Современные чудеса преподобного Сергия

Родной батюшка Сергий

Преподобный Сергий, Радонежский чудотворец, один из самых почитаемых на Руси святых — для многих из нас, и для меня лично просто батюшка Сергий. Считаю его своим небесным покровителем, потому что родилась 18 июля, в день обретения мощей преподобного. Но обо всем по порядку.

0d113bd44d093b2d38bb0f56a4fa60b3Путь мой к святому крещению в православной церкви, к вере был очень непростым. Все началось исподволь, с рассказов моей бабушки Анны, дочери священника, о ее семье, о гонениях, которые им пришлось пережить в советское время. Помню фотографии в семейном альбоме, где у репрессированных предков-священников были … отрезаны головы. Помню первые молитвы, услышанные от бабушки. И старинные иконы Спасителя с вложенной в оклад вербочкой, Пресвятой Богородицы, которые хранились у нее.

Когда бабушка очень тяжело заболела и была на грани жизни и смерти, я буквально кричала: «Господи! Пусть бабушка поправится! Я приму святое крещение.» И случилось чудо — бабушка выздоровела. Но до момента исполнения обета прошло несколько лет. А бабушка до самой смерти говорила, что очень хочет, чтобы я покрестилась.

После ее кончины в моей жизни начались крутые перемены. Большие неприятности на работе, но, главное — встреча с моим будущим мужем, с которым мы на самом деле были очень давно знакомы (он мой одноклассник), но после школы не виделись и не общались 15 лет. Муж, православный воцерковленный человек, занимался восстановлением … Сергиевской церкви в нашем родном городе Нижнем Новгороде. Так в моей жизни впервые появился батюшка Сергий.

Сергиевская церковь на одноименной улице, на месте, по легенде хранящем память о посещении Нижнего Новгорода преподобным Сергием, неоднократно перестраиваемая, разрушенная, поруганная, но в настоящее время — новая, чистая, светлая, один из великолепных храмов Нижнего Новгорода. Кто знал, что именно в этой церкви я буду креститься!

Неисповедимы пути Господни. И вновь путь к Богу был связан с бабушкой, на сей раз с бабушкой моего мужа. За ней, больной, мы с мужем ухаживали несколько лет, но вот Господь призвал ее к себе. Отпевали бабушку дома. Так вышло, что отпевание совершал священник из Сергиевской церкви. Узнав, что я некрещеная, но хочу креститься, отец Игорь просто сказал: «Приходите. Мы вас покрестим» и посмотрел на меня своим очень добрым и в то же время строгим взглядом. Я поняла — все, других вариантов быть не может. И буквально на следующей неделе крестилась в Сергиевском храме.

В возрасте 34 лет.

В этом храме замечательная роспись, как входишь — справа сразу большое, в полный рост изображение преподобного Сергия, благословляющего, со свитком. И икона батюшки Сергия из Троице-Сергиевой лавры, с частицей мощей. В самом начале своей жизни в лоне Церкви я еще не знала, что один из престольных праздников нашего храма, летний, совпадает с моим днем рождения. А когда узнала, поняла, что это не просто совпадение. Это судьба. Это жизнь, где все определенным, часто сокрытым от нас способом взаимосвязано, ведь у Бога нет ничего случайного. И собственный день рождения стал для меня в первую очередь днем батюшки Сергия.

После святого крещения для меня начался нелегкий путь изменения всей своей жизни, где главное — попытка исправиться, когда каждый день не знаешь, положил ли ты начало покаянию. Господь дал мне мой крест. Одним из самых важных моментов на этом пути несения своего личного креста для меня видится дело спасения моего отца. Которого зовут Сергей.

Отец мой, когда я крестилась, был горьким пьяницей. Казалось, что ничто не может ему помочь. Жил он от нас отдельно в деревне (они с матерью разошлись, когда мы были еще маленькими детьми), родители его умерли и без них все у него пошло по наклонной плоскости. Всегда я переживала за своего отца, душа за него болела страшно. И вдруг однажды как гром меня поразила такая фраза: «Не будешь молиться — пропадет отец». Не знаю, что это было, голос внутри меня или мысль, какое-то совершенно не зависящее от моей воли сознание. И я стала молиться, день и ночь, Богу, Богородице, святым угодникам Божиим, в том числе и батюшке Сергию. Так мне хотелось, чтобы отец спасся, отстал от вина, принял бы святое крещение (он был некрещеный).

Но увы, случился у меня на этом молитвенном пути период, когда молитву за отца я почти оставила. И в результате он действительно пропал… Такой жуткий этап в жизни у него начался, что отец был вынужден бомжевать в своем поселке, ушел из дома, мы не знали, где его искать. Так Господь вразумил меня, что ни в коем случае нельзя оставлять молитву. Сказала я об этом о. Игорю, и он подтвердил: молитву прекращать нельзя.

Неисповедимы пути Господни и суды Его бездна. Дело в том, что именно на приходе Сергиевской церкви в нашем городе ведется большая общественная работа по борьбе с пьянством и наркоманией. Действует общественная организация «Осознание», проходят встречи с психологами, врачами, людьми, сумевшими преодолеть свои пагубные пристрастия. Каждую пятницу в церкви служат молебен перед иконой Пресвятой Богородицы «Неупиваемая Чаша». Я стала ходить на эти молебны, два года ходила, молилась и келейно. Отец стал меньше пить. Но окончательно от вина отстать он не мог.

