Сначала надо встретить самого себя, а потом супруга

|
Беседа с настоятелем Петропавловского храма Саратова игуменом Нектарием (Морозовым).

Он увидел ее, она увидела его, и в этот момент они поняли, что это судьба. Встреча – сколько мифов вокруг этого события, определяет ли она дальнейшие отношения? Что значит по-настоящему встретить друг друга? Почему от любви до ненависти один шаг? Обманывает ли нас на самом деле изначальное впечатление о человеке? Обсудим вместе с настоятелем Петропавловского храма Саратова игуменом Нектарием Морозовым.

Зажечь огонь чувств, чтобы он не погас

Инна Самохина, ведущая: В кинематографе, в литературе встреча героев, между которыми должны возникнуть какие-то чувства и завязаться отношения, всегда происходит особенным образом, и мы воспитаны на этом. Мы ждем каких-то знамений, которые укажут на то, что этот человек – тот самый, судьба, хотя жизнь предлагает нам и другие примеры, менее яркие, более обыденные. Стоит ли придавать первой встрече большое значение и уделять ей внимание?

Игумен Нектарий (Морозов)

Игумен Нектарий (Морозов): Реальность гораздо многограннее, чем любые модели жизни, которые может нам предложить литературное произведение, или фильм, или спектакль. Бывает очень по-разному, и мы знаем немало историй счастливой и настоящей любви, когда люди при первой встрече не то что не рассмотрели друг друга, но, может быть, толком друг на друга и не посмотрели. Но впоследствии, когда их общение по каким-то, казалось бы, случайным причинам стало развиваться, они друг в друге увидели то главное, что их друг в друге привлекло, что обусловило их последующее единство.

Бывает иначе, когда люди при первой встрече сразу друг в друге могут что-то разглядеть, тотчас же их сердца навстречу друг другу устремляются. Бывает и так, что люди при первой встрече, наоборот, вызывают друг у друга какое-то отторжение, антипатию, и лишь потом появляется симпатия, а затем любовь.

Ожидать каких-то знамений, видимых признаков того, что это мой человек, или я человек этого человека – ни в коем случае не стоит, тут надо смотреть не на внешнее, а в глубину сердечную, в глубину собственного сердца и сердца другого человека. Эти отношения важнее, чем встреча.

Встреча, безусловно, важна, потому что с нее все начинается, но, как мы сказали, встреча может быть удачной или неудачной, могут люди друг друга разглядеть или не разглядеть. Все зависит от того, как будут складываться отношения впоследствии, насколько люди окажутся способны, готовы открываться и открывать для себя другого человека – в этом, мне кажется, вся суть.

Инна Самохина: Отец Нектарий, посмотрите, как люди описывают свои впечатления от встречи: «Я почувствовал укол в сердце». «Он вошел, и я его просто вдохнула». «Я увидел ее и понял, что должен на ней жениться». «Я просто поняла, что это мой будущий муж». «Меня как громом поразило». Что это на самом деле за переживания и как к ним следует относиться?

Игумен Нектарий (Морозов): На мой взгляд, любые переживания, их подлинность или ложность проявляются с течением времени, раскрываются в дальнейшей жизни, потому что, с одной стороны, мы очень часто сталкиваемся с тем, что люди загораются, вспыхнуло чувство, но моментально и прогорело, как какая-то маленькая щепочка, которую используют для того, чтобы зажечь костер, а костер не разгорелся, и она тоже погасла.

А бывает и иначе, поэтому основательность, состоятельность этого переживания показывает уже дальнейшая жизнь, которая гораздо больше дает нам причин доверять тому, что человек говорит о своих чувствах, о своих переживаниях, о том отклике, который эти чувства и переживания в другом человеке вызывают.

Здесь можно, с одной стороны, сказать, что это чувство, эта реакция достойны уважения, а с другой стороны, сказать: «Ну, что же, я сто раз это слышал, а потом слышал совершенно другое». Я не стал бы отрицать ни в коем случае возможность и вероятность того, что люди так угадают друг друга при первой встрече, но чаще люди обманываются, чем угадывают друг друга. Это нужно иметь в виду обязательно.

Инна Самохина: Возможна ли, как вы считаете, именно любовь с первого взгляда? И какой смысл вы в это вкладываете?

Игумен Нектарий (Морозов): Безусловно, возможна. Реальная жизнь дает немало примеров, подтверждающих то, что любовь с первого взгляда возможна. Но еще больше жизнь дает примеров и доказательств того, что зачастую то, что люди считают любовью с первого взгляда, оказывается просто действием эмоций.

И очень-очень мало есть людей, которые в состоянии отличить действие эмоций, или, как сегодня принято говорить, гормонов, от глубокого серьезного, объемлющего всю жизнь, всю душу, все сердце человека чувства.

Как правило, это люди уже зрелые, взрослые, которые в своей жизни и ошибки какие-то успели совершить, и опыт определенный приобрести.

Я употребил этот образ костра, но на самом деле каждому человеку в жизни приходилось либо костер разжигать, либо печь растапливать, либо готовить какие-нибудь угли в мангале. И каждый человек знает, как неодинаково происходит этот процесс – могут быть дрова сырые, могут быть дрова чем-то пропитанные, может быть специальная смесь для разжигания костра, могут быть спички, которые гаснут, ломаются, или сырые, может быть зажигалка, которая обжигает пальцы.

Все может разгореться моментально и погаснуть, а может долго разгораться, потом долго гореть, может быстро разгореться и гореть долго – масса вариантов. Это образ человеческих взаимоотношений, чувств, и можно проанализировать: дрова сухие, руки на месте, спички тоже на месте, бумага подложена под это – но одно упустили, заслонку в печи не открыли, и все задохнулось. Факторов в реальной жизни еще больше, их десятки и сотни.

Инна Самохина: Действительно бывают ситуации, когда люди знакомы друг с другом давно, и в какой-то момент между ними начинают возникать чувства. При этом не всегда этому возникновению чувства предшествует период общения, сближения, хотя бы даже дружеского. По вашим наблюдениям, какие обстоятельства влияют на то, что такая, уже не первая встреча, становится той самой Встречей?

Игумен Нектарий (Морозов): Я думаю, что внешние обстоятельства дают только лишь повод, а по-настоящему влияние на этот процесс оказывает то, что происходит в самом человеке.

Действительно, бывает так, что люди учились в одной школе, в одном классе, потом, может быть, даже учились в одном вузе, дружили, или друг на друга внимания не обращали.

Потом проходит какое-то время, и эти люди вновь встречаются, между ними возникают какие-то чувства, сначала для них самих непонятные, а потом они понимают, что это любовь, и люди вступают в брак. Так бывает? Да, так бывает. Как это объяснить? Люди изменились за это время, они стали другими. С одной стороны, человек приобретает возможность смотреть другими глазами на другого человека, с другой стороны, это уже и человек другой, который на него смотрит, которого он видит.

Внешние обстоятельства здесь не являются решающими. Людей могут какие-то обстоятельства непреодолимой силы буквально бросить в объятия друг друга, и, тем не менее, ничего не получится, ничего не состоится.

Это может быть что-то мимолетное, что обусловило какую-то зацепку одного человека за другого, и этого оказалось достаточно. Тут все вместе – момент, состояние души, но самое главное – это внутренняя близость людей, родство душ, которое нужно, чтобы все сформировалось.

 

Как выбрать спутника жизни, если ты еще не встретил себя

Инна Самохина: Бывает ли такое, что люди уже даже живут вместе, то есть вступили в брак, а на самом деле по-настоящему не встретили друг друга?

Игумен Нектарий (Морозов): Безусловно, так бывает, хоть и не очень часто. Немало людей, которые еще самих себя не встретили, что гораздо большая проблема. Потому что когда человек самого себя не встретил, то как он может выбрать спутника или спутницу жизни – непонятно ведь, для кого он ее выбирает. То, что я сейчас говорю – странная формулировка, но это на самом деле совершенно реально, потому что есть множество людей, которым задай вопрос: «Кто ты?» – и они не смогут на него ответить ни тебе, ни себе – они просто живут.

Из какой-то детской книги в память мне врезался эпизод – приходит молодой человек куда-то устраиваться, его спрашивают: «Кто ты?» – «Я парень». – «Приходи, парень, когда человеком станешь». Таких парней очень много, да и девушек тоже.

Инна Самохина: Может быть, имеет смысл тогда поподробнее об этой встрече поговорить. Что такое – встретить себя? И в продолжение этого, что такое – встретить другого?

Игумен Нектарий (Морозов): Есть разные меры осознания человеком самого себя, познания себя, анализирования того, как ты проживаешь свою жизнь, во что ты превращаешься, кто ты сегодня.

Мы ведь часто сталкиваемся с тем, что человек совершает какие-то поступки, но ярче всего это бывает, когда человек совершает преступление. Никто его как преступника не воспринимал, и он сам себя так не воспринимал, и вдруг он это совершает. Если отмотать назад, то становится понятно, как он этот путь прошел, как он к этому пришел – а он сам не видел, как он к этому идет.

Получается, что он каждый день каким-то образом изменялся, но кто он в результате этих изменений, какой он – этого он не знал. Может быть, он и не задавался этим вопросом, может быть, если бы и задавался, то не разобрался бы в себе самом.

Бывает же ответственная и внимательная к себе жизнь, либо жизнь, которая является для человека стихийным процессом. Мало ли людей, которые живут просто стихийно, как какое-то растение, как какая-то зверушка, которая родилась, она знает, что там пища, там вода, там тепло, там опасность. К сожалению, очень много людей, которые живут такой животной или растительной жизнью. Это трагедия. Дело в том, что когда человек живет без Бога, то он в эту жизнь, сначала животную, а потом растительную, соскальзывает очень-очень удобно, потому что очень мало вещей помимо веры, которые могут человека от этой растительной или животной жизни возвысить по-настоящему.

Порой даже человеку кажется, что он верит, но он все равно в эту жизнь скатывается, потому что вера оказывается не подлинной, а какой-то головной, или формальной и неживой. Когда человек так живет, он действительно самого себя не знает.

И дальше он, например, вступает даже в брак, даже появляется штамп в паспорте, появляются дети, но человек ни себя не знает как человека, ни другого человека не знает.

А потом происходят все те необратимые вещи, которые мы постоянно видим, когда люди по непонятным причинам разводятся, дерутся, начинают пить, колоться, уничтожать своих детей – по этой причине, потому что рядом оказались два чужих человека, которые в какой-то момент осознали, что они совершенно чужие. А поскольку им в первое время некуда друг от друга деться, то спустя некоторое время, будучи чужими, они становятся врагами. Это происходит очень часто.

Когда ты видишь в другом человеке чудо и дар Божий, и в себе самом тоже видишь это чудо и этот дар Божий, который есть твоя жизнь, когда относишься к этому чуду и этому дару с ответственностью и с вниманием, и с благоговением, и понимаешь, что это самое важное – что тебе дана сначала твоя жизнь, а потом другой человек, которого тебе дал Господь, тогда все происходит совершенно иначе.

Христианское отношение к любви, к личным отношениям, которые предшествуют отношениям семейным – не есть следование своду правил, «можно» или «нельзя», «это плохо, а это хорошо», а понимание уникальности этого дара – с одной стороны, человеческого бытия твоего и другого человека или других людей.

А с другой стороны, уникальность этой встречи, которую устроил для вас Господь, встречи не одномоментной, а встречи в глобальном смысле слова. Ты понимаешь, насколько ты за это ответственен, насколько ты должен трепетно и благоговейно к этому относиться, и тогда уже не нужны определенные правила, определенные представления о том, что можно и что нельзя.

Ты прекрасно понимаешь, что можно, и что нельзя, и что противоречит этой ответственности, а что ей сообразно. Евангелие для тебя становится не чем-то внешним, что тебе навязывают, что тебе чуждо, а ты принимаешь его всем сердцем, потому что понимаешь его верность.

tatarstan-mitropolia.ru

 

Любовь у христиан – это необязательно?

Инна Самохина: Если говорить о встрече, о внутренней встрече, как о начале того пути, который проходят мужчина и женщина в таком углублении друг в друга, в прорастании друг в друга, как в этом смысле понять, что встреча произошла? Как почувствовать эту точку, с которой мы начинаем движение навстречу друг другу, углубляясь друг в друга?

Игумен Нектарий (Морозов): Я думаю, что это вопрос напрасный, потому что если возникает вопрос, как это почувствовать, значит, этого не произошло, потому что когда это происходит, человек это замечает.

Есть такой фильм, на мой взгляд, достаточно глубокий и любопытный, хотя, безусловно, не без различных изъянов, но с христианской идеей – «Знакомьтесь, Джо Блэк». Создатели этого фильма решили привести на Землю смерть и дать ей пожить в теле человека и узнать, что такое жизнь. С точки зрения идеи, это кажется каким-то абсурдом и совершенно не по-христиански. Но через это раскрыто немало очень глубоких и серьезных вещей, которые вызывают желание задуматься.

Самая глубокая и основная мысль этого фильма – это то, что любовь требует не обладания, а самоотдачи. Когда ты любишь, то не требуешь ничего и не ищешь для себя, а отдаешь, потому что, в конце концов, эта смерть, ставшая человеком, получившая опыт жизни, отказывается от своей любви, от ее реализации, для того чтобы дать возможность человеку жить.

Там есть замечательный диалог, когда отец видит, как его дочь собирается выйти замуж за человека, который формально, может быть, ей подходит, но они совершенно чужие, между ними нет ни чувств, ни каких-то глубоких отношений, это просто какая-то схема, которая сейчас реализуется. Он сам – человек очень живой и неформальный, его это очень беспокоит, и он пытается своей дочери объяснить, что так нельзя. Она говорит: «Как можно?» – «Когда ты полюбишь, тогда ты выходи замуж, а просто так не надо». Она говорит: «Как понять, что я полюбила?» – «Этого нельзя не понять. Это – как гром ударит, молния блеснет, ты это ощутишь, и всё, ты не ошибешься». Это должно произойти обязательно.

Гром и молния – это не образ страсти, восстания, которое в сердце человека происходит. Это образ какого-то моментального узнавания, что это то, что дал тебе Господь, что это какое-то чудо, которое в твоей жизни совершается, это нечто гораздо более высокое. Не каких-то потрясений здесь человек должен ждать, не чего-то внешнего и яркого, а того, что в его сердце происходит. Если это не происходит, то, может, и говорить не о чем.

Инна Самохина: Значит, когда человек будет задумываться о том, что в его жизни пока встреча не произошла и как же ее узнать, понять, что встреча наконец случилась – выходит, что как-то словами объяснить ему это невозможно?

Игумен Нектарий (Морозов): Дело в том, что есть встреча гораздо более важная и гораздо более глубоко переживаемая человеком, чем та встреча, о которой мы говорим сейчас, и встреча эта с Богом. Мы видим, как эти встречи людей с Христом происходили в дни земной жизни, земного служения Христа Спасителя, мы видели, как люди переживали какое-то потрясение.

Закхей, который влез на дерево, еще не встретивший, только ожидает встречи. Что происходит с ним, когда он, сидя на дереве, слышит обращенные к нему слова Христа, когда Он говорит: «Ты, потрудившись, слезай вниз сюда, потому что сегодня Мне подобает быть в твоем доме»? И мы можем только догадываться, что происходит в его сердце, когда этот человек, который всю жизнь жил так, как он жил, жил и в неправде, и в жестокости, и он вдруг говорит: «Я все, что у кого неправедно забрал, отдаю. У кого взял, возвращу четверицею». Вот это следствие этой встречи, этого потрясения.

Или Нафанаил, которому Господь говорит: «Прежде чем ты сюда пришел, Я под смоковницей увидел тебя», и опять мы не знаем, что стоит за этими словами, но Нафанаил знает, и он переживает это потрясение от встречи, потому что он понимает, Кто перед ним. Происходит узнавание.

Нельзя проводить какую-то параллель между встречей человека с Богом и встречей человека с человеком, это совершенно разные встречи, потому что разное место в нашей жизни должна занимать любовь к Богу и любовь к человеку, отношения с Богом и отношения с человеком. Но в то же время, если бы не было чего-то общего в этих взаимоотношениях, в этой любви, Господь не сказал бы, что есть всего лишь две важнейшие заповеди – это любовь к Богу и любовь к человеку. Он их поставил все-таки рядом, поэтому что-то подобное должно произойти в момент этой встречи, в момент узнавания друг друга – должно произойти некое откровение. Оно может быть мгновенным, а может произойти посредством какого-то накопления, какого-то понимания и постижения.

Ведь бывает, что человек ходит в храм, он даже крестился там, он исповедуется и причащается, и вдруг – раз! – он как проснулся и увидел то, чего не видел прежде. И в отношениях между людьми так тоже бывает.

Я знаю, что есть те, кто считает, что вступили люди в брак, родили детей, и слава Богу, и хорошо. А любят ли они друг друга – это неважно. Любовь, в конце концов, это не обязательно, это у страстных, у грешных людей, а у нас, христиан, это не обязательно.

У кого же это обязательно, если у нас любовь не обязательна?

Мы, христиане – мы представители религии любви, единственной и уникальной в своем роде. Если у нас любовь не важна, а можно просто так как-то, возникает другой вопрос: с Богом тоже можно формально взаимоотношения строить?

С Богом тоже можно идти путем соблюдения внешнего закона, и всё, этого достаточно? Нет, Богу нужно человеческое сердце. И только отклик человеческой любви на любовь Божию станет для человека залогом спасения. Ты не откликнулся своей маленькой несовершенной любовью на любовь Божию, и ты чужд Богу остаешься. Ты можешь все делать, но любви нет, и ты как бы не родился еще.

Инна Самохина: Как бы и встречи нет?

Игумен Нектарий (Морозов): Да, конечно, потому что возникает вопрос: как можно не любить Того, Кто любит тебя больше, чем кто бы то ни было? По мере того, как ты живешь, тебе открывается эта любовь, ты впускаешь ее в свое сердце, ты, естественно, на нее откликаешься. То же самое, подобие какое-то происходит здесь, тут нельзя говорить о формальном отношении. Формальное отношение убивает всё, это недостойно того, что нам дает Господь.

Есть нечто удивительное в том моменте, когда Господь дает Адаму Еву. Сказав, что нехорошо быть человеку одному, Он дает ему ее как спутницу, помощницу, как того, кто находится рядом с ним и рядом с кем находится он. Можно ли представить себе такую ситуацию, что Адам вдруг задает вопрос: «Зачем мне это?» Мы угадываем, хотя и не читаем об этом прямо, что Адамом она была принята как нечто свое, как нечто единственно возможное.

Фото: spbda.ru

К влюбленности нужно относиться с вниманием

Инна Самохина: Мы знаем о том, что некоторые психологи и священники разделяют чувство любви и чувство влюбленности. Они имеют разную природу, они по-разному проявляются, некоторые даже пытаются разграничить их, чтобы дать людям понять, как различать эти чувства. В связи с этим, если при первой встрече происходит что-то яркое, как вы говорите, как громом поразило, возможно, это признак влюбленности и не стоит на это внимания обращать? Или все-таки не стоит отказывать влюбленности в способности развиваться?

Игумен Нектарий (Морозов): Не обращать внимания на все то яркое и значимое, что с нами происходит, ни в коем случае нельзя. Если что-то подобное человек переживает, безусловно, он должен отнестись к этому с вниманием. Предположить, что люди могут как-то вообще миновать этот этап влюбленности и начать сразу с любви, достаточно трудно.

Безусловно, на первых порах будет присутствовать влюбленность, будет присутствовать увлечение людей друг другом. Но весь вопрос в том, какая под этим есть основа? Это сиюминутное чувство, скоропреходящее, или под ним есть нечто, что даст ему преобразиться в любовь?

Инна Самохина: Довольно распространенный сюжет фильмов, книг – люди встречаются, испытывают друг к другу какую-то даже неприязнь, и потом, по мере общения, эта неприязнь перерождается во что-то иное. Вы уже говорили, что такое возможно, но в чем причина такого перерождения?

Игумен Нектарий (Морозов): Тут, скорее, нужно говорить о том, в чем причина того, что люди, близкие по духу, которые впоследствии друг друга полюбили, вначале испытывали неприязнь – вот это чудно. Если мы знаем этот финал счастливый, тогда возникает вопрос: почему же так плохо все было вначале?

Наверное, бывают какие-то совершенно случайные факторы, скажем, человек пришел на какое-то собрание в старые времена, например, партийное, а у него голова болит. Там оратор, который говорит и говорит, а голова болит все больше. Ты в раздражении на этого человека, но потом этот оратор становится твоим мужем, а ты его женой. Бывали такие случаи? Конечно, бывали.

А бывает иначе. Бывает так, что встречаются два очень активных человека, с ярко выраженными какими-то личностными качествами, волевые, и каждый пытается настоять на чем-то своем. Происходит столкновение, в котором у них возникает конфликт, но именно этот конфликт помогает им открыться по-настоящему друг перед другом и друг друга узнать, так бывает. Конфликт – это не всегда следствие каких-то внутренних различий, это не всегда следствие каких-то непримиримых противоречий. Конфликт может быть делом эмоций, конфликт может быть делом ситуации.

Прямой конфликт всегда неприятен, мы его должны избегать. Мы знаем, что это грешно – конфликтовать с другими людьми, но прямой конфликт всегда гораздо лучше, чем что-то такое, что происходит за спиной у человека, что говорится о нем за глаза.

Бывает, в классе мальчишки начинают свои взаимоотношения с того, что подерутся. Подрались, наставили друг другу синяков, носы расквасили – такое уважение друг к другу появилось, такое понимание, такое узнавание, но не подрались бы они раз, они никогда так друг друга не узнали бы. Порой конфликт вдруг проявляет глубину, которая есть в человеке, и люди, увидев это, вдруг понимают, насколько они близки.

Инна Самохина: Говорят, что первое впечатление обманчиво, но ведь может быть ситуация, когда первое впечатление возникло, и потом человек своей настойчивостью, своей любовью добился ответного чувства, и в процессе все-таки выяснилось, что первое впечатление не обманывало.

Игумен Нектарий (Морозов): Первое впечатление бывает обманчивым очень часто, потому что оно зависит от массы факторов. От того, насколько в разном состоянии мы находимся в разные дни – какой был сон, какое состояние здоровья, болит или не болит голова, какая погода, какие рабочие обстоятельства.

В одной ситуации люди на тебя посмотрят и увидят, что ты жизнерадостный и веселый человек, душа компании, а в другом случае на тебя посмотрят и подумают, что ты зануда, пессимист и мизантроп. Тут никак не скажешь по первому впечатлению о человеке абсолютно все. Точно так же и мы порою смотрим на людей внимательно, ясно их видим, а порой мы настолько заняты чем-то своим, что видели этого человека несколько раз, но никогда на него внимания толком не обращали.

Но тут прозвучало, что человек своим упорством, своей любовью чего-то добивается. Я считаю, что никогда люди друг друга добиваться не должны, это всегда приводит к ошибочным результатам, потому что один человек не хуже другого, и другой человек не лучше первого.

Можно добиваться работы, можно добиваться зарплаты, можно добиваться каких-то результатов, но добиваться другого человека нельзя. Либо он видит в тебе то, что ты видишь в нем, либо он этого не видит.

Да, может быть определенная настойчивость, которую человек проявляет, когда он пытается что-то до этого человека донести, но не надо выстраивать ситуацию так, что есть цель – это другой человек, а я буду этой цели добиваться.

Либо ты занижаешь себя самого и человека ставишь на какой-то пьедестал, творишь из него кумира; либо наоборот, ты это делаешь расчетливо и даже отчасти цинично, потому что думаешь, каким образом этого человека к рукам прибрать и сделать его своим – так не должно быть.

Бывает, конечно, и так, что один человек уже зрелый и понимающий себя самого и другого человека, а другой еще зеленый и неразумный. Чтобы до него достучаться и объяснить ему, кто здесь стучится и кто просит открыть, нужно время, нужны какие-то средства, но это не значит добиваться, это, скорее, проявлять определенную настойчивость и постоянство.

Инна Самохина: Человек может не видеть из-за каких обстоятельств, занятости рядом с собой другого человека, и он таким образом пытается ему показать: «Ну, вот же, посмотри!»

Игумен Нектарий (Морозов): Да, такое может быть. Я просто, как мне кажется, попытался обозначить ту грань, которую человек не должен здесь переходить. Настойчивость возможна. Возможно постоянство, с которым человек пытается открыть глаза и сердце другого человека.

Но как только определенная грань оказывается перейдена, с одной стороны, это становится очень неприятно и тяжело, а с другой стороны, это становится основанием для того, чтобы построить на нем какое-то совершенно неправильное здание.

 

«Батюшка, я тут несколько вариантов выбрал – посоветуйте»

Инна Самохина: Правильно ли искать встречи? Например, получать абонемент в библиотеку, чтобы туда регулярно ходить, как героиня известного фильма, и искать там для себя, высматривать вторую половинку? Или регистрироваться в каких-то соцсетях, посещать концерты, другие сообщества по интересам?

Игумен Нектарий (Морозов): Мне кажется, есть вещи, которые не плохи и не хороши сами по себе. Весь вопрос в данном случае в мере и в отношении человека к этим вещам. Когда человек буквально одержим навязчивой идеей с кем-то познакомиться, вступить в брак, родить ребенка – вроде тут все вещи неплохие сами по себе, даже хорошие. Но именно одержимость этим желанием придает всему этому неестественную и нездоровую окраску.

Но когда человек видит, что его жизнь складывается так, что нет той среды общения, в которой могут какие-то отношения зародиться, он начинает эту среду искать. Плохого в этом ничего нет, но когда он только этим живет, начинается какой-то перекос. В таком болезненном отношении к поиску среды общения отсутствует доверие к Богу.

Надо дать возможность, чтобы Господь Сам эту ситуацию для нас создал. Неважно, о чем идет речь – о личных отношениях, о браке или вообще о каких-то личных обстоятельствах человека. Все-таки человек должен постоянно помнить о том, что главный Действующий – есть Господь, а он – лишь участник этого, но участник не пассивный, участник, который сам прилагает определенные усилия.

Но в то же время надо давать место действовать Богу, потому что когда ты пытаешься действовать за Бога, то ничего хорошего в результате не получишь, особенно в таких тонких и сложных вопросах, как вопрос личной жизни и жизни семейной.

Фото: spbda.ru

Инна Самохина: Как вы относитесь к знакомству в интернете?

Игумен Нектарий (Морозов): Может быть, я не прав, но мне представляется, что всевозможные сайты знакомств, в том числе сайты православных знакомств – это не совсем то, к чему должен прибегать верующий человек, потому что в этом есть определенная суррогатность.

Человек пытается смоделировать ситуацию, сократить путь к сердцу другого человека. В реальной жизни произошла встреча с человеком, и ты какое-то время разбираешься в человеке и разбираешься в самом себе. А тут человек отбирает 10-20 подходящих вариантов, отсеивает по каким-то параметрам, оставшихся начинает прокручивать, параллельно общаясь со многими – как-то это утилитарно. Человек действие Промысла Божьего сводит до минимума.

Другое дело, когда люди просто в интернете чем-то занимаются, потому что интернет – это не только среда общения все-таки, это огромный объем информации. Это место, где люди работают в самых разных направлениях.

Сегодня уже даже трудно сказать, где больше реальной работы сосредоточено – в виртуальном пространстве, в сети, или же на земле, по которой мы ходим. Если люди каким-то образом случайно знакомятся там, точно так же, как если бы они познакомились в реальной жизни, и это знакомство дает основание для их последующего общения, может быть, даже и для любви, и для брака – это совершенно нормально, на мой взгляд.

А этот поиск в сети, перебирание вариантов, когда приходит человек и говорит: «Батюшка, я тут несколько вариантов выбрал, что вы мне посоветуете?» – хоть стой, хоть падай с этим.

Сегодня совершенно отдельная часть жизни – это так называемые социальные сети. Опять-таки в них есть люди, которые занимаются работой, занимаются делом, а есть люди, которые что-то ищут. Бывает так, что человек увидел человека – что он пишет, чем интересуется, и у него это вызвало какой-то встречный интерес, он решил с этим человеком познакомиться. Мне кажется, что в самом по себе этом ничего предосудительного нет.

Другое дело, когда это становится образом жизни человека: сегодня он познакомился с одним, или с одной, завтра со второй, послезавтра с третьей. Это ненормально с точки зрения того, что здесь утрачивается уважение, благоговение, какой-то трепет, который должен быть по отношению к тому дару Божьему, которым являешься ты сам и которым является другой человек.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Страх отношений – почему мы становимся его заложниками (видео)

Игумен Нектарий (Морозов) о том, как перерасти гордость, боль и ожесточение

Ты умная девочка, у тебя все получится

Разглядит ли она Христа за теми, кто называет ее “шалавой”?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!