Современное монашество: Любовь рождается в атмосфере любви

В пятницу были опубликованы несколько проектов документов, подготовленных разными комиссиями Межсоборного присутствия. Проекты предложены для общецерковного обсуждения, прежде всего – на сайте Богослов.ру. Удивительно, но наиболее жесткую реакцию вызвали не долгожданные документы по ювенальной юстиции, электронному контролю и реабилитации наркозависимых, а “Проект положения о монастырях и монашествующих”. В редакцию Правмира также продолжают поступать отзывы монашествующих на этот текст.

Читайте также:

Монахиня Иоанна (Смирнова),

Введенский женский монастырь г. Иваново:

Мы ждали этот документ, так, как тяжелобольной ждет прихода врача, который выпишет ему рецепт. Но пришел не врач…

Наше монашество серьезно больно, что тут скрывать, причем, больно не в отдельно взятом монастыре или епархии, а вообще, в России. Самое веское доказательно этого – предложенный проект, который основан на принципах администрирования, уничтожения личности, на том, что угрожает самому существованию монашества, от чего монашеству необходимо освободиться.

Фото: wowa-58, orthphoto.net

Фото: wowa-58, orthphoto.net

Многие знают это, потому и ищут разные пути выхода: ведь продолжать так жить невозможно, душу-то не обманешь, она ищет настоящего, подлинно духовного, потому и обращаются некоторые иноки к опыту монашествующих Греции, Кипра, пытаются у себя в обителях что-то применить, а кто-то и вообще уезжает. Все хотят жить в любви, под руководством старца, духовника, духоносной игумении, вне административного диктата, иначе какой смысл в монастыре?

Положение много внимания уделяет дисциплине. Стремление это понятно, но пытаться строить дисциплину на запретах, прещениях – утопия. Ведь даже в миру говорят: «Заработай авторитет, и тогда авторитет будет работать на тебя». Если игумен – отец, а игумения – мать, не потребуются ни прещений, ни угроз, никто не уйдет из монастыря-семьи. Как, шутя, говорит наш духовник: «Вас из монастыря и метлой не выгонишь».

В наших монастырях итак искажены основополагающие понятия «смирение», «послушание», которые трансформировались в смирЯние ближнего и уничтожение личности насельника, нарушены основные святоотеческие принципы устройства монастыря, когда игуменов не выбирают, а назначают, когда епископ стремится управлять монастырем, когда внутренний устав монастыря не рождается внутри, а спускается сверху, и при этом Положение предлагает еще больше «закручивать гайки». Я 20 лет знакома с уголовно-исполнительной системой, 20 лет посещаю тюрьмы, осужденных, имею некоторое представление о свободе, о исполнении закона, о дисциплине – сама из семьи военного, потому человек достаточно жесткий, любящий дисциплину, порядок, но и меня поразили некоторые пункты Положения, например, проблемы с причащением и отпеванием оставивших монастырь.

Удивляет, что монахи наши молчат: или не знают о Положении или не вчитались? Ведь ситуация серьезная и речь идет о том: быть нашему монашеству или нет.

Монахиня Ф.,

из личной переписки:

Я думаю, проект составляли люди, вовсе не жившие в монастыре (так называемое “ученое монашество”). Кроме того за всем этим администрированием сквозит страх, подлинный страх церковных администраторов перед свободой и бесстрашием подлинного монашества. Я говорю об идеале монашества. В наших монастырях тоже очень мало подлинности свободных и смиренных людей.

Монашеством всегда трудно управлять – это знает история Церкви. Вот и придумывают такие вот странные документы. Думаю, что дореволюционные положения были не лучше. По опыту знаю, что в реальной жизни все это мало работает. Положение в основном опирается на практику сегодняшнего дня, а она очень разная.

Монахиня Е.:

Фото: new-berezow, orthphoto.net

Фото: new-berezow, orthphoto.net

Ощущение, что защелкиваются наручники и закрывается за тобой дверь тюремной камеры.

Кажется, что писали документ люди, которые сами никогда не жили в монастыре и не собираются сами на себе испытать, как действуют предписанные ими правила. (В скобках можно заметить, что в тексте встречаются опечатки, что свидетельствует о поспешности его составления).

Формально вроде бы правила обоснованы, и оспаривать их сложно.

Но современное русское монашество за 20 лет своего возрождения уже приобрело какой-то реальный опыт, и этот опыт должен быть отражен в документе. В частности, отсутствие в женских монастырях опытных духовников именно из монашествующих, непонимание белыми священниками особенностей монашеской жизни, искушений, мысленной брани – на практике приводит к многочисленным личным надломам и искажениям духовной жизни.

В документе ничего не сказано о духовной сути и цели монашества. Не сказано и о том, чего мир ждет от монахов, и что монахи при правильном внутреннем устроении могут дать миру.

В современном секулярном обществе, обществе коммерции и потребления, ощущается острый дефицит любви. Никто никому не нужен. Мир ждет от монахов не иного чего-то, а именно любви, сострадания, способности услышать каждого конкретного человека, воспринять чужую боль и утешить. Не за этим ли шел народ в Саров к прп. Серафиму, в Оптину пустынь к Старцам?

Чтобы это внутреннее устроение выросло и созрело в душе монаха, нужна соответствующая атмосфера, духовный климат в монастыре. Атмосфера жесткого контроля и дисциплинарных прещений, как показывает опыт, рождает не любовь, смирение и послушание, а обратные качества: двуличность, лицемерие, человекоугодие, стремление выжить за счет других и подобные.

Любовь рождается в атмосфере любви. И монашеская община традиционно должна представлять собой духовную семью, собранную вокруг опытного духовного руководителя (духовника, игумена или игумении).

В Синодальный период истории Русской Церкви в Ней просияли великие святые. Однако это произошло не благодаря “Духовному Регламенту”, а вопреки ему.

Хочется пожелать, чтобы в составлении столь важного документа приняли участие люди, стремящиеся возродить в России подлинную монашескую традицию.

Подготовила монахиня Иоанна (Смирнова)

Читайте также:

Словарь Правмира – Монастырь, монашество

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Епископ Панкратий: Если плохой монастырь — разбегайтесь!

Наместник Валаамского монастыря об «Исповеди бывшей послушницы»

Потупив глаза, молятся о всех

Иеромонах Феодорит (Сеньчуков) об "Исповеди бывшей послушницы".

Епископ Иона: Исповеди «бывших» всегда одинаковы

Я сам был послушником и видел в монастыре всякое

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: