Слова и проповеди. Рождественское послание

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 44, 2005
Слова и проповеди. Рождественское послание

Слово в день Рождества Христова
(Рождественское послание1)

Се бо, благовествую вам радость велию, яже будет всем людям, яко родился вам днесь Спас, Иже есть Христос Господь, во граде Давидове (Лк 2:10–11).

Так благовествовал ангел Божий человечеству в ту священную и великую ночь Рождества Христова. Вот, Божиею милостью мы вновь вступаем в эти радостные рождественские дни. Уже много веков христианский мир переживает духовную радость, вспоминает великую благочестия тайну вочеловечения Бога Слова. И всякий раз по-новому волнуют нас слова хвалебного гимна: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Мир и любовь принес в мир рожденный в убогих Вифлеемских яслях Богомладенец.

От начала времени идет постоянная борьба между добром и злом. Наблюдая жизнь, можно прийти к выводу, что всегда побеждает зло. Вспомним историю. Зло погубило праотцев Адама и Еву, и они потеряли райское блаженство. Злой дух подтолкнул Каина на братоубийство. Евреи избивали пророков и продолжали свою греховную жизнь. Зло толкнуло Ирода убить вифлеемских младенцев, ища убить Богомладенца Христа. Сей же дух вразумил Иродиаду искать главы Иоанна Крестителя. И, наконец, Голгофа… “Распни Его, распни”. Не этот ли дух двигал тогда сердцами и умами иудеев? Несмотря на эти печальные факты, в сущности зло побеждено, и победа эта пришла с Голгофы. Голгофский Крест стал символом победы над злом. Христово учение уверенно завладело миром.

Через три года по вознесении Спасителя под водительством Апостолов стала создаваться раннехристианская Церковь. Огромная работа была уже не под силу Апостолам во все умножающейся Церкви. Тогда двенадцать Апостолов, созвав множество учеников, сказали: нехорошо нам, оставив Слово Божие, пещись о столах. Итак, братия, выберите из среды себя семь человек изведанных, исполненных Святаго Духа и мудрости (Деян 6:2–3). И были избраны семь диаконов, среди которых был Стефан, муж, исполненный веры и Духа Святаго (см. Деян 6:5).

Имя первомученика архидиакона Стефан означает по-грече­ски ‘венец’. Это было чудное совпадение, ибо он получил венец первомученика. Святой евангелист Лука, мастер художественного слова, точной фразой обрисовал нам духовный облик этого человека: “исполнен веры”. И эта вера — динамичная, творческая, по словам Спасителя, может горы передвигать. Он был исполненный веры и силы, совершал великие чудеса и знамения в народе (Деян 6:8) — качества, присущие духовной и высоконравственной личности.

И вот, в зарождавшейся Церкви Христовой зло вновь поднимает руку на такого человека. Когда иудейские религиозные вожди увидели, что они не в состоянии противостоять мудрости и ревности, с которой святой Стефан проповедовал учение Христово, они решили расправиться с ним. Святой Стефан обличал Иерусалим как живой свидетель Слова; его проповедь шла от сердца.

