Сокращать бюджетные места в вузах вдвое? – эксперты

Фото Екатерины Калиневич, Антона Уницына, sib.fm

Фото Екатерины Калиневич, Антона Уницына, sib.fm

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов за день до своего назначения на должность в интервью «Российской газете» заявил, что в России возможно в два раза сократить число бюджетных мест в вузах: «Дело не в количестве вузов. А в том, сколько студентов там обучается за счет государства. Я думаю, эта цифра может быть уменьшена в два раза с одновременным повышением финансирования для оставшихся мест».

Портал “Православие и мир” спросил экспертов в области образования: насколько оправдано такое решение?

Вячеслав Глазычев

доктор искусствоведения, профессор РАНХ и ГС , член Общественной палаты, зав.кафедрой управления территориальным развитием РАНХ и ГС при правительстве РФ.

Идеология обязательного высшего образования дорога и малоэффективна

То, что необходимо сократить число студентов – абсолютно очевидно. У нас ненормальная пропорция в этом отношении. Могло бы не быть такой пропорции, если бы всеобщее высшее образование было бы просто продолжением среднего образования – то есть, каждому диплом бакалавра, и к станку. Но, психологически это не приживается, 20-30 лет мысли родителей только об одном: чтобы только ребенок выучился. На что выучился, как выучился – это неважно.

Я проводил анализ сочинений 11-классников одного района Владимирской области – во всех сочинениях без исключения: «Уеду учиться». Чему учиться, на что учиться, на какую карьеру – вообще не указано никогда. В такой ситуации, конечно, идеология обязательного высшего образования не только дорога, но и малопродуктивна.

Неуважение к труду как к таковому уже слишком далеко зашло, впиталось. Никакими административными мерами это не изменить. Изменить может только жесткий рост реальной безработицы среди выпускников вузов. Ситуация чреватая и не такая уж простая, весь мир знает, к чему это приводит.

Второе – это почти чудо: изменение климата воспитания в семье, в школе и во всем остальном. Но мы все понимаем, что это вещь длинная, даже если и успешная. Думаю, только сочетанием этих двух факторов можно исправить ситуацию.

Что касается получения кредитов на образование – это обычная западная практика, в основном, американская, которая, сама по себе, вещь потенциально мобилизующая. Но, опыт показывает, что студенты-платники учатся ничуть не лучше студентов-бесплатников. Этот моральный климат разболтанности и отсутствия внутреннего этического стержня трудового – он прослеживается. Конечно, есть и счастливые исключения, но они одинаково представлены и среди платных, и среди бесплатных.

Второе – кредита без поручительства не может быть по логике вещей. Получается, что поручительство должны давать родители. Может случиться, как у нас с коммунальными платежами: когда они завышены, то начинается массовый неплатеж. То есть, это чревато очень серьезными последствиями и, по крайней мере, требовало бы эксперимента в каком-то муниципалитете крупном, если не говорить о регионе. Опасно такие вещи вводить сразу везде.

И третье обстоятельство – у нас до сих пор слишком велика цена кредита. Если же это будет кредит по сниженной ставке, то тогда встает вопрос, стоит ли овчинка выделки. Если кредит будет много ниже средней банковской нормы, государство должно будет доплачивать банковской норме – не дешевле ли тогда будет просто делать это бесплатно?

То есть, как сюжет, это может обсуждаться. Но сначала надо продумать социальные последствия и посчитать деньги, причем реалистические.

Так что, посмотрим. Не исключено, что это может быть неким информационным вбросом. Подготовкой к тому, что скоро все будет жестче, чем раньше.

Анна Архангельская

кандидат филологических наук, доцент, заведующая учебной частью филологического факультета МГУ и заместитель ответственного секретаря приемной комиссии филологического факультета МГУ.

Исключение для богатых

Фото Евгения Бендерского

Фото Евгения Бендерского

Почти каждая фраза интервью говорит о человеке слишком много. Увы!

Качество приема в вузы – важный вопрос, на который нет простых ответов. Прежде всего, надо повышать мотивацию хорошо подготовленных выпускников идти в технические вузы. Для этого нужно увеличивать там стипендию, допустим, до 10 тысяч рублей в бакалавриате. И активнее привлекать к выплате стипендий работодателей. Одновременно надо повышать уровень преподавания физики и математики в школе. Нужны новые программы и учебники, которые были бы интересны детям“.

Гуманитарное образование в последнее время всегда оказывается на обочине. Теперь, видимо, будут наказывать ещё и рублём: студент инженерного вуза будет получать стипендию в пять раз больше. Причём повышение будет хитрым образом не за государственный счёт, а за счёт работодателей, нуждающихся в инженерных кадрах.

Далее, видимо, учителям физики и математики будут повышать зарплаты – не исключаю, что за счёт тех же работодателей. А главное: я предвижу учебники в жанре комиксов, анимешные видеокурсы, а также ролевые игры по мотивам пифагоровых штанов и закона Бойля-Мариотта. Главное, конечно, чтобы школу не спалили.

К олимпиадам у меня тоже претензии. На ЕГЭ, в отличие от олимпиад, вы можете что-то оспорить, подать апелляцию, посмотреть базу данных, сравнить свой результат с другими, а в системе олимпиад все это закрыто. Так что действие субъективного фактора очень велико“.

А мне казалось, что действующий ректор вуза – в отличие от в прошлом научного сотрудника, а впоследствии функционера господина Фурсенко – должен бы знать, что по всем олимпиадам в обязательном порядке предусмотрена процедура апелляции. Как и – в отличие, кстати, от ЕГЭ – показ работ, разбор заданий и т.д.

Обсуждать качество этой процедуры я не собираюсь: понятно, что и в одном, и в другом случае оно далеко от идеального. Но противопоставлять олимпиады и ЕГЭ на этом основании по меньшей мере странно.

На вопрос про Липецк или Кемерово новый министр показательно не ответил. Не думаю, что это случайно. Не удивлюсь, если в первую очередь бюджетные места будут сокращаться в московских вузах: “Пусть Москва готовит техническую, творческую элиту, но это по определению небольшое количество людей“. Потому что, как известно, лучший способ борьбы с соблазном остаться в столице – не дать возможности приехать в столицу.

Для богатых, имеющих возможность оплатить столичное образование, конечно, как всегда, будет сделано исключение.

…американец Тимоти О`Коннор отвечает за развитие системы образования в вузе. До прихода в вуз работал в Американском совете по международному образованию. Другой иностранный специалист – Пейдж Хеллер работает в должности директора центра трансфера технологий. У МИСиСа, как и у большинства российских вузов, мало опыта в превращении научных разработок в рыночный продукт. И вуз пригласил специалиста из США, который много лет подряд занимал аналогичную должность в одном из ведущих американских технических университетов. Кафедрой обработки металлов под давлением руководит профессор Рудольф Кавалла из Германии. Планируем взять на работу около 100 иностранных ученых как минимум на пять лет“.

Про американских и немецких профессоров, разумеется, я тоже не могу удержаться. Заметим, что названные персоны работают на административных должностях: то есть, очевидно, осуществляют встраивание не столько в западную научную парадигму, сколько в западную образовательную модель. Привыкнув к образовательным услугам, можно будет, наверное, смириться и с рыночным продуктом, в который неумолимо должны превратиться в этой системе координат научные разработки (все ли – Бог весть). Правда, интересно: 100 иностранных учёных на работу возьмут вместо 100 российских, работавших там ранее, или помимо? С одной стороны, вроде бы, штатное расписание – не резиновое, а с другой – Бог их знает, какие у них там порядки, если они отчисляют 50% студентов (бюджетных, интересно?) и им за это ничего не было легко берут на административные должности граждан других государств. Нам и до того, и до другого пока далековато-с.

Про преподавание на английском повторяться не буду. Правда, интересно, где применяют свои знания английского языка 600 инженеров и технологов, ежегодно выпускаемые МИСиСом. Так и представляю, приходит выпускник на металлургический комбинат – и так сразу, с порога: “Ай вонт ту спик фром май харт”…

Впрочем, простите! Это я от невежества злобствую, конечно.

В заключение же – о пресловутых бюджетных местах. Наверное, это – единственное, в чём я соглашусь с г-ном Ливановым – но как с человеком, а не как с министром образования.

Я уже давно говорю о том, что беда современной системы высшего образования заключается в том, что оно стало практически обязательным. Не только инженеров нам не надо так много, как ежегодно выбрасывают на рынок труда вузы. Но здесь начинать надо – и министр образования – увы! – должен бы это понимать – не с радикального сокращения числа бюджетных мест, а, например, с возрождения системы среднего профессионального образования, с разработки социальных лифтов в этой сфере (грубо говоря, в советское время рабочий с СПО мог дойти до директора завода, а сейчас для секретарши директора зачем-то обязательно высшее образование) и т.д. Но это – надолго, а министру, понятное дело, надо быстро. Старший Брат не любит ждать.

Олег Сергеев

эксперт Всероссийского фонда образования

Министр-технократ

Год тому назад я имел беседу с Дмитрием Викторовичем Ливановым. Я считаю его технократом в высшей степени. То есть то, что он собирается сейчас что-то сокращать, истекает из каких-то чисто финансовых потребностей и вне интересов всей образовательной системы, развития России, и, тем более, модернизации. Я не могу ему поверить, потому что он очень узкий специалист и никак не может быть компетентен в области образования.

Три года ведется эксперимент Минобрнауки — как раз по кредитованию. Пока еще результатов эксперимента и решений никаких в связи с этими результатами нет. Поэтому любые предложения министра должны основываться на знакомстве с результатами этого эксперимента. А то получится так же как с ЕГЭ – 10 лет экспериментировали, а, в конце концов, оказался «пшик».

Я думаю, что, в данном случае, технологии и интересы работодателя и системного образования несколько иные. Потому что образование работает с упреждением как минимум лет на пять-шесть, а работодатель заинтересован в сегодняшнем дне. У нашего работодателя нет долгосрочной перспективы. Поэтому все предложения в инженерной отрасли, которые идут от работодателя, противопоказаны системе образования. Мы загнали наших инженеров в угол и теперь не знаем, откуда их приглашать. Схватились за голову сейчас, а проблема назревала уже лет 30 тому назад.

Священник Иоанн Воробьев

клирик храма свт. Николая Мирликийского в Кузнецах, старший преподаватель кафедры истории Русской Православной Церкви.

Экономить на образовании нельзя

Я не знаю, чем было продиктовано это высказывание? Если оно продиктовано желанием сэкономить, то это стратегически ошибочное решение. Это вопрос к государству, почему наши чиновники не хотят финансировать вузы. Мне кажется, это антинародная мера.

Если государство не хочет финансировать вузы, то они будут вынуждены выживать за счет платного образования. Может быть для ВУЗов это экономически выгодно, но для образования пагубно. В образовании не все должно измеряться экономическими выгодами.

Если мы хотим получить образованный, здравомыслящий народ, квалифицированных специалистов, то образование должно стать одним из приоритетных направлений, государство его должно финансировать в первую очередь и не сокращать на него траты, а увеличивать. Экономить на нем нельзя, потому что каждый рубль, вложенный в образование это инвестиции в будущее, и они принесут многократную прибыль, а попытки экономить на образовании будут иметь масштабные негативные последствия. Не думаю, что есть кто-то, кто этого не понимает.

Думаю, что если слова министра образования действительно будут воплощены в жизнь, то это не улучшит, а значительно ухудшит качество образования в нашей стране, которое и так очень сильно пострадало при прежнем министре.

Большинство наших граждан не очень богатые люди, это хорошо видно, если выехать за пределы Москвы. Если учесть, сколько стоит университетский курс в хороших вузах, то станет ясно, что многие молодые люди, которые сегодня могут получить высшее образование, в изменившихся условиях этого сделать не смогут. Если количество бюджетных мест уменьшится и все сведется к коммерческой составляющей, то люди, которые имеют хорошие головы, но не имеют денег, образование получить не смогут. Количество денег в семье (у потенциального абитуриента) совершенно не отражает способности, таланты, трудоспособность будущего студента. Очевидно, что государство жертвует уровнем образования и людьми за счет прибыли.

Государство должно не сокращать, а увеличивать выделение денег на образование, потому что деньги в России есть. В последние годы их сокращали и непонятно, куда уходят освобождающиеся средства? Все, что было хорошего в советское время, государство должно сохранить, потому что разрушить легко, а построить трудно.

Образование – такая сфера, в которую нужны большие вложения, а быстрой отдачи нет, ее можно ждать десятилетия. Современные чиновники сегодня так долго ждать не могут. Если государство не возьмет на себя вопрос финансирования образования, а отдаст его ВУЗам и школам, чтобы они сами выживали – это приведет к гибели русского образования.

Подготовили Мария Сеньчукова, Александр Филиппов, Ирина Якушева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Ирина Вайсерберг: О главной катастрофе школьного образования

Педагог продолжает дискуссию о будущем детей, начатую Людмилой Петрановской

Если с ребенком случилась беда, кто-то должен «сесть»

И бесправный учитель просто не поведет детей в поход

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: