Слова и проповеди. Успения Божией Матери

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 43, 2005
Слова и проповеди. Успения Божией Матери

Слово о воскресении мертвых

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Святой апостол Лука сегодня благовествует во всей вселенной тот случай, когда Господь Иисус Христос у ворот города Наина воскресил юношу — сына бедной вдовы. Христос Спаситель благоволил войти в этот город с проповедью Евангелия, и у самых ворот встречает Он процессию с покойником. И не так велика была процессия, но велик был вопль и плач матери-вдовы, потерявшей сына, и стенание сочувствующих ей сердец. И Господь Иисус Христос умилосердился об этом трагическом случае с матерью и велел остановиться процессии и, взяв за руку покойника, сказал: “Я тебе говорю, встань”. И покойник ожил, из ада возвратилась в тело душа, сердце забилось, мозг заработал, кровь стала пульсировать, как сейчас говорит нам наука… и юноша сел на носилках. (Гроба же как тогда, так и сейчас нет на Востоке.) И Господь отдал его матери. И та мать, которая с горькими слезами провожала покойника, не имея ничего большего, теми же слезами стала благодарить Господа Бога Иисуса Христа за воскрешение сына и возвращение ей того, кто был всей ее надеждой. (Она надеялась, что сын, возмужав, возобновит семью, возобновит фамилию, и мать тайно молилась, чтобы в доме была удачная невестка. Потому что в древности глубокой говорилось — неудачная невестка, что ложка соли или перцу в бочке с медом, все портит.)

Итак, мать получила сына воскрешенным, и жизнь воскресла в сознании матери, жизнь воскресла в юноше, жизнь воскресла в семье.

Так вот, сегодняшнее воскрешение юноши и возвращение его осчастливленной матери является для всех нас уроком и напоминанием о том, что человек сотворен с бессмертной душой, по образу Божию и по подобию Его, потому что человека создавала вся Троица. Когда заканчивалось творение мира в шестой день, то Троица Святая — Отец, Сын и Дух Святый — совещались между собой: “Сотворим человека по образу Нашему и по подобию”. И образ — картинный, фигурный, и внутреннее подобие — богоподобие.

Это было в Предвечном совете Святыя Троицы. Вот тут-то и пошла страшная интрига, когда Денница услыхал такое решение, что уже на созданной планете земной “…сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему” и даже фигурному образу нашему! А Бог же был тогда: Бог Отец, как и ныне, Бог Сын, до воплощения на земле от Девы Марии, и Бог Дух Святый таким же был тогда, каким остается и сейчас — Духом Святым. Да как же по образу и по подобию? Знал Господь Бог, что сказал, и многие узнали, и знают, и нам говорят, что Бог воплощенный, Сын Божий, воплощенный на земле в Сына Человеческого, — это как отражение Бога и боготворение человека чрез Сына Божия. А Сын Божий воплотился в человеческое естество чудесно.

Итак, человек был устроен тогда, когда Денница был первейшим Архангелом; чрез него, первейшего, слава Божия исходила. Он был распоряжаем и посылаем от Святыя Троицы. И когда он услыхал (на это есть очень древнее греческое толкование), что будет сотворен человек по образу Божию и по подобию, то очень возмутился и стал скорбеть и страдать. Он был дух. Он сразу понял, что человек будет с телом, со всеми теми доспехами, достоинствами, нравами и возможностями: размножением и бессмертием души; жизнь малая в утробе, жизнь земная каждому от Бога отрезана, потом жизнь вечная, и вечная жизнь будет с телом. Бог дал человеку жизнь, чтобы быть с телом, а после смерти — “чаю воскресения мертвых”, потом Архангелова труба и воскресение. И потом обновление, как бы переработка тела человеческого, в котором не будет уже после “чаю воскресения мертвых” ничего тленного.

Так вот, о “чаю воскресения мертвых” Павел апостол, который был на третьем небе и многое узнал такого, чего даже сказать не мог, все же сказал, что мертвые восстанут, живые изменятся, и все будут подняты в невесомость, которая известна науке, и в этой невесомости будет акт суда Божиего над миром.

И когда был сотворен Адам, возмутился первейший из Архангелов, и особенно возмутился тогда, когда увидал Еву, эту хрупкую натуру, словно бледнорозовым лепестком покрытую, созданную из Адамова ребра, он тогда именно взбесился. Так святые Отцы говорят это с глубокой осторожностью.

Сам своей фантазией я не мог всего этого выдумать, помня ответственность пред небом, пред днем “чаю воскресения мертвых”. Так я читал в книгах святых Отцов, где заключена истина, которую мы исповедуем, которую не рискуя говорим, ибо она есть истина.

Так вот, когда Денница увидал прекрасную чету — творение Божественныя Троицы, он сделал то, что сделал. Он возмутил третью часть Ангелов, которые несогласны были, что какое-то новое существо появилось — Адам и Ева, любимые Богом жемчужинки, которые будут пользоваться всем психофизиологическим счастьем на земле. Вы понимаете, в чем тут дело. А он — дух, которого прекрасно изобразил Лермонтов в “Демоне”, которого прекрасно изобразил Достоевский в “Братьях Карамазовых”. И для Господа Бога это не было новостью. Для Господа Бога это не было неожиданностью, ибо у Бога были такие планы, о которых Он нам всегда говорит: “Мои дела непостижимы, не волнуйтесь, а только молитесь и просите”. И Господь чрез многих пророков говорит, чтобы мы помнили о планах Божиих. И у Бога такие планы оказались, которые нам уже известны: создался мир грешный и прелюбодейный, и все как будто бы уже тонуло в греховной крови и в греховных моментах, но в планах Божиих было и второе заседание на небеси, и воплощение Сына Божия в этот мир прелюбодейный и грешный, и Голгофа, и искупление.

Так вот, у Бога были такие планы, чтобы было так, как есть. И появились отрицающие Бога, и как будто ломающие идею Бога, но в планах Божиих положено то, чтобы и в этом теле, в этом футляре была бы бессмертная душа.

Вот эта высокая философия нашей веры, братья, — какая красота, какая радость! А мы иногда делаемся совершенно никуда не годными, не ценим, не понимаем этого, а Христос ожидает нашего обращения, и Павел давно сказал, что будет общее воскресение. И святые Отцы в Никее в триста двадцать пятом году, 19 июля, в Неделю сказали: “Чаю воскресения мертвых”. И мир принял это “чаю воскресения мертвых”, и человеческий разум принял, и человеческое сердце приняло, и, несомненно, мы с вами приняли “чаю воскресения мертвых”. Вот событие сегодняшнего воскресения — воскрешение юноши и объяснение всего этого нам апостолом Лукою, и объяснение нам Иоанном Златоустом, которое мы посмели предложить вам, чтобы сегодняшний день освятить такой истиной и нашим сердцем, и нашим словом.

Поверим мотивам нашей православной религии и не ошибемся! Аминь.

19 октября 1969 г.

В навечерие Успения Божией Матери

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Шесть месяцев прошло, как архангел Гавриил благовестил в алтаре священнику Захарии, что от него родится сын Иоанн, который будет споспешествовать спасению рода человеческого.

В этот шестой месяц был послан с небесных высот от Святыя Троицы архангел Гавриил к Деве Марии. Архангел Гавриил благовестил Ей величайшее и несказанное, и неизреченное, и неожиданное счастье для всего мира — пришествие в мир Сына Божия — рождение Иисуса Христа — бессеменное воплощение.

Пресвятая Богородица, живя у Иосифа, благороднейшего старца, была очень стеснена, как говорит древнее предание греческое, тем, что все жильцы этого дома — дети и жены детей Иосифа, благороднейшего и праведного, не понимали Ее значения, не понимали, в чем дело, почему Дева пребывает у отца- старца без всякого смысла, без всякой нужды, без всякой идеи, не выйдя замуж ни за кого, а оставаясь только в келье и упражняясь трудами. Она прекрасно вязала, прекрасно вышивала и ткала. Она вообще была большая мастерица по рукоделью, научившись этому в храме Иерусалимском, где всех девочек учили такому прекрасному ремеслу. Дети Иосифа праведного все Ее изделия уносили и продавали, и этим существовала почти вся Иосифова семья. Но женщины остаются всегда женщинами. И кругом Девы Марии ходили сплетни. Многих это удивляло чистосердечно, другие не понимали, в чем дело, и были настолько невежественны, что не могли почерпать ответа на этот вопрос из Священного Писания и из пророчеств. И кругом Девы ходил всегда какой-то дымок, какая-то тучка темная, непонятная, лишь только Она одна понимала, Которая все слагала в сердце Своем.