Со всей Римской империи приходили евреи, чтобы поклониться общенациональной святыне — храму на праздник Пасхи. И здесь с великой ревностью молодой диакон проповедовал Христа Распятого. Он был неутомим и неустрашим, обличая лжесвидетельства. Аргументы его были вескими, ибо основывал он свою проповедь на Библии. Речи святого архидиакона Стефана возбуждали народ, вызывая гнев и злобу фанатиков. Такова была естественная реакция его противников, не могущих опровергнуть его, так как учение его было правым, и они решили: прав тот, кто силен. Искали всячески убить его. Вскоре представился случай, когда Стефан сказал, что видит Господа Иисуса Христа одесную Бога. Народ схватил его и привел в синедрион для суда. Были здесь первосвященники, книжники и учители искусные — все были заодно. Обвиняли святого в противодействии Моисееву закону, в том, что проповедовал Распятого Христа; по всем пунктам признали виновным. Нетрудно себе представить этот суд. Полные злобы и угроз взгляды судей и народа. Темные, по-восточному экспансивные, возбужденные лица устремили взоры на святого. Тот стоял пред ними юный, с светлым лицом, как ангел. При мертвой тишине начал святой свою защитительную речь, раскрывая вначале священную историю еврейского народа, потом начал обличение: Жестоковыйные! люди с необрезанным сердцем и ушами! вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы! Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы (Деян 7:51–52). Слушавшие скрежетали зубами. Слова Праведника были для них, как яд. Подняв свой взор к небу, он сказал: Я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога (Деян 7:56). Гневный ропот наполнил здание синедриона. Одни выкрикивали угрозы, другие закрывали уши, чтобы не слышать, и, наконец, ослепленная яростью толпа устремилась на него. Толпа влачила страдальца по улицам Иерусалима и, выведя из города, с зверской жестокостью побивала мученика камнями. Но первомученик и архидиакон Стефан проявил благородство и христианскую любовь к человеку. Кротко, с воздетыми к небу руками он молился за своих убийц. А они — один, второй, третий град камней устремили на него. Святой Стефан под этим градом камней пытался встать на колени для молитвы, получая еще более жестокие удары. Он обращает к людям свое окровавленное лицо, взгляд его исполнен радости, и со слезами он молит: Господи! не вмени им греха сего (Деян 7:60). С этими словами мученик предал дух свой Богу. Упившись кровью мученической, толпа оставляет вне града бездыханное тело.

Уже вечерело. Стада спускались с гор в долину. Вдали видны были очертания Елеонской горы, с которой Господь вознесся. Заходящее солнце отсвечивало кроваво-красным заревом. А там, горе, в небесах, отверзлись врата Царствия Небесного, да внидет первый мученик за Имя Христово — неустрашимый юноша архидиакон Стефан.

Так закончил свою земную жизнь святой Стефан. Жизнь его была коротка, но блистательно красива духовной красотой чистоты и святости. С человеческой точки зрения жаль, что такая юная душа, этот духовный великан, так рано умер. С его умственными силами, пламенной верой, духовной мудростью он много бы сделал для Церкви. Но Богу было угодно, чтобы он, подобно звезде, мелькнул на церковном небосклоне, оставив в памяти христианского мира неизгладимый след, оставаясь бессмертным. И воистину, архидиакон Стефан не умер, он начал новую жизнь.

Пример его вдохновил все раннехристианское общество. Многие тысячи исповедников за имя Христово пошли его путем, удостоившись мученических венцов, подобно святому Стефану. Дух первомученика Стефана продолжал дело Божие через них. И учение Христово их трудами и подвигами все шире и шире распространялось во все уголки земли.

Как видим, победа духа злобы была призрачной. Кажущаяся победа его обратилась против самого духа злобы. И хотя зло поныне не изжито, и сейчас оно расправляет свои черные крылья, сея вражду между людьми, насаждая разделения в Церквах, порождая ереси, сея смерть невинных людей от рук убийц и в мирное время. Но эти малые тучи зла не в состоянии затемнить светлую радость жизни в Боге.

И для борьбы со злом нам не нужно, подобно первомученику Стефану, идти на смерть. Церковь зовет и требует от нас другой жертвы — бескровной. И этот новый подвиг в наши дни не менее труден и важен, чем подвиг кровного мученичества. Этот подвиг состоит в самоотречении, в победе над страстями, в распятии своей плоти на духовном кресте. В несении этого креста жизни, в борьбе со злом, в терпении и готовности благодарить Бога за все ниспосылаемое — и доброе, и злое. Духовный подвиг состоит еще в том, чтобы иметь такую же пламенную веру и ревность по Боге, какую имел святой Стефан. И, наконец, этот подвиг состоит в воспитании в нас всепрощающей святой любви по Боге ко всякому человеку. Этого подвига от нас ждет мать — Святая Церковь. Она предлагает нашему духовному взору величественный подвиг святого Стефана как добрый пример для подражания.

Память святого архидиакона Стефана празднуется сразу после Рождества Христова, потому что жизнь его и смерть были во имя Христа.

И сейчас Церкви и народу Божию нужны люди, подобные первомученику Стефану, и она хочет видеть в каждом из нас его последователя в личной жизни и общественной. Мы должны быть носителями добра, святой, высоконравственной жизни, кротости. Мы должны воплощать собой идеалы Христовы на земле. Тогда не будет места злу, оно исчезнет. Исчезнет и не вернется этот опасный недуг греховного человечества. Наступит радостная и счастливая жизнь, и воцарится на земле истинный мир Христов, который да пребудет со всеми нами всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Рождество Христово, 1975 г.

Благовещение Пресвятой Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Долг требует говорить слово сегодня. А если бы умер, то не сказал бы и долга не было бы. А поскольку ходит человек и служит — долг требует говорить сейчас. И вашему вниманию преподношу хоть малое, но слово во имя тех событий отдаленных-отдаленных, небесных, которые касаются и нас сегодня.

Когда мир наш — земля наша — еще не был сотворен, в Предвечном Совете Отец, Сын и Дух Святый имели суждение о том, что ангелы пошли на искушения многие и захотели тоже быть богами, не захотели они пребывать в послушании Самому Творцу и были изгнаны во ад преисподний.

А так как ангелы были изгнаны в ад преисподний, любвеобильное сердце Отца Небесного страдало, можно сказать, за то, что много ангелов погибло. А поэтому состоялся предвечный Совет Святыя Троицы: Отца, Сына и Духа Святого. И решено было из преизбытка любви Божией создать человека и мир. Создать уж человека не такого, как ангел, не духа, а создать во плоти, физического человека, чтобы он физически на земле жил, чтобы он физически себя понимал и чувствовал, чтобы он физически спасался, чтобы он физически не грешил. И решено было так.

Но Отец Небесный сказал: “А мир кто спасать будет? Мир создадим, рай насадим, розы зацветут, человека создадим, жену по его вкусу дадим. Но мир пойдет левой дорогой”. Тогда Сын Божий пред Отцом Небесным сказал: “Я, Отче, пойду тогда в мир грешный и прелюбодейный, на крест взойду, которого семечко Ты уже бросил в будущую землю, чтобы семечко в древо создалось, и Ты Мне уже заранее — еще до Рождества Моего, до Благовещения, до Девы Марии, а раньше — уже ухо просверлил быть рабом”. (А в древнее время было так: все рабы имели просверленное ухо, чтобы видно, что он не патриций. И сережка вставлена в нос — серебряная, а не какая-нибудь другая, чтобы не было заражения крови.)

И когда Сын Божий изъявил желание спасать мир, пойти в мир через Деву Марию и воплотиться, страдание принять, учение оставить, Евангелие возвестить, учеников оставить, тогда Отец Небесный благословил быть планете нашей, миру, раю, человеку и всему, что потребно человеку. Так начался мир.

Многие ученые смущаются, а нам, малоученым, помалкивать надо о том, что будто бы эти семь дней, в которые творился мир, это были семь очень длинных периодов. Мы с учеными богословами спорить не можем и не желаем, а смиренно склоняем главу и говорим: “Как было, так уж было — слава Богу!”.

И вот все. И прекрасный Адам был создан. Сам Бог, Златоуст говорит, вылепил его из красной глины. Так и выражается Златоуст: Бог вылепил, — физически вылепил. И Адам был очень красивый. Но потом Адам однажды к древу пришел и очень был печален и скучен. И Господь Бог заметил печаль Адама и подошел к нему, и сказал: “О чем ты, Адам, печалишься, что тебе еще мало?”. И Адам говорит: «Все, Господи, есть. Больше, чем следовало бы, есть. Но подруги нет, подруги сердца нет. Ты же сказал — Твой секретарь, Твой поверенный Моисей напишет в книге в свое время — что не “добро быть одному человеку”. Тогда Господь ему сказал: “Хорошо”».

И был вечер и было утро — день шестой. И привел ему Господь красоты неизреченной невесту, такой красоты, какой Павел и в раю не мог видать. От дуновения даже теплого ветра колебалось на ней все; она была из лепестков розы — самой нежной, самой ароматной райской розы — создана и соткана со всею красотою — и анатомией, конечно. Но Адам опять запечалился, хотя перед ним стояла такая красавица неизреченной красоты и премудрости. Господь и спрашивает: “Почему же ты, Адам, теперь печалишься?”. — “Господи, да Ты же Сам видишь, разве это плоть и кровь наша? Это же красота дуновения хлада летня, хлада тонка. Это небесная жилица, это — выше всего, что Ты создал уже: и херувимов и серафимов”, — он нотацию Богу читает, Адам, бедняжечка, но — по-человечески. Тогда Господь сказал: “Хорошо”.

И был вечер и было утро — день седьмой. И навел Господь сон глубокий на Адама, и Адам уснул. И Господь вскрыл ему бок хирургическим порядком, как у нас говорят. Ребро вынул, вдул в ребро жизнь — и стала обыкновенная красивая женщина-дева. Адам, когда проснулся, воскликнул и подбежал к ней, и сказал: “Вот это плоть и кровь моя!”.

И стали жить Адам и Ева. Златоуст говорит — сто двадцать лет прошло после того, как у них уже появились сыновья Каин и Авель. Потом — нам известно из Откровения — произошло убиение Каином Авеля. Потом, как нам известно, многие люди пошли левой дорогой и даже от Бога отказались многие. Но так как Сын сказал: “Я пойду в мир”, то и посылает Господь Архангела Гавриила в Назарет к Деве Марии возвестить Ей, что Ей суждено, что Ей должно, чего Она достойна: возрадуется Дух Ее о Бозе Спасе Своем и роди все ублажат Ее, и любить будут, и почитать будут, и Она всему роду человеческому явится Матерью, Покровом и Защитницей.

И вот, было повелено Ангелу Богом Отцом сойти на землю в Назарет и тайно Деве сказать: “Ты Сына Мне родишь. Он велик будет. Он мир спасет. Он примет плоть человека, ту плоть, которая предназначена и на небеси жить”.

И Архангел Гавриил трепетно, со страхом принял такое высокое, ответственное поручение. И вошел тихо и смиренно к Деве Марии, когда Она читала списки пророчества о том, что Дева родит. ДЕВА РОДИТ! И Она смутилась, и Пророк смутился — Дева родит! И переводчик Симеон смутился2, а Дух Святой не смутился — должна Дева родить! “Бессеменного бо зачатия…”.

И Гавриил благовестил Деве то, что вам известно, и Дева приняла это. Она сказала только одно: “Это воля Господня, и пусть надо Мной заключается то и совершится, что угодно Господу Моему. Я раба Господня”. И это сильное слово, подтверждающее истину, правду, любовь и святость, Гавриил очень быстро вознес к Престолу Святыя Троицы и благовестил. И стало все так, как все мы знаем из Писания.

Поверим Священному Писанию! Поверим Господу Богу! И поверим своему сердцу, когда оно правду говорит. Аминь.

7 апреля 1975 г.

Праздник Сретения Господня

…Светильник светил, и тропа расширялась3.

Вот уже сорок дней Царь царствующих и Господь господствующих безвестно и тайно, “не имея ни вида, ни доброты, унизив Себя паче всех человек”, Младенцем пребывает на земле.

Находясь на земле, Он, Сын Божий, выполнял все законы, предписанные Богом человеку, и в этот день по закону приносится Девой Марией в храм: предвечный Первосвященник нерукотворенного Храма — горняго Иерусалима — как Сын Человеческий посвящается Предвечному Богу.

Может быть, ликующие толпы народа, все служители храма во главе с первосвященником торжественно с пением псалмов встречают Его? Ведь сколько тысячелетий истомленное человечество ожидало Его — Свет во откровение всех народов и славу людей Израиля! Увы! Нет никого. Кругом тишина и безмолвие, и только два человека удостоились встретить Младенца и признать в Нем Христа: праведные Симеон и Анна.

И прозвучало пророчество Симеона: Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое, еже уготовал еси пред лицем всех людей, свет во откровение языков и славу людей Твоих, Израиля (Лк 2:29–32).

Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий (Лк 2:34).

В истории человечества нет события более решающего, более значительного, чем рождение Христа; история разделилась на две эпохи: древнюю и новую — Ветхий и Новый Завет. Во время Сретения Господа праведным Симеоном произошла встреча Ветхого и Нового Заветов. Ветхий Завет в лице Симеона, смиренно склонившись пред зарей новой жизни, засвидетельствовал все свое значение: уготовить путь Господу, а также и то, что лежащий пред ним Младенец является спасением для всего мира, и Сретение Господа явилось заключительной главой Ветхого Завета.

Наступила для человечества новая эра — эра служения Истине, до сих пор только частично познанной и теперь полностью раскрытой Иисусом Христом. До Рождества Христова человечество, пожелавши быть, “как боги”, познало всю горечь отчуждения от Бога и, испытывая все способы самостоятельно найти Истину, впадало или в грубое многобожие или, изучая мир и занимаясь философией, слегка приближалось к ней, но полностью ее не находило.

Из всех народов один израильский народ сохранил незыблемо веру в Единого Бога, но он тоже не имел средства примирить Небо с землей.

С рождением Христа Сам Бог сошел на землю, указав единственный путь восхождения на небеса. Явился в мире Свет, который просвещает всякого человека, грядущего в мир, и нет к Богу другого пути, кроме пути, указанного Самим Богом. Кто не собирает со Мною, тот расточает (Мф 12:30). Он пришел всех спасти и нет другого имени под небом <…> которым надлежало бы нам спастись (Деян 4:12).

Язычник или иудей, мужской пол или женский, праведник или грешник — все едино во Христе Иисусе. Он всех призвал к покаянию, всем принес Божественную Истину, всех озарил Небесным Светом, всем открыл врата Царствия Небесного, всех призвал, чтобы все восстали и последовали за Ним. Посему и Бог превознес Его <…> дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних (Флп 2:9–10). Для Христа нет никакого различия между людьми, кроме одного: Кто не со Мною, тот против Меня (Мф 12:30).

Но Симеон, своим пророческим взором прозревая будущее, говорит: Се, лежит Сей на восстание и падение многих и в предмет пререканий! В этих пророческих словах кратко изложена вся последующая жизнь Иисуса Христа на земле, вся история христианства.

Явился в мире Свет — и Свет отторгнут мглою; отторгнут с первых дней рождения Сына Божия. Никого не нашлось, кроме двух человек, встретить Иисуса в храме, но зато легионы воинов устремились на Его убийство. Некому было подать чашу холодной воды изнемогающему на кресте Спасителю мира, но тысячные толпы кричали: “Распни, распни Его!”.

Вот Христос выступил с проповедью, и с первых же дней начались пререкания и разногласия. Несмотря на Его Божественное величие, на святость Его жизни, на чудеса и знамения, Им совершаемые, на чистоту Его учения, — одни, исполненные восторга, восклицали: К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни (Ин 6:68). Им Христос был во спасение. Другие, исполненные злобой, твердили: Беса имеет и неистовствует (см. Ин 10:20), пытались сбросить Его в пропасть, обвиняли в богохульстве, предали на бичевание и смерть. Им Христос — на падение.

Пророческие слова праведного Симеона относятся ко всей истории христианства. Так было, так есть и так будет! С первых дней Евангельской проповеди до Второго Пришествия Господа будет восстание, будет падение.

Все, кто верит в Иисуса Христа как Единородного Сына Божия, кто возлюбил Его всем сердцем и ближнего своего как самого себя, кто исполняет Его заповеди и исповедует веру в Него, — все они находятся в состоянии восстания и “встретят Господа на воздусех”.

Те, кто несмотря на явные свидетельства о Христе, на сонмы мучеников, своею смертию подтвердивших истину Евангелия, не уверовали в Него, и даже в окружающих пытаются уничтожить веру в Христа, кто, прикрываясь именем христианина, утопает в грехах и беззакониях, кто, выполняя обряды, проявляет только внешнее благочестие, — не выполняя заповеди всепрощения и любви к Богу и ближнему, — все они находятся в состоянии падения, и в будущем горька будет их участь!

И не только все человечество находится в состоянии восстания или падения. Каждый человек — это огромный духовный мир. В нем, как говорит поэт:

…Две души слилися тесно,

И каждый миг враждуют меж собой.

Одна полна любви к земной юдоли

И вся горит огнем страстей.

Другая рвется к лучшей доле —

К небесной родине своей!