«Надо что-то делать, надо что-то делать», — эта мысль не давала мне покоя. Я спросила о. Игоря, могу ли я дать обет трезвости ради спасения своего отца. Он сказал, что, конечно, могу. И вот 13 июля 2012 года в своем родном Сергиевском храме, перед иконой Пресвятой Богородицы «Неупиваепая Чаша», перед ликами святых угодников Божиих, батюшки Сергия я дала Богу такой обет. На год.

Буквально через месяц жизнь моего отца круто изменилась. Тяжелый недуг поразил его. На смертном одре он принял святое крещение. Крестила его я. Но Господь сохранил отца. И теперь он уже два года как вообще не пьет, не курит. Мы с мужем взяли его к себе, потому что за ним нужен постоянный уход, полностью парализована одна половина тела. Но лучше без руки и без ноги войти в Царствие Божие, чем с обеими руками и ногами быть ввержену в геенну огненную. Каждый день я смотрю на отца и бесконечно благодарю Бога за все. Благодарю и батюшку Сергия. Мой отец теперь знает, что Сергий Радонежский — это и его небесный покровитель.

Извините, в моем рассказе нет описания явных чудес по молитвам именно преподобного Сергия Радонежского. Но для меня батюшка Сергий — это родной человек. Как сказал священник в одной из воскресных проповедей в нашем Сергиевском храме, «святые — это наши друзья». Святые угодники Божии — это наши родные. Им все говоришь как живым, и помощь обязательно приходит!
Есть у меня заветная мечта — съездить в Троице-Сергиеву лавру поклониться мощам преподобного, ведь я там ни разу не была. Даст Господь, получится навестить батюшку Сергия в этом юбилейном для него году.

Раба Божия Любовь

Такая обыкновенная и необыкновенная история родника

ключ

История источника является очень простой, как и истории многих родников на русской земле. Но в жизни простых людей, имеющих к этой истории отношение, она была чудесной. В этот благодатный период первых шагов в церкви, когда твоя душа такая волнительная, восприимчивая, остро чувствующая и переживающая все события в жизни, когда слова молитвы, как меч по сердцу и непрерывно звучат в голове, как когда-то случайно пойманная песня. Именно в этой период жизни Господь благословил освятить источник прп. Сергия Радонежского. Да, именно, благословил. Оценивая позже события, эти маленькие люди понимали, что они были просто орудиями в Божественном плане, и были счастливы, что Господь сподобил «поработати» на него.

Родник находится в лесу около железнодорожных путей, под которыми специально для выхода воды от него, сделана большая арка. Вода из родника питает много лет коллективный сад с помощью искусственного пруда, сделанного людьми. Вот и решили жители этого коллективного сада освятить этот источник. Подошли к о.Василию за благословением, любопытно, что батюшка дает подробный план, как это сделать, так все по этому плану и вышло. Благословение легко получить, а вот выполнить бывает непросто, но если тебя ведет рука Господа, разве встретит человек где-нибудь преграду.

У одного человека по имени Евгений много лет простояла в гараже икона, вылитая из бетонного раствора. Когда? Кем сделана такая красота? История это умалчивает, позже пробовали найти фирму или людей, которые изготовляют такие иконы, но безрезультатно. Евгений легко жертвует икону на источник. Прочитали на иконе: “прп.Сергий”..  Ничего не знали эти маленькие люди, только что начавшие воцерковляться об игумене Земли русской, о великом Святом преподобном Сергии Радонежском. Посмотрели в календарь, — через 5 дней день его памяти – 18 июля. Нужно успеть за такой небольшой период все сделать, но разве это сложно, если Господь обо всем давно уже позаботился, иди и делай. Вот в речке, давно уже лежат большие камни, на один из которых можно прикрепить икону, сделав в нем углубление, вот и соседи у них такие хорошие люди, что не отказываются им оказать помощь, — и физически, и материалами. Сергей, один из соседей, сам не знает зачем купил некоторое время назад лак по камню, вот он как раз и пригодился покрыть сверху икону.

О.Василий просил, чтобы никто не знал до освящения, о ходе их работы, так и вышло, ни один человек не увидел, как устанавливали икону на источнике и вели другие подготовительные работы. 18 июля на освящение родника на удивление собралось много народа. Батюшка прочитал содержательную проповедь о прп. Сергии. По окончании открывается, что дядя Ваня, один из устроителей, даже не крещен, а глаза у него так и светятся от радости. Решено крестить на следующий день, 19 июля, кстати в день памяти радонежских святых. Через несколько лет у дяди Вани обнаружат в легких затемнение, и он начнет обливаться каждый день на источнике, на обследовании легкими оказываются абсолютно чистыми, как у ребенка, хотя он всю жизнь работал сварщиком.

В том же году осенью на роднике была установлена обливочная. Какая благодатная радость посещает людей после обливания, никогда не забыть их счастливый радостный звонкий смех. Воистину Радонежский!

Людмила Гребнева

Преподобный Сергий в моей жизни!

Узнав о Конкурсе, сразу решила написать свою историю с участием Преподобного Сергия Радонежского в моей жизни. Но, на минутку задумавшись, вспомнила еще одну историю, а потом и еще…совсем из юности, которая, наверное, и стала основополагающей при обретении осознанной веры и становлении моей религиозной жизни. Но все по порядку…

Первая и главная история случилась со мной, когда мне было 20 лет, это был конец третьего курса, я уже встречалась со своим мужем год и у нас намечалась свадьба в конце лета. Тогда я была просто верующей девушкой, Бог всегда был в моей жизни благодаря папе и моей бабушке, но о внутренней церковной жизни я даже ничего и не знала. Как-то семьей (папа, мама, мой старший брат с девушкой и я) решили на Троицу поехать в Сергиев Посад, отличная погода, начало лета…

Мы приехали, народу море, атмосфера праздника невероятная, тут мы узнали, что идет Патриаршая служба, и ныне покойный Патриарх Алексий II будет говорить проповедь с балкона. Мы с папой как-то пробрались поближе, даже сделали фото. Я была очень рада и горда видеть и слышать Патриарха в живую. К концу проповеди над Лаврой нависла тучка, раздавался гром…только Патриарх закончил проповедь, как зазвонили невероятно громко и торжественно колокола, и полил сильный дождь, но все были очень радостные и умиленные. Этот дождь для меня был как образ очищения, где-то над подсознании я это понимала, хотя о настоящей церковной жизни ничего не знала. Мы набрали воды из источника, купили  житие Сергия Радонежского и икону Казанской Божией Матери, которой мама с папой собирались нас с мужем благословлять. Вот такое мое первое знакомство с Лаврой, с Преподобным Сергием…

reWalls.com-23984

Дальше жизнь потекла своим ходом, я очень долго рассказывала будущему мужу про эту поездку, восторгалась, а он просто слушал и был очень далек от всего этого. Потом мы поженились…и начались у меня проблемы со здоровьем по женской части. Как-то зимой я в добавок ко всему заболела ангиной и лежала дома на больничном. Делать я ничего не могла, только лежала и вдруг решила почитать и уже точно не помню, как это вышло, но я взяла читать именно то самое житие Преподобного, которое мы купили на Троицу в Лавре.

Так оно меня увлекло, а особенно впечатлило и отложилось то, что даже будучи младенцем, Преподобный Сергий постился. У меня как-то резко поменялась система координат. Я как будто что-то в жизни не до конца понимала, что-то было скрыто от меня, а тут раз, и все открылось. Я помню, что не стала обедать, т.к. это была среда или пятница, а съела кусочек черного хлеба, и упрекала себя, что вообще раньше не постилась.

Потом, буквально каждый день я начала встречать свою лучшую школьную подругу (которую со времени окончания школы очень редко видела, но всегда про нее помнила, именно, она меня первый раз свозила в 15 лет к Матронушке). С этого момента и началось мое «тайное» от всех погружение в мир Православия. Я вдруг осознала, что все мои телесные болячки, это наказание за грехи молодости (я уже год не могла поправить женское здоровье, что только не пила из лекарств). Так я и подошла к моей первой осознанной исповеди, опять же моя подруга повезла меня на Афонское подворье в Москве в мужской монастырь. Это все происходило Великим Постом. Атмосфера монастыря очень сильно на меня повлияла, и я стала, как и положено, неофитом. Муж и родители меня не понимали, но я знала, что избавиться от своих болячек могу только с помощью покаяния и жизнью в Церкви.

Подходило время к осени, и подруга меня позвала поехать с ней 8 октября в Лавру на Праздник преставления преподобного Сергия. Но я отказалась, т.к. ни муж, ни родители меня бы не отпустили одну так далеко и по такому поводу. Но я очень попросила подругу помолиться за меня у мощей преподобного Сергия, чтобы Господь меня простил, и я исцелилась от моего недуга. Время шло. Я продолжала жить уже другой жизнью…и поняла, что моя болезнь постепенно отступает и, в конце концов, все нормализовалось по женской части. Я знала, кто мне помог.

Так жизнь продолжалась дальше, со своими сложностями и проблемами. Мое неофитство никто не хотел принимать. Потом я забеременела, беременность была сложной. Мои родители очень много раз ездили к Матронушке, но совсем не хотели понимать, что без Покаяния и Причастия не может быть истинной жизни с Господом. Муж был нейтрален. Я во время беременности совсем была далека от жизни в Церкви и очень скорбела по этому поводу. Но вот пришло время родов. Слава Богу, что с ребенком все было хорошо, а у меня были большие осложнения, и я совершенно осознавала почему.

Но и с этим с Божией помощью справились. Все наладилось. Но я поняла, что нам надо было с мужем обязательно повенчаться. Он был согласен, но без энтузиазма. Я предложила мужу съездить в Лавру к мощам Преподобного, заодно и посмотреть красивые места. Он согласился. У Преподобного я просила, что если угодно Богу, пусть он поможет нам повенчаться. И вот не помню, как это было, но мы решили съездить в храм и подать, так сказать, заявления на венчание. Мы выбрали дату 17 июля, это была пятница, как раз у мужа был отпуск. Настал этот день, муж нервничал, даже ругался, зачем я все это затеяла, я уже даже хотела отменить венчание, т.к. понимала, что заставлять в этом вопросе нельзя, но просила Бога и Преподобного Сергия нас вразумить. Муж все-таки успокоился, мы отстояли службу, я впервые за долгое время исповедовалась и причастилась, а потом началось наше венчание. Все очень хорошо прошло. Слава Богу! Потом оказалось, что мы венчались в день памяти Св. царственных страстотерпцев, а на следующий день было празднование дня памяти и самого Преподобного Сергия! Вот это подарок от Преподобного!

И еще маленькая история…Решили мы два года назад съездить уже с дочкой в Лавру. Приехали мы, а там оказалось очень много народа, много туристов и большая очередь к мощам. Муж однозначно сказал, что стоять не будет. Я не стала настаивать, взяла дочку и подошла к Троицкому Храму, где покоятся мощи, там было открыта дверь, но с решеткой, мы подошли туда и я увидела раку с мощами, мне было очень грустно, что не с можем попасть туда с дочкой, но я смирилась, и поблагодарила Бога и Преподобного Сергия, что мы хотя бы уже здесь, рядом, на этой святой земле и вдруг…ко мне подошла женщина, видимо, которая работает свещницей, и сказала, что с детьми можно проходить без очереди и повела нас в храм, я лишь только успела дать понять взглядом мужу, что мы скоро…

Женщина нас провела почти к мощам и мы приложились…Я была счастлива и благодарила Преподобного за эту радость. Но…время уезжать, мы сели в машину и на подъезде к Москве была большая пробка. И в один момент в нас въезжает машина, очень сильно побит багажник и мы очень надолго зависаем в этой душной пробке в ожидании сотрудника ДПС с маленьким ребенком. Муж, сказать, что был очень расстроен, это ничего не сказать…Досталось мне по полной…Но я это восприняла, как знак свыше, до сих пор не знаю, какой именно, то ли это мне предупреждение, что насильно не надо мужа заставлять к духовным исканиям, то ли Господь нас уберег молитвами Преподобного Сергия от более страшной аварии, т.к. эта машина у нас не счастливая, хотя и новая, но уже не раз побывавшая в ремонте после мелких ДТП, следовательно, и в этот раз мы опять ее должны были законсервировать на время накопления денег на ремонт и сам ремонт. Может, это знак для мужа, что он чересчур дрожит за этой “железной красавицей”… Не знаю, но благодарна Богу и Преподобному за все! За все милости к нам, грешным, суетным и постоянно что-требующим, но мало дающим.

Светлана Обижаева

Незаметная помощь преподобного

— Бабушка Лена, ты зачем Богу молишься? Бога же нет!

Бабушка, опираясь на стул,встает с колен и спокойно говорит:

— А вот ты вырастешь и поймешь, что Бог есть.

Это я вижу себя маленькой, пятилетней в родительской двухкомнатной квартире, куда они забирали бабушку Лену.

Опять вижу себя маленькой, рассматриваю родительский буфет, там книги, фотографии, и деревянный кружочек — маленький, на руке ребенка поместится, на нем кто-то нарисован и надпись по кругу, вроде по-русски, а прочесть не могу, хотя буквы все уже знаю, ведь скоро в школу.

— Папа, кто это нарисован?
— Это святой Сергий Радонежский.
– А откуда он у тебя?
-Тетя на заводе одна подарила.
— Какая тетя?
— Та, что с мамой твоей познакомила.

Я беру этот деревянный кружочек. Как странно детсадиковскому ребенку, привыкшему к картинкам из букваря советских времен, рассматривать икону.

Сейчас я понимаю, что выполнен образ кустарски, этакий «базарный вариант», писал лик святого может и не большой умелец, но древнюю стилистику выдержал, а так ведь и не поймешь, какой именно святой изображен, если бы не надпись ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ ЧУДОТВОРЕЦ. А тогда меня смутила большая английская булавка не аккуратно «посаженная» на клей позади Лика Святого. Икона мне стала похожа на большой круглый значок…

Надпись на церковно-славянском я, разумеется, смогла прочесть много позже. Позже, когда пришло понимание. Самое главное в жизни понимание. Все как предсказала покойная бабушка. Спустя несколько лет после замужества икона- значок из детства мне приснилась. Не значок — знак.

Тогда я была вполне себе внешне успешная молодая женщина, живущая с хорошим любящим мужем. Но вот –  без деток. И выучилась, и диссертацию защитила, и квартира есть, и машина. А зачем мне все это если детей нет? Сколько молитвенных правил вычитано, сколько акафистов, сколько просто стихийных воплей — просьб….. жду. Я не принимала жизни без детей. Сказано: «Стучите….»… а я не стучала, я — барабанила. И вот сон приснился. Мой деревянный кружочек со святым из детства. Только он не маленький, а большой пребольшой и несут его люди. Высоко-высоко держат. Я сразу его узнала. Утром маму спрашиваю:

—Где икона из буфета?
— Так там и стоит. А ты знаешь откуда она у нас?
— Папе кто-то дал, а он мне подарил, когда я тебя шла рожать. Я не верующая была, но взяла. И видишь какая ты у нас славная. А потом, когда нас с папа из роддома забирал в суматохе мои вещи потерялись и икона Преподобного Сергия с ними в кульке была. Я через день зашла в роддом спросить, не нашлись ли вещи, а мне выносят пакет — а из него лик святого проглядывает…
— Вот те раз, — говорю — Давай ее сюда.
— Да бери, пожалуйста.

Забрала. С тех пор часто обращаюсь к святому Сергию, но, в основном, когда боюсь конфликтов на работе. Детей тоже прошу, но уже не так отчаянно. Может смирилась, а может устала…

Совсем вскоре наступила моя последняя «свободная» от материнства осень, близилось 8 октября и я собиралась исповедаться и причаститься, попросить у Святого Сергия помощи молитвенной. Потом собиралась поехать в Москву, потом в Париж, в общем строила планы…. На исповедь собиралась с опаской, боялась «обычного женского», как бы не случилось в день праздника святого. Но пошла. А через пару дней узнала, что стану мамой…

Когда живот стал все более оформляться купили мне специальное платье, в кармашке на груди проносила я всю беременность круглую икону из моего детства. И вторую беременность проносила…

dzieci-w-zimie

Растут мои малыши, девочка и мальчик… и у нас в доме стоит моя икона- кружочек преподобного Сергия Радонежского рядом с ликом преподобного Симеона Мироточивого и кусочком его виноградной лозы, рядом с Иконой Покрова Божьей Матери, Святого Николая Угодника…. среди молитвенных книг с изображение многих святых… Настанет время и я расскажу моим малышам о святом покровителе нашего рода — Сергие Радонежском, помощь которого не ярка, очевидна только при пристальном наблюдении, как будто бы старается он остаться в тени, не показывает свое заступничество, как бы отодвигает от себя «ведущую роль» выполняя ее. В общем как и при его жизни, вроде внешне ничего не происходит, все обычно, объяснимо, даже рутинно, а на самом деле ТВОРИТСЯ ЧУДО.

Юлия Гулько

Преподобный – в наших сердцах

Увидела объявление о конкурсе-и трепетно забилось сердечко. Отче Сергие , помоги рассказать о тебе без пафоса и поучительных нот к читающим эти строки!

Итак, приступаю к повествованию. Отче Сергие, первый раз я услышала о тебе в паломнической поездке в Муром. Сергий Радонежский — и будто радуга засияла , что-то родное и близкое услышалось . Что за святой , каков его жизненный путь? Стало интересно — и я прочитала твое житие, еще ближе и роднее стал ты для меня.  Паломническая поездка в Троице — Сергиеву лавру — вот она, пристань покоя, душевного спокойствия.

И мы встретились, наконец-то.

А теперь – о чуде,  вернее о помощи святого Сергия в соединении родственников , никогда ранее не видевших друг друга. Мой отец погиб тридцать с лишним лет тому назад. Я помню его только в своем детстве. Отец уехал к себе на родину , когда я была ребенком — и больше мы не виделись. Знаю, что, кроме отца , в семье было еще 5 детей. То есть, мои дяди и тети. И много — много двоюродных братьев и сестер. Будучи школьницей , я переписывалась с одной из своих двоюродных сестер , остался адрес.

40658936_STARAYA_DEREVNYA

Это как раз тот поселок , родина отца, но улица другая. Написала письмо — пришел конверт обратно с пометкой : адресат выбыл. Что делать ? И я мысленно попросила : “Сергий Радонежский, помоги!”.

Постепенно оформилась мысль — интернет. Сын помог найти поселок отца , дай Бог доброго здоровья тому человеку , который организовал сайт этого поселка. Нашелся адрес двоюродного брата — родного брата той сестры , с которой мы переписывались в детстве. Я приехала — познакомилась с братом и своей тетей, самой младшей сестрой моего отца. Радости моей не было предела.

Вы скажете — может,  это совпадение, так само вышло? А вот и ошибаетесь. В одной из наших бесед выяснилось — что и мой двоюродный брат , и моя тетя тоже побывали в Троице — Сергиевой лавре, прикладывались к мощам преподобного Сергия. И соединил он нас невидимой ниточкой, которая уплотнилась, укрепилась — и познакомилась я со своими родственниками. В живых еще к тому времени был младший брат отца — мой дядя. Познакомилась с другими двоюродными сестрами и братом , с племянниками. А они — со мной. Побывала на могиле отца, дедушки и бабушки.

А батюшка Сергий  — в моем сердце. Знаю и уверена — придет на помощь. Я тоже в его сердце. Как и мы все — россияне — в его сердце. Знаю и уверена. Всем спасибо за то, что терпеливо прочитали мое повествование.

Ольга Кольцова

Услышать волю Божию: от монографий к тропарным гласам

Наша жизнь состоит из общения и встреч. Разные бывают эти встречи, и разное нас окружает общение. На улице мы чаще всего слышим легкомысленную болтовню, а в храме — Слово Жизни, Евангелие. И круг нашего общения может быть очень широким — от простых дворников до…тех, кто уже на небе, до тех, кто свят, кто уже сейчас близок к Богу и может попросить Его о чем-то для нас.

Даже с обычным человеком порой трудно выстроить диалог (не говоря уж о святом), очень важно друг друга выслушать, понять. Как часто мы слушаем человека, но не слышим, заняты своими мыслями, в это же время про себя мы можем даже и спорить с собеседником или критиковать его. И как важно научиться слушать! Митрополит Антоний Сурожский говорил о том, что если не научишься слушать человека, принимая его с любовью и без оценки, то не научишься и слышать Бога… И о слышании воли Божией сегодня я расскажу историю.

6989_html_6beeff8b

Многим известно, что прп. Сергий Радонежский помогает в учебе. Невоцерковленные школьники и студенты в период контрольных и сессий кладут «пятак» под пятку или кричат в форточку «Халява, ловись!» (как ни смешны эти суеверия, но было время, когда я сама так делала). Воцерковленные ученики молятся Сергию Радонежскому или Иоанну Кронштадскому. Я обращалась к прп. Сергию не только за помощью в учебе, но и за наставлением, где мне найти свое призвание в жизни. И отчасти этот ответ уже получила.

Я пришла к вере, когда училась на 1 курсе филологического факультета. Во многом мое мировоззрение и моя вера сформировались от чтения классической литературы. На 4 курсе мы проходили русских писателей-эмигрантов. Удивительные люди, удивительные судьбы… Многие из них были верующими. Писателя Бориса Зайцева даже называют писателем-праведником. В числе прочих произведений его перу принадлежит повесть «Преподобный Сергий Радонежский». Удивительное произведение, в котором трудные духовные вещи Зайцев объясняет легко и доступно. Святой Сергий стал для меня после прочтения повести каким-то близким, родным, одним из моих любимых святых. Повесть, в отличие от жития, хорошо показывала внутренний мир святого, его мысли и чувства. Через какое-то время я прочитала повесть И.С. Шмелева «Богомолье» о паломничестве в Троице-Сергиеву лавру. И после этого моей заветной мечтой стало побывать в лавре, поклониться преподобному. Но три года приехать не получалось…

Так произошло в моей жизни знакомство с «игуменом земли Русской». Можно сказать, что случилось и первое общение с ним. Конечно, я имею в виду молитву.

После окончания 4-го курса я решила поступать в магистратуру вопреки мнению научного руководителя. Я удивлялась — ранее она поддерживала мое стремление заниматься наукой, теперь же ее как подменили, она стала отговаривать меня от этого решения. Даже и не догадывалась я еще тогда, что через начальников (тех же научных руководителей) Бог может являть Свою волю.

Грустно мне было это отсутствие поддержки, и поступив в магистратуру, я сменила научного руководителя и сферу исследования, начала заниматься эмигрантами. Для одной из конференций я готовила доклад, в котором сравнивала текст древнего жития, написанного Епифанием Премудрым, с повестью Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский». В дни подготовки я молилась прп.Сергию, чтобы он помог написать статью, вразумил.

Я понимала всю важность проделываемой работы — ведь писала о святом и работала со святым текстом жития. И старалась, и молилась. Но… моя статья так и не увидела света! Новый научный руководитель говорила, что с каждой попыткой исправления стаття становится все хуже и хуже. Помню, я расстраивалась чуть ли не до слез. Ведь мне было интересно, я горела своим делом. Сильно было мое недоумение. Казалось бы — обращаешься к святому за помощью в благом деле, а он не помогает и как будто бы даже все рушит. Ведь совершенно очевидно, что святые, пребывающие в Божьей любви, и нас также любят, слышат и не отвергают. Я старалась отогнать мысли о том, что батюшка Сергий меня не слышит или не принимает молитву из-за моих грехов, и продолжала «выстраивать диалог». Но, пожалуй, в этой ситуации не слышала я. Мне казалось, что меня «игнорируют». Тогда я еще не понимала, что свой ответ я уже получила.

Через полгода я бросила магистратуру. Тяжело далось мне это решение, много было сомнений. Возможно, мне скажут, мол, плохо старалась, мало усилий приложила и решила уйти. Но я действительно сделала все, что могла. И в тот момент пришло осознание, что научная работа мне не по складу характера, и что мой первый научный руководитель все-таки прав. Так что в своем решении я абсолютно уверена.

Вот, казалось бы, и все. Все, да не все. Моя история не является свидетельством явного чуда вроде схождения Благодатного огня или исцеления от мощей преподобного. Но из этой ситуации я получила для своей веры больше, чем если бы увидела явный «знак» с неба. Господь по молитвам прп.Сергия отвел меня от ненужного (и даже и неблизкого мне) пути, зато привел к другой дороге, чему я необычайно рада. Вместо изучения монографий я стала изучать тропарные гласы, проще говоря, стала петь на клиросе. Разве это не чудо — найти и развить в себе новые таланты? Разве не чудо то, что Господь ведет нас Своим, неведомым нам путям?

Но все же самым важным был урок веры, преподанный мне святым Сергием, — урок терпения и надежды, урок доверия Богу и умения расслышать Его волю. По-моему, в «Лествице» есть замечательные слова о том, что чудо это не когда Господь исполнит чью-то волю, а когда кто-то сможет исполнить Божью волю.

Святой Сергий очень смиренен, и меня, мятежную душу, он кротко учил этой добродетели. И точно-точно меня слышал и слышит! Потому что три года я просила его о том, чтобы попасть в лавру к его мощам, и сейчас, в 2014 году, это осуществится! Я записалась в волонтеры на празднование 700-летия со дня его рождения. Попасть на такое мероприятие — это действительно Божий подарок!

Евгения Новосельцева

К преподобному!

Если спросить Машеньку, что она больше всего на свете хочет, она бы не запнулась:
— В Лавру к преподобному Сергию!
Да только как к нему ей попасть? Мамка свезёт? Даже глупо мечтать. Но крошечная надежда все-таки была — тетка Наталья, она же верующая.
— Я тебе, тетьнаташ, всё-всё буду делать, ты у меня королевной будешь сидеть, вишеньем укроешься, только поедем к преподобному!
И вот так, полегонечку, дотолкала Машенька тётку до согласия.
— Ну, ладно, только смотри у меня!

2

Ну, поехали на поезде, сначала до Москвы. А по дороге тетка вдруг злиться стала, обзывается по-всякому, а на вокзале в Москве посадила Машу на ее сумку в углу, кинула: «Жди!», — и пропала. Машенька долго так сидела, потом встала, делать нечего, надо как-то до преподобного добираться. Вышла в Москву, шла-шла, в храм какой-то зашла. Спрашивает у ящика:

— Никто к преподобному не собирается?
Ей говорят:
— Да вон, Клавдия, вроде, хотела…
Смотрит Машенька на Клавдию — ой, страшная та Клавдия, ликом синяя, и единый зуб в пасти желтеет. Клавдия — раз! Просфору в рот кинула, да всю и проглотила, потом снова — хоп! Другую съела. Третью…
— Ну, пошли, что ли, Машенька.

Машенька бредёт с ней по городу, молится: «Преподобный отче наш, Сергие! Я ведь к тебе в гости еду! Заступи, защити свою паломницу!» Пришли в квартиру тёмную, длинную, на кухне там блины жарят. Клавдия — хвать один блин — и в рот! Другой блин — хоп! Третий… Ой, страшно!

До утра Машенька глаз не сомкнула. А утром стала Клавдию будить:

— Тетьклав, вставайте, поехали в Лавру.

А она на полу развалилася, бормочет:
— Уйди! Что мешаешь?

И словами чёрными на Машеньку. Страшно!

Оделась Машенька и пошла. По дороге людей, кто одеты попроще, останавливает, спрашивает, так и добралась пешочком до вокзала. Села без билета, едет, трясется: «А ну, как контролёры? Страшно!» И впрямь, идут контролёры! С обоих концов вагона на сближение друг к другу идут. Окружили! Бежать поздно! До Машеньки дошли, один другого спрашивает:

— Ты тут проверял?
А другой:
— Да, всех проверил!
— Ну, пошли в следующий.

Ушли, не схватили.

Цыганка в вагоне младенчика ей тычет: «Положи денежку, денежку положи». Машенька бы положила, да все деньги—то у тетьнаташи в сумочке лежать остались. Весь вагон над ней смеётся: «Как ты домой-то без денег поедешь, глупая?» А Машенька, знай, молится преподобному. Только б доехать до тебя, батюшка Сергий, родненький! Там, во святой твоей Лавре, всё-всё по-другому. Там и земля не такая, и люди, и небо. Лишь бы попасть к тебе, а там… будь, что будет.

Людмила Медведева-Макарова

 

Преподобный Сергий и неприветливый Петербург

Как выразить свою любовь к Преподобному? Как прославить его за все его молитвы о нас, недостойных и грешных чадах его?

Историй, связанных с помощью Преподобного у меня, как, наверное, у всех, притекающих ко святым мощам его, много.

Расскажу лишь одну из них.

Впервые я оказалась в Лавре, когда мне было 6 лет, в год 600-летия со дня преставления Преподобного. Мама тогда только начинала воцерковляться и отвезла меня к преподобному Сергию Радонежскому, зная о его помощи в обучении — мне вот-вот нужно было идти в школу.

Вообще, я довольно рано начала себя помнить, но из той поездки я запомнила только одно — деревянную, в золотисто-желтом окладе, икону с изображением человека, которого я не знала, но почему-то спросила маму — «Кто это?» Это оказался преподобный игумен земли русской, отец наш Сергий Радонежский… За проявленный мною интерес к изображению, икону мне сразу же и купили и с тех пор я с ней почти не расставалась.

Вера моя была детская, эгоистичная. К помощи Батюшки Сергия я прибегала всегда, когда мне предстоял экзамен или контрольная, и он не подводил. Учеба, несколько иностранных языков давались мне легко.

После института — обучение во Франции по конкурсу. Ох, как мне не хватало тогда православного храма. Но, как мне сказали, ближайший храм был в Париже, ехать надо было на машине более 100 км, а ехать было не с кем. Может, если бы держалась ближе к храму, не впала бы в такие тяжкие искушения и прегрешения…

Вернувшись в родной Орел я начала искать работу. И меня пригласили на собеседование в Питер. Мне, почему-то, очень хотелось жить в этом городе, и я поехала. Собеседование прошло успешно, и меня пригласили через несколько дней выйти на работу.

Вернулась я в Орел, собрала чемодан, похвалилась, погордилась перед всеми родственниками и — обратно в Питер, счастливая и с деньгами на жилье на первое время.

Однако в Питере все пошло совсем не так, как я себе представляла.

В первый же день, пробыв на работе всего несколько часов (меня отпустили, сказав, что на первый день хватит), я получила звонок от работодателя с сообщением о том, что, мол, сожалеем, но на Ваше место решили взять другого человека. Вроде, знакомого.

Придя в компанию, где я еще из Орла договорилась снять жилье и отдав им некоторую авансовую сумму, по указанному адресу я никакого сдающегося жилья не нашла, а по указанным телефонам никто не отвечал.

ea14b95c8d08

Не буду описывать, какая черная тоска на меня тогда навалилась и что мне пришлось тогда пережить. Сижу я тогда, помню, на вокзале, время к ночи, я уставшая, голодная, расстроенная, но в Орел, почему-то, совесть не позволяла — ведь как рады были родители и как гордились мною бабушки с дедушками, что, вот, молодец внучка, во Франции выучилась и тут же на работу в северную столицу пригласили! А теперь я без работы,без жилья и отдав часть с трудом собранных родными денег мошенникам сижу на вокзале, и даже комнаты отдыха здесь нет, а всех, кто прикорнул на лавочке милиционер подходит и будит.

Вспомнила я тогда о своем недавнем знакомом, мы с ним только один раз виделись, жил недалеко от Московского вокзала, и, несмотря на стыд и свое интеллигентное нежелание беспокоить малознакомых людей, попросилась к нему переночевать. Парень оказался добрым, вошел в ситуацию, отдал мне соседнюю комнату, сказал, что могу у него оставаться хоть до выходных, но я, почему-то, даже представить не могла, чтобы пробыть у него больше чем один-два дня.

На следующий день знакомый ушел на работу. Просыпаюсь я в чужом доме, в чужом городе, на душе такая тяжесть, что слезы сами собой хлынули, и даже маме не могу позвонить рассказать, что случилось: жаль было родных, очень они всегда за меня переживают, да еще и так сильно радовались за меня совсем недавно.

Не помню как руки сами потянулись к чемодану и сами собой отыскали с детства знакомый деревянный образ в золотисто-желтом окладе.

Прижала я тогда образ преподобного Сергия к груди и как зареву в голос… По-моему, я тогда вслух молилась.

В общем, скоро звонит мне мама и говорит: давай, мол, рассказывай, что у тебя случилось! Я вру, что все нормально, а она мне: чувствую, что-то случилось, выкладывай.

Ну, я и рассказала. К вечеру того же дня, молитвами преподобного Сергия, нашлись в Петербурге люди, готовые меня приютить, пока не найду работу — оказывается, мама рассказала о случившемся дедушке, он то ли случайно встретился, то ли созвонился с кем-то из друзей, а они говорят: «Так у нас дети в Питере живут, у них пусть внучка и остановится!» Семья оказалась прекрасная, так радушно меня приняли, как родную дочь, и уже после того, как я нашла и работу, и жилье, я занималась с их дочерью английским, и таким вкуснющим обедом они меня каждый раз кормили! Словом, Спасибо, преподобный отче наш Сергие!

А в храм я тогда редко ходила. Потом перевели меня по работе в Москву с повышением. И снова в храм я ходила пару раз в год, от силы. Но жутко верующей себя всегда считала. Много взлетов и падений в моей жизни было. В Лавре я оказалась, когда прожила в Москве четыре года, в этом году, теперь уже в год 700-летия со дня рождения преподобного. Как раз в этом году я начала воцерковляться.

Приехала я одна. Друзей «по интересам» у меня не было, и родители не понимали тогда моего нового рвения к религии, и поэтому чувствовала я себя одиноко. И вот, приезжаю в Лавру. Март 2014. Снег хлопьями идет. Стою я на смотровой площадке перед монастырем и идет мне навстречу известный художник. Увидел, что я Лаврой залюбовалась, да и подарил мне набор собственных открыток и книжицу со своими публикациями. На душе как-то сразу посветлело.

А как подошла я к мощам преподобного, чувствую, словно к отцу родному пришла, да как полились у меня слезы, не останавливаются… Прости, говорю про себя, отче, ты за меня молишься, а я столько грешила за свою жизнь, столько… Стыдно было. А сама думаю — не грех ли? Перед Господом надо каяться и слезы лить. Да простит меня Господь, если согрешила в тот момент. Да простит и преподобный отец наш Сергий, игумен Радонежский, чад своих, что прибегаем к его помощи и заступлению, а чуть пройдет скорбь, и тут же снова грешить бежим.

Вот вчера прошла Крестный ход из Хотьково в Лавру, в память преподобного