И вот, по прошествии шести месяцев после зачатия святой благородной Елизаветой в нагорной стране, архангел Гавриил благовестил Деве Марии, что “…родишь Сына”. Дева Мария, находясь в окружении, где все были расположены к Ней со снисходительной улыбкой, недоумением и осуждением, не могла уместить в сердце Своем человеческом все то, что Гавриил Ей благовестил. Но так как Она, дивная Дева, воспитанная в храме, не раз беседовавшая с ангелами, как говорит нам Предание, — то все же как-то это невместимое вмещала. И решила Она пойти во град Иудин к праведной Елизавете — тете Своей, и по большому секрету рассказать ей то, что не вмещало сердце Ее человеческое, особенно женское, особенно девическое — бессеменное рождение.

Она пришла сказать, рассказать, посоветоваться о том, что Ее беспокоило. И святое Евангелие говорит нам, что когда Она вошла во двор Захарии (это было лето, открыты были все двери), когда издалека Дева Мария увидела Елизавету и приветственно воскликнула, как это принято на Востоке, то Елизавета, увидев Деву Марию, переступающую пороги ее комнат, тоже воскликнула: И откуда мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мне! Какое смелое пророчество, настолько смелое, как не у многих пророков, смелое, как слова Иоанна Дамаскина: “Чрево Твое, пространнейшее небес…”. И потом Елизавета, когда они обнимались и целовались, и приветствовали друг друга, говорит: “Ты знаешь, когда я услышала Твое приветствие, то во чреве моем, вероятно, сын — заплясал!”. Вам это странно слышать: “заплясал”. Но для Златоуста не было странным сказать: “Иоанн заплясал шестимесячным младенцем во чреве матери своей, которая приветствовала Богоматерь Деву Марию, входящую в ее дом”. И такое дивное чудо совершилось в доме благороднейшей четы — Захарии и Елизаветы. В доме того Захарии, который вводил Деву Марию девочкой в храм, того Захарии, который наблюдал Ее там пребывание, наблюдал за Ее святостью, удивлялся и недоумевал, и терялся, когда время подходило отдать девушку замуж по закону Моисееву: необходимо замуж! Никаких уступок — ни религиозных, никаких! И как вам известно, и можно напомнить в этот день, что первосвященник со священниками и левитами много совещались и спорили: “Что делать с девушкой Марией? Она не желает брака, а оставлять дальше жить в храме нельзя. Что сделаем?”.

И первосвященник воскликнул к небу: “Господи, Ты Сам укажи, что нам с Ней делать!”. В тупик стали все: первосвященник и священники, и девушки, которые подрастали, достигая возраста брака.

Тогда было посещение души первосвященника свыше, и был таинственный голос: “Надо Деву спрятать от сатаны. Надо Деву спрятать, чтобы сатана не наклеветал на Нее. Довольно того, что сатана наклеветал и обманул одну деву у древа познания добра и зла; надо, чтобы не повторилось такое несчастье для рода человеческого, для будущей славы, красоты и счастья его небесного”. Так и есть в одной молитве на Троицу: “Ты благодатным, необыкновенным образом обманул сатану…”.

И вот, Дева Мария, находясь в таком покойном доме в гостях у родственников, больших доброжелателей, подвижников, пребыла там три месяца. А к тому времени приходило время родить Елизавете сына Иоанна. По Промыслу Божию Дева должна была оставить этот дом и не принимать никакого участия ни в освящении, ни в обрезании, ни в умовении, ни лобзании новорожденного Иоанна, рожденного чудесным образом, но по естественным законам. Все святое и чудесное, рожденное в мире, естественным образом рождено, кроме Христа, Которого воспевает Церковь Великим постом: “Бессеменнаго зачатия…”, Которого дивно воспел Иоанн Дамаскин и многие церковные служители и песнотворцы.

Итак, Дева Мария возвратилась в свой дом и пребывала в таком же положении, в каком и была: в духовной тишине, тишине сердца, тишине и смирении разума, занимаясь физическими работами при уважении и терпении всех окружающих.

А чрево росло, а закон естественный оставался законом естественным — Марии быть матерью. “Бессеменного рождения”. Она не волновалась, Ей Архангел все объяснил и на прощанье с Архангелом Она сказала: “Я раба Господня и все, что угодно Господу Моему, пусть совершается надо Мной. Я раба Господня!”. Но Иосиф этого не знал. Дева Мария Иосифу не говорила. Иосиф преклонялся пред Ней, молился пред Ней, лобызал ноги Ея. Иосиф с благоговением держал свитки, когда Она читала. (Она читала хорошо, а у Иосифа были свитки пророческие, потому что он из царского рода, онимел сокровища — пророчества.) Иосиф, как мог, служил Деве Марии, но боялся своих, потому что и свои всегда делают большие неприятности и создают всякие проблемы в таких ситуациях. И Иосиф, видя Деву, приходил в смущение… Дева Мария очень переживала, но в смирении и кротости все терпела и переносила…

Мы будем на Христово Рождество говорить, что произошло дальше, если Господь Бог удостоит нас закончить лето, встретить осень и встретить зиму, и встретить Рождество “бессемен­наго рождения” Спасителя Христа. А в сегодняшний священный вечер, в который мы совершаем чин воспоминания погребения Девы Пречистыя Богородицы, очень удобно и удачно нам вспомнить то, что записано для всех людей в святом Евангелии от Луки: Дева Мария после Благовещения направилась с посещением, с глубоким рассуждением побеседовать к Захарии священнику и своей родственнице — благороднейшей супруге Захарии Елизавете.

Да будет нам на духовную пользу сегодняшнее слово наше краткое, в священный вечер священного праздника Успения. И чтобы Царица Небесная учла нашу любовь к Ней, наше послушание Церкви. Учла бы Матерь Божия и все ваши немощи и Своими молитвами пред Престолом Сына Своего Христа Бога Нашего покрывала бы их, ибо Она наша молитвенница и заступница, тем более что Сама Она не раз говорила святым: как бы ни было, что бы ни было, как бы страшно ни было, а все-таки земля русская — Мой Дом. Аминь.

27 августа 1974 г.

На утро
В день Успения Приснодевы Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В Богородичные дни святая Церковь положила читать Евангелие Богородичное. Из истории Предания и из Евангелия известно, что Христос Спаситель часто бывал у Лазаря. А у Лазаря были две сестры: Марфа и Мария. И вот Спаситель любил бывать в этом благочестивом доме и всегда там проповедовал. Несомненно, всегда было много людей, которые слушали слово Божие и хранили его в сердце своем.

Однажды Христос Спаситель с учениками вновь пришел в дом Лазаря. А гостей всегда, конечно, принимают за какой-нибудь трапезой. Хозяйством заведовала Марфа, сестра Лазаря. Она сейчас же бросилась готовить закуску. Очень спешила она, очень волновалась, так как любила Христа Спасителя, Учителя Божественного, и Его несравненных учеников, святых Апостолов. И так она спешила, волновалась, нервничала, и некому было ей помочь в приготовлении трапезы, так как все внимали слову Божию, исходящему из уст Христа Спасителя. И вот Марфа не выдерживает, входит в комнату, где Спаситель проповедует и Мария сидит у ног Его, и говорит: “Господи! Неужели небрежешь, что меня одну оставили на кухне приготовить трапезу. Прикажи сестре, или кому-нибудь, чтобы мне помогли. Я тоже люблю слушать слово Божие”. А Христос Спаситель ей говорит: “Марфа, Марфа! Ты очень много заботишься о чреве, много заботишься о питании, о том, о чем можно меньше заботиться. А Мария благую часть избрала, она все время слушает слово Божие, слушает проповедь”. Значит, Христос Спаситель так высоко ставил проповедь и намного выше ценил поучение, нежели занятие только кухней и трапезой, что было тоже необходимо.

“Господи! Да Ты бы без трапезы и проповедовать не мог бы. Если бы Марфа и Мария, и другие фарисеи, и саддукеи, и всякие грешники Тебя не угощали, где бы Ты обедал?”.

Спаситель это знает и награждает за это, но слово Божие и поучение народа в Его глазах несравненно выше всего. Есть такое выражение в другом месте Евангелия, когда Спаситель говорит, что кто оставит отца, мать, сестру, дочь, сына, тот наследует Царство Небесное. Здесь имеется в виду не то, чтобы убежать из собственного дома, а о том говорится, что в первую очередь нужно в сердце носить Господа, а потом все остальные житейские попечения: и огороды, и сады, и ремонты, и пятое, и десятое.

Вот это имел в виду Христос Спаситель. Это нам растолковали святые Отцы, богодухновенные и духоносные: Христос Спаситель никогда ничего не отвергал, но выше всего ставил душу — бессмертную вещь. Вот так и понималось всегда, и так научал понимать Христос Спаситель, но некоторые не понимали и возмущались. Даже Марфа — и та почти возмутилась, что Мария сидит и слушает, а ее одну оставили. “Прикажи, чтобы она шла помогла мне. Надо соус сделать, надо хлеб нарезать… надо все”.