В душе каждого все время идет эта внутренняя борьба, “не­видимая брань”. И вот в зависимости от того, что побеждает, человек находится то в состоянии падения, то в состоянии восстания. И только в том случае мы справляемся со всей нечистотой, находящейся в нашей душе, если мы возжигаем в ней светильник Евангельской истины и освящаем им все закоулки души. Тогда она восстает, и Господь посещает ее. Если же мы отдаем ее в жертву земных благ и страстей и ради них заглушаем высокие порывы, душа приходит в состояние падения, и трудно уже ей восстать. Да, трудно без помощи Божией!

Но как бы ни было велико падение, с Его помощью всегда можно восстать: искреннее покаяние, пост, молитва, дела любви и милосердия — вот средства восстания души.

И теперь, в преддверии Великого поста, постараемся по слову Святой Церкви, призывающей: “Душе моя, душе моя, восстани, что спиши?”, восстать и приготовиться к достойной встрече Воскресшего Господа!

Поздравляю Вас, мои дорогие и любимые, с великим праздником и желаю каждому из вас всегда находиться в состоянии восстания и каждому удостоиться незримой встречи с Господом! Аминь.

(Дата неизвестна.)

Преображение Господне

Да возсияет и нам грешным Свет Твой присносущный!

Приближались дни вольных страданий Господа нашего Иисуса Христа — дни скорби, ужаса, жестоких мучений, надругательств, позорной смерти…

Господь видел внутреннее состояние учеников, видел, что несмотря на проповедуемое им Божественное учение, на все чудеса, “коих от века не было видено”, на воскрешение мертвых, на Его собственные слова, что Он есть Сын Божий, — все же сознание учеников никак не могло постигнуть Божественности Христа.

И вот, чтобы укрепить в них веру и чтобы они не пришли в отчаяние, видя Его опозоренным и мертвым, Господь преобразился перед ними. Взяв трех самых преданных учеников, Он удалился с ними на гору Фавор и предался там молитве. Ученики, утомленные жарой и долгим путем, уснули. Во время молитвы все существо Иисуса покрылось Божественной славой: лицо сияло, как солнце, одежды блестели, как снег. К Нему — сыну Божию — явились пророки Моисей и Илия и беседовали с ним о Его последующих страдальческих днях.

Пробудившись и узревши славу Его, ученики пришли в благоговейный восторг и апостол Петр воскликнул: “Господи, хорошо нам здесь быть!”. Вдруг слава Господня в виде облака осенила их, и они услышали Божественный глас: “Сей есть Сын Мой возлюбленный, Его слушайте!”.

“Хорошо нам здесь быть!” — воскликнул Апостол, потому что слава Господня предстала пред ними, а затем осияла их.

И если каждый из нас от всей глубины сердца почувствует, как хорошо быть в присутствии Господа, если мы будем стремиться к Нему, как лань стремится к источнику чистой воды, то слава Господня осияет и каждого из нас.

И если цель нашей жизни есть воскресение с преображенной плотью, то наш земной путь должен быть путем преображения.

С первых сознательных дней жизни мы должны все время обновлять, восстанавливать в себе образ Божий, преображаться от падшего Адама к первосозданному, искоренить в себе все темное и нечистое, что искажает в нас образ Божий.

Христос одержал победу над смертью, пройдя путь скорби и смерти. И нам, чтобы достигнуть преображения своего естества, надо одержать победу над собою: над своими страстями, пороками и привычками.

Христос излучал непрестанно любовь и милосердие, и мы должны непрестанно сеять вокруг себя ласку, добро, сострадание. Христос воскрешал мертвых, и мы должны прилагать все усилия, чтобы будить, воскрешать спящие, а часто и усопшие души наших близких.

Но Христос указал нам личным примером не только путь подвига. Он прошел на земле еще путь молитвы и путь страданий. Как часто Он — Единородный Сын Божий — предавался пламенной молитве. Прежде, чем начать Свое служение, Он сорок дней, не вкушая пищи, молился в пустыне. В Гефсиманском саду Он молился до кровавого пота.

Если — Единый Безгрешный так молился, то как мы должны молиться, чтобы преобразиться в сынов Божиих!

Если Он — воплощенная Любовь, Кротость и Смирение — безропотно прошел путь скорбей и крестных мук, то имеем ли мы право желать пройти жизненный путь, утопая в довольствии, без трудов, без подвигов и болезней?

Конечно, Господь не требует, чтобы мы сами себе создавали трудности, и только желает, чтобы мы бодро и радостно несли свой крест, Им посылаемый и ведущий нас к блаженной, радостной цели.

И вот, неизменно следуя тем путем, каким прошел в земной жизни Христос, мы достигаем преображения нашей души уже на земле. Она уже здесь сияет фаворским неизреченным светом; этот свет будет озарять все наши поступки и слова, будет осиявать всех, с кем мы соприкасаемся в жизни. Мир, тишина, тихая радость, любовь ко всем окружающим наполнят нашу преображенную душу, и мы сердцем почувствуем Бога во всем: в лучезарном солнце, в сиянии луны, в мерцании звезд. Мы познаем, что каждая былинка, каждый плод, каждое явление природы есть откровение о Боге — Всемогущем, Всемилостивом, Вселюбящем.

Да откроет же каждый из нас Господу свою душу: “Господи, мы истомились, блуждая без Тебя, и вот, мы опять пришли к Тебе. Страшно, тоскливо жить без Тебя! Прииди, преобрази наши души и дай нам познать, что вне Тебя нет ни подлинной радости, ни полного блаженства, ни истинного познания. Просвети, научи, вразуми и приими нас, преображенных Твоею благодатию, в Свои отеческие объятия”. Аминь.

Поздравляю вас, мои дорогие и любимые, с великим праздником Преображения! Как хорошо было бы в этот день или накануне преобразиться, соединившись с Господом в Его Святых Тайнах. Аминь.

(Дата неизвестна)

Слово о двух поцелуях
на Пасху дома

Почти две тысячи лет тому назад в мир родились два брата близнеца — два поцелуя! Их родина: первого — в густолиственном саду Гефсиманском, а другого — в саду Иосифа благообразного, в том же священном Иерусалиме. Родитель первого поцелуя — Иуда-предатель… Он его родил в тот страшный и темный вечер, когда лобызанием предавал своего Учителя и Благодетеля — Сына Божия.

Второй поцелуй рожден ранним утром в светоносный день Пасхи.

Иуда дал знак врагам Иисуса: Кого поцелую — Тот и есть Христос Иисус, Его и берите…

Апостолы Христовы и святые жены мироносицы, когда услышали, что Христос воскрес, воскликнули: “Христос воскресе…” и облобызали друг друга — как говорит нам святое Предание.

И так рядом стали жить с того момента два поцелуя или, как славянский язык говорит: два лобызания…

Очень реальны оба эти поцелуя, весьма чувствительны для человечества!

Иудин поцелуй: холодный, мрачный, неискренний, фальшивый, предательский, дьявольский!

Апостольский поцелуй: светлый, пасхальный, торжественный, радостный, положительный, добрый, доброжелательный, святой, искренний!

Кто в своем лобызании не искренен — на устах одно, а в сердце другое, коварен и холоден — тот нас дарит Иудиным поцелуем — предательским…

Кто лобызает человека искренно, дружески, с верою, радостно — тот нас дарит апостольским воскресным поцелуем!

Теперь нам понятна разница характеров сих двух поцелуев…

Христиане, будем честны, будем святы, будем дружелюбны и в дни светоносной Пасхи, и во все дни нашей жизни будем лобызать людей искренним, пасхальным, воскресным, святым поцелуем по-апостольски.

Ведь поцелуй наш — это прикосновение душ! Когда мы лобызаем святой Крест Христов, образ Богоматери и святых угодников Божиих, то мы соприкасаемся мистически, то есть Духом, с душой того лица!

Поцелуй не просто акт! Это надо глубоко почуствовать. А тогда нам ясно станет, что от Иудина поцелуя надо бежать и бояться его, как исчадья ада!

Вот история двух поцелуев, рожденных: одного — в момент предания Христа, другого — в светоносное утро Христова Воскресения!

(Дата неизвестна)

1Опубликовано в: Журнал Московской Патриархии. 1975. № 12. С. 39–41.

2Имеется в виду известный случай с одним из переводчиков Септуагинты, которому явился ангел и повелел поставить в перевод именно слово ‘дева’, а не ‘молодая женщина’, как тот было намеревался. — Ред.

3Эпиграф — из стихотворения Иосифа Бродского “Сретенье” (1972 г.). — Ред.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: