Святые земли Российской – неожиданные судьбы

|
Святые земли Российской – неожиданные судьбы

«В тот роковой день Великая княгиня Елизавета Феодоровна собиралась в свою мастерскую в Кремлевский дворец. Вскоре после того, как Сергей Александрович отъехал от Николаевского дворца, раздался сильный взрыв, который потряс здание так, что задребезжали стекла в окнах и зазвенели и закачались люстры. Потом наступила зловещая тишина.

Елизавета Феодоровна сразу почувствовала сердцем, что случилось страшное, непоправимое несчастье. Как была, в одном платье, без шляпы, она бросилась вниз по дворцовой лестнице.

Великий князь Сергей Александрович погиб так же, как и его отец, Император Александр II, Освободитель — был разорван бомбой террориста. Убийца Каляев, слегка раненный щепками, разлетевшимися от саней, был тут же арестован полицией. Борясь с полицейскими, он успел выкрикнуть «Долой царя! Да здравствует революция!»

Великая княгиня, посещая госпиталя с ранеными, видела кровь и изуродованные тела, но то, что предстало теперь перед ее взором, по своему ужасу превосходило всякое воображение: на снегу, залитом кровью, были разбросаны куски тела, обрывки одежды, обломки экипажа.

Елизавета Феодоровна молча, без крика и слез, склонилась над кровавым месивом. Она ни на кого не смотрела, ничего не сознавала, кроме того, что нужно как можно скорее собрать все, что осталось от Сергея Александровича: «Скорее, скорее — Сергей так ненавидел беспорядок и кровь»

Когда все было закончено, Елизавета Феодоровна поднялась с колен и пошла за носилками. В руке она крепко зажала образки, которые Сергей Александрович всегда носил на цепочке на шее» (Л.Миллер «Святая преподобномученица Елизавета Феодоровна» М., 2005 г.).

Что же сделает она потом? В ее власти требовать немедленной казни Каляева. Казни жестокой, расправы, мести. Но – нет. Она действительно идет в тюрьму к Каляеву. Но идет не с местью, не с обещанием расправы. Она идет с Евангелием. Она просит его принести покаяние в убийстве, она просит его вспомнить о Боге и о своей душе. И обещает тогда просить о … его помиловании. И в ответ слышит только смешки.

Ей доступны были все наряды и украшения Европы, она считалась одной из первых европейских красавиц… Она принимает монашество. Ее знала вся Москва – Москва не только высокосветская – ее знал весь Хитров рынок – самое страшное, грязное и преступное место – туда она приходила. Чтобы лечить, утешать, кормить, помогать.

На расстрел ее везли эстонцы. Ее сбросили в шахту в Алапаевске. И бросили бомбу. А, сбросив, содрогнулись от ужаса – из шахты доносилось пение Херувимской – песнопения Литургии. Это пела Елизавета Феодоровна, молясь перед смертью. Когда тела достали из шахты оказалось, что и перед лицом смерти не оставила она ближних – оторвав ткань от одежды, она перевязывала раны тем, кого сбросили вместе с ней.

Она – одна из тех, кого вспоминает в это воскресенье Русская Православная Церковь. Святая преподобномученица Елизавета Феодоровна Романова.

Собор Всех Святых, в земле Российской просиявших, который празднуется на второй неделе по Пятидесятнице, продолжает праздник Всех Святых, который мы праздновали на прошлой неделе. Этот день восстановлен для празднования на Поместном Соборе 1918 года, а многие из принявших это решение, вскоре стали мучениками и тоже были причтены к собору русских святых. Сегодня Русская Православная Церковь поминает тот многообразный сонм христиан, говоривших по-русски и стяжавших Духа Святаго.

Язык менялся, и первые русские святые – первомученики российские Фёдор и Иоанн, принесённые в жертву языческим идолам будущим крестителем Руси князем Владимиром, – говорили совсем иначе, чем патриарх Тихон или святитель Иларион Троицкий. Одни жили в маленьких сёлах и весях удельных княжеств, другие в столицах могущественных государств – Киевской Руси, Московского Царства, Российской Империи, СССР. Некоторые прожили всю жизнь в одном месте, другие преодолевали огромные расстояния, служа Господу на горе Афоне как св. Силуан, на Аляске как св. Герман, на Филиппинах как св. Иоанн Шанхайский, в Японии как святитель Николай (Касаткин). Во Христе нет ни эллина, ни иудея, но среди прославленных святых есть не только славяне по происхождению, но и варяги, итальянцы, греки, татары. Многие святые несли евангельское слово не слышавшим его доселе народам: в Пермский край, на Кольский полуостров, в Сибирь, в Японию. Среди святых были и боголюбивые крестьяне, и состоятельные купцы, и добродетельные жёны, и великие правители. Всех объединила Божья благодать, но всех по-разному.

С самого крещения Русь, переняв византийские аскетизм в лице св. Феодосия Печерского поставила во главу угла служение людям, милосердие, помня, что «вера без дел мертва». Времена ордынского ига дают нам «первого русского мистика», по словам историка Г. Федотова, – св. Сергия Радонежского. В XVI веке эти два уклада русской святости оказываются в вынужденном противостоянии, но Церковь чтит, как социально ориентированного св. Иосифа Волоцкого, так и отшельника св. Нила Сорского.

В XVIII веке подчинённая жёсткому государственному контролю Церковь вдруг обретает новый дух древнего подвижничества – через св. Паисия Величковского зажигаются дивные огни русской духовности: Оптина пустынь и Саров. В XX веке суровые гонения дают длинный как никогда список новомучеников и страдальцев за веру Христову.

“Вот Господь насылает нам знаменье,
Да его убояться не надобеть:
Убоимся греха непрощенного…
Волен Бог и во гневе и в знаменьи,
А к добру или к худу — нам видети…”,

писал в середине 19 века Лев Мей.

Празднуя собор святых, во земле Российской просиявших и читая их жития, порой по поворотам сюжета готовые стать детективными романами, волей-неволей соглашаешься с Меем: порой трудно представить, какие тягости и невзгоды приходилось переживать мирянам и монахам, священникам и епископам даже в самые, казалось бы, спокойные для православных времена.

Возьмём только некоторые отрывки из житий:

Преподобномученик Адриан Пошехонский на монастырь напали разбойники – крестьяне соседнего села Белого – ограбили его, а настоятеля – св. Адриана после жестоких пыток убили, раздавив полозьями саней“. Истории с нападением разбойников на святых встречаются очень часто, даже св. Серафима Саровского грабители однажды избили, проломили голову обухом топора, но не найдя в келлии ничего кроме икон и нескольких картофелин, ушли ни с чем.

Святитель Филипп Обвинители нашлись среди недостойных лиц духовенства, ненавидевших святителя за его строгость. Главным из них оказался соловецкий игумен Паисий, преемник его по настоятельству…опричники…набросились, сорвали облачение, вытолкали из собора…приговорили к пожизненному заключению в смрадной темнице, в цепях“. Это случилось во времена столь любимого некоторыми ныне Ивана Грозного, который на умиротворяющие письма митрополита Филиппа, не боявшегося спорить с царём и всесильным Малютой Скуратовым, реагировал с таким презрением, что до сих пор в русском языке сохранилось словосочетание «филькина грамота».

Преподобный Иринарх “Раз пошёл он в лютый мороз в Ростов спасать одного боголюбца от правежа и отморозил себе пальцы на ногах. Три года проболел он после того…”

Преподобный Дионисий Радонежский : “подвергли запрещению, заключению в дымной келье, всевозможным глумлениям, истязаниям и тяжёлым епитимьям. Мало того, прп. Дионисия поставили на правёж, взыскивая с него долги, которые он делал на защиту Отечества…” А это уже события времён после Смутного времени, в ходе которого монах Троице-Сергиевой Лавры собирал средства на оборону от поляков и ополчение Минина и Пожарского. Впрочем, св. Дионисий являет собой образец настоящего христианского отношения к злоключениям. Как мы читаем в его житии, «Все это он переносил не только с замечательным спокойствием и достоинством… но и находил силу подшучивать над своим положением. Лицам же, уважавшим его и выражавшим ему сочувствие, он говорил: «Это не беда, а притча над бедой».

Преподобный Варлаам Чикойский (в миру – Василий Надежин): «земская полиция давно уже проведывала и делала розыски о Надежине… пустынник Надежин был взят через полицию, после тщательного обыска в скиту, и посажен в острог». Это было уже в просвещённом 1827 году, когда властям подозрительным казалось одно желание уйти из мира.

Надо заметить, что в приведённых примерах почти все искушения приходили посредством христианского государства или же обычных людей вокруг, таких же православных христиан, жителей Святой Руси. К сожалению, мы очень часто не видим и не замечаем, кого обижаем, гоним, злословим, тогда как и возле нас могут оказаться отмеченные Божьей благодатью люди. Когда же обижены оказываемся мы, то ропщем на людей и на Бога, видя гигантскую несправедливость в том, что нас обидели, оскорбили, обсчитали.

На соборе 2000 года были прославлены сотни новых мучеников Российских, тех, кто был верен Христу в самые страшные годы гонений. В те годы в монастырях выстраивали монахов в шеренгу и предлагали всем отречься от Христа, выйти из шеренги, обещая помилование. И некоторые выходили. Но немногие. А расстреливали всех.

Их имена канули в Лету, от многих остался только лагерный номер, никто не знает, где их могилы. Они умирают от голода, холода, пули… Но они не боятся смерти. Они выстояли до конца. И через десятилетия их прославляет Церковь. На Бутовском полигоне под Москвой расстреляны тысячи верующих. И сегодня на это место приезжают уже совершенно свободно, но без страха гонений, тоже тысячи – молиться им.

Владислав Зарайский, Анна Данилова pravmir.ru для rian.ru

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
“Святой Патрик стал своеобразной поп-звездой”

Карнавал в честь подвижника не приводит людей в Церковь

14 европейских святых: святитель Гонорат, преподобная Женевьева и другие

Чем прославились европейские подвижники, которым теперь молимся и мы

Росархив готовит выставку о семье Романовых совместно с секретным архивом Ватикана

Там будут подняты документы, связанные с взаимоотношениями Романовых и Святейшего престола

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!