рай, не ставить это предлогом, но только любить, только поклоняться, только славословить. Вот это любовь высшая, мистическая, без всякой спекуляции. И постольку, поскольку у нас есть такое серьезное, такое многогранное слово — и у Златоуста, и у светских художников, то уж сами, братья и сестры, делайте выводы о спасении своей души. Самостоятельно мыслить надо, а не чтобы все время за руку вели, не все время с пастухами. Надо иногда самим выходить на пастбища Христовы. Прекрасны наши чувства, прекрасно наше сердце, прекрасен наш разум, и весь наш интеллект говорит, что добро — счастье и свет, зло — тьма и погибель! Пойдем же, братья и сестры, за Христом, Который принес на землю свет и просвещение. Поверим словам Апостола, богогласного Луки, который нас учит, чтобы мы были святыми, чтобы мы были наследниками Царствия Небесного, не лишая нас всего того, что было необходимо нам на земле вчера, сегодня, и будет нужно завтра и послезавтра.

Итак, нам нужно запомнить, что говорит Господь Спаситель, что вопрошает еврей, что благовествует Лука и что толкует святитель Иоанн Златоуст. Милосердный Господь Бог сказал в конце сегодняшней притчи, что богатому очень трудно войти в Царствие Небесное, верблюду легче пройти сквозь игольное ушко. Такое сравнение высоко аллегорично, оно чисто в еврейском понимании. И сейчас один человек мне сказал, что это нелогично. Я говорю: “Очень логично, только подумай немножко”.

Заканчивая слово, сегодня обращенное к вам, прошу принять его как сказанное с этого священного места. Поверим, братья и сестры, всему тому, что чрез наши малые труды предложено вашему благочестивому вниманию. Аминь.

22 декабря 1968 г.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Патриаршие служения пройдут в Храме Христа Спасителя в Москве

Глава Русской Церкви возглавит всенощное бдение и совершит Божественную литургию

Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: