Со времени первой исповеди я больше не плачу

|

Записала Елена Меркулова

Саломе Кокаиа, студентка факультета документального кино Государственного Университета Театра и Кино им. Ш.Руставели (мастерская Р. Чхеидзе), дипломант Международного кинофорума “Золотой Витязь”, 20 лет, Грузия

Прошу прощения, я не очень хорошо говорю по-русски, особенно о вере, о главном, когда надо подбирать слова, чтобы выразить свои мысли, чувства.

Я живу в Грузии с рождения. Вся моя семья, мои предки были верующими. Но я не ходила в церковь, особо не молилась, даже не соблюдала пост. Когда мне было 14-15 лет, для меня настало очень мучительное время, я сама себя не понимала. Это был тот возраст, когда хочешь разобраться, где добро, а где зло, когда ищешь Истину, когда твой мозг начинает осознавать моменты жизни, когда из ребенка понемногу становишься взрослым. В этом возрасте выбираешь, чего ты хочешь. Нужно выбрать свою дорогу, по которой будешь идти всю свою жизнь. Я решила пойти в церковь и после этого я из нее не выходила, церковь стала мне очень близка. Помню, на своей первой осознанной исповеди я плакала, мне было 14. Мне не тяжело было решиться, потому что я осознавала, что это очень хорошо для души. Но когда наступил сам этот момент, когда надо выносить, выговорить из себя все плохое, конечно, это очень нелегко. Зато потом чувствуешь такое облегчение и радость…

С тех пор я очень изменилась, храм подарил мне много хорошего, помог открывать лучшее в себе, помог жить чище и красивее. И теперь я могу сказать, что я человек очень счастливый. Я очень благодарна Богу, что Он помог мне выбрать хороший путь, а не плохой в то важное время. По-моему, это хороший путь, потому что я сверяю свои поступки с Ним, стараюсь делать только те поступки, в которых есть любовь. Перед тем, как я сделаю что-то, то много думаю об этом, чтобы никому не сделать плохо. И когда я совершаю поступок, то чувствую, что Бог помогает – только когда я делаю хорошие вещи. И по этому можно видеть, хорошо поступила или плохо. Конечно, я не всегда поступаю хорошо. И смиренно приму наказание Бога, ведь я знала, что это нельзя делать – и все равно сделала. Но борьба с этими ошибками, грехами делают меня сильнее.

Думаю, тем, кто верит в Бога, это очень помогает в жизни. Лично для меня вера имеет очень большой смысл. Я не думаю, что есть какая-либо вера чище, чем Православие, потому что здесь – все от сердца, искренне. Знаете, очень плохо, что я это говорю, нельзя говорить плохо о других религиях, тем более я их плохо знаю. Но для меня православная вера самая лучшая и родная.

По своему опыту могу сказать, что верующему человеку многое дается легче, с Богом, чем неверующему. Он знает, что делает и для чего делает, живет осознанно. Я думаю, дорога жизни – это дорога любви, а любовь – это Бог. Когда кого-то любишь, будь это твоя мама, брат, муж, дети, Бог тебя благословит и даст возможность жить хорошо и уютно. Когда утром просыпаешься, а рядом человек, который тебе улыбается – это дает тебе много оптимизма. У меня не бывает плохого настроения, даже если не все хорошо. Я не помню, чтобы я грустила и плакала с той первой исповеди. Плакать хорошо, когда слезы   открывают душу.

Просыпаться с радостью!

Конечно, и мне было очень тяжело в жизни. Но все зависит от меня самой: как я буду себя вести, что думать. И я в такие моменты молюсь Богу, чтобы Он меня не оставлял. Но я никогда не позволяла себе упрекать Его за свои трудности. Я просто просила, чтобы Он дал силы это выдержать. Бог ведь Сам знает, что человеку нужно, что ему дать в жизни. И хорошее, и плохое идет от Него – и это нормально, надо все вынести.

Я хожу в храм святого Лазария (по-русски – Лазаря) в Тбилиси каждую субботу, воскресенье и когда церковный праздник. У меня в храме множество друзей. Церковная жизнь – это моя жизнь в принципе. Мне не сложно заставлять себя утром вставать в церковь и стоять службу. И мне кажется, это вообще не сложно, когда ты любишь, когда ты веришь, когда тебе хочется каждый день начинать с любовью в душе, то просыпаешься и встаешь с радостью. Только с радостью. Наши службы идут на древне-грузинском, есть молитвы на церковно-славянском. Я их с годами выучила наизусть.

На Страстной неделе, когда мы вспоминаем, как Христа сняли с креста, мы приходим на службу в полшестого утра. Идем с друзьями в храм, еще не рассвело… Моего мхвтели, по-русски духовника, зовут отец Давид. У нас есть дни, когда мы ездим молиться в другие храмы, бывает, что не в Тбилиси (по-русски это паломничество).

Мы – народы-братья

Я бы очень хотела сказать со страниц вашего сайта про политику, которая сейчас стала очень острой. Я впервые в России –   на кинофоруме “Золотой Витязь”, хотя хорошо знаю вашу историю, культуру, я знаю наизусть стихи Лермонтова, Пушкина, изучила в школе древне-славянский церковный язык. И давно мечтала приехать сюда. Когда я приехала, то еще больше поняла, что я очень люблю Россию, ваши добрые улыбки, вашу природу, вашу Москву. Здесь, в России, жили Чехов, Толстой, Чайковский, Глинка и другие великие писатели, композиторы, художники – невозможно это не любить. У вас потрясающая классическая музыка, я ее часто слушаю. И я точно знаю, что грузинский народ тоже любит русский народ.

Я считаю, что политика – это не жизнь, а грязное дело, где люди друг друга ненавидят. Для меня более жизненно искусство, кино, которое говорит об Истине, о любви. Человека создал Бог, как и тебя самого, и ты не имеешь права его не любить, проявлять к нему агрессию. И если у политиков наших стран плохие отношения, не надо переводить это на наши народы, ни в коем случае. Понимаете, мы друзья навеки и это не зависит от того, что сказал Саакашвили или Путин. Мы народы-братья, мы православные, у нас древние великие культуры. В Грузии есть могила вашего знаменитого Грибоедова. Когда нас с сокурсниками спрашивают, откуда мы знаем русский… Это естественно, мы еще в школе его выучили, хотя с годами что-то подзабылось. А из иностранных писателей мне очень нравится Габриэль Гарсиа-Маркес, потому что он точно знает, что надо сказать, когда надо сказать и кому надо сказать.

Кино от души

…Однажды я проснулась и поняла, что стать режиссером. Делать кино, которое идет из души. Кто-то говорит, что надо снимать “правду жизни”. Но в жизни и так слишком много грязи и горя, слишком много грехов и ошибок. И я не хочу делать об этом кино. Я очень хочу, чтобы мои фильмы были чистыми и красивыми, чтобы от них становилось светлее на душе. Говорят, режиссер – не женская профессия. Это так, в основном, режиссеры – мужчины. Но Бог дал людям создавать новую жизнь – это ребенок, которого рождает женщина. Женщина становится матерью, воспитывает ребенка – это настоящее чудо. И это тоже творчество. Почему же женщина не может снимать кино, если творчество у нее в душе? Конечно, я пока очень маленькая для того, чтобы снимать кино. Пока я сняла только два очень небольших фильма. Второй получил диплом на Кинофоруме “Золотой Витязь” – это, конечно, очень приятно и дало мне силы продолжать. Мне хочется поделиться с другими радостью, верой, улыбкой. Именно ради этого я решила стать режиссером.

В 80 лет погляжу на своих 30 внуков

Для меня, конечно, очень важно создать христианскую семью со своим любимым человеком – я его уже встретила, мы вместе и собираемся пожениться. Хочется, чтобы когда мы станем мужем и женой, в нашем уютном доме всегда было место для друзей. Я хочу стать многодетной матерью и воспитать детей хорошими, честными людьми. Если я не смогу их так воспитать,   тогда скажу, что я очень слабый человек. А если смогу, и они пойдут, как и я, по дороге любви, то лет в 80 я скажу с улыбкой, глядя на своих 30 внуков: “Вот, жизнь хорошая штука!”

Хорошее в плохом человеке

У меня, наверное, как у каждого человека, есть свой мир внутри, куда не каждого пустишь. Точнее, пустишь, но ненадолго – если он пришел не с добром. Но кто идет к тебе с добром, от сердца – того пускаешь в душу, и он остается в ней, становится другом. А люди, которые считают: “Я первый пришел жить на земле и хочу, чтобы только мне было хорошо и уютно. Жизнь создана для меня. а не я для жизни”, с такими мне сложно общаться, я не могу сними дружить. С ними я тоже открываю душу, потому что я по своему характеру открытый человек, но, конечно, меньше, чем с друзьями. А если они проявляют агрессию, у меня в душе агрессии нет. Среди моих знакомых почти нет жестоких, эгоистичных людей. Но с самой этой идеологией я знакома, и она меня просто с ума сводит, я ее ненавижу за то, что она делает с людьми… А если я встречаю человека, который становится моим другом, с которым мы родные, то я для него все сделаю, все отдам – и душу, и сердце, и свою жизнь. Особенно детям, которым не хватает тепла и любви. Я такой человек, я не могу жить по-другому. Для меня это естественно. Я создала для себя мир, где люди – добрые. Я имею ввиду, что я так воспринимаю этот мир, чтобы запоминать хорошее, а не плохое. Я уже не наивный ребенок, я знаю, что мир – это не рай. Но я также знаю, что и в плохом человеке можно увидеть, открыть что-то хорошее. Для этого нужно какое-то время, но после этого он, может быть, станет немного лучше, потому что ему поверили. Понимаете, плохое и так прекрасно видно, и я стараюсь искать, видеть только хорошую сторону мира. Человек сам выбирает свою жизнь, то есть – как ее видеть, с какой стороны. Я это точно знаю.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!