Надо исторически обратиться к тем временам — чем тогда угощали и что ели. А ели почти все скоромное, потому что Жених еще не отнялся. Когда ученики рассказали Спасителю: “вот, мы видели учеников Иоанна Крестителя: они постятся, не едят ничего. А мы вот, Твои ученики, все едим, что попало, что нам преподносят”. А Спаситель и говорит, что когда отымется от вас Жених, тогда и будете поститься, тогда найдете нужным и необходимым, чтобы был пост, и сами пост установите.

И когда Христос Спаситель воскрес из мертвых и вознесся, и когда в день Пятидесятницы основалась Церковь, тогда святые Апостолы подумали, что нужно установить для человечества пост — и установили те посты, которые очень любят люди, особенно в Алма-Ате. Ах, умирают, как посты любят. Не успеешь еще разговеться, как старухи алма-атинские уже ждут, скоро ль постик будет? Скоро ли будем заговляться? Я говорю: “Будет, будет пост, хватит с вас”. В Алма-Ате очень любят поститься. В Алма-Ате очень строгие люди, они и рыбу постом не едят — Успенским постом рыбу не едят, и даже в филипповку не едят. Я им иногда говорю осторожненько, что у рыбы кровь холодная, не горячая, как у барашка. У рыбы же холодная кровь, надо вкушать. Но алма-атинские старушки остаются на своем, и они получат венец в Царстве Небесном за любовь к Писанию, за любовь к выполнению законных Апостольских постов.

И вот, шла трапеза… Марфа подавала на стол, Господь Бог Иисус Христос вкушал трапезу, ученики вкушали трапезу. Но Спаситель все время говорил. Окна раскрыты, полный двор народа, который стоял и слушал слово жизни Христа Спасителя… А потом настало время Христу Спасителю идти дальше. Встали, помолились, хозяев поблагодарили, и Спаситель пошел по коридору, по ступенькам вниз, чтобы идти дальше. А одна женщина из народа выступила и воскликнула громким голосом: “Счастливое то чрево, которое носило Тебя, и сосцы, которые Ты сосал и питался, которые Тебе жизнь дали земную и укрепили Тебя”. Казалось бы, женщина похвалила самое важное, самое главное, самое необходимое, самое первое. Но Христос Спаситель и здесь оказался верен Себе, верен Своей проповеди. Он ей ответил: “Да, счастливые все те, которые питают своей грудью младенцев, счастливые все те, которые носят младенцев под сердцем своим, покуда не будет рождения. Но счастливее всех те, которые слушают слово Божие и хранят его в памяти своей, в сердце своем”. Так что Христос Спаситель ставит чтение Святого Писания, которое боговдохновенно, особенно святое Евангелие, выше всего. Трапеза на своем месте, все на своем месте — и завтрак, и обед, и ужин, но Слово Божие, Евангелие, слова Христа Спасителя ставятся Самим Христом Спасителем и Церковью, и даже натурой нашей выше временного, земного, скоропреходящего, — бессмертные слова Спасителя Христа о спасении бессмертной души.

Так Христос Спаситель не раз говорил людям: “Изучайте Писания. Знайте, во что вы верите, знайте свою религию, разумейте и понимайте, кто вам и что проповедует. Пастыри ли вам проповедуют, поставленные Господом Богом, или волки в шкуре овечьей”, — Спасителевы это слова.

Значит, пусть будет это нам сегодня уроком — у гроба Богоматери, Которая Сама любила читать Писания, Которая Сама любила читать пророчества и Которую архангел Гавриил в момент благовещения застал за чтением Священного Писания. И мы, братья и сестры, будем любить Писание, приобретать его по возможности и прочитывать его. И Священным Писанием будем питать свою бессмертную душу, как Господь сказал, что выше всего, выше всякой трапезы земной есть Священное Писание. И Христос Спаситель в страшный день Суда похвалит ту душу, которая любила Писание и сама прочитывала, и другим читала. Будем же принимать Христа Спасителя и угощать духовной своею любовью. Да будет сегодняшний праздник нам уроком, чтобы мы не забывали Священное Писание и верили бы Господу нашему Иисусу Христу, что Писание есть очень важный предмет. Аминь.

28 августа 1974 г.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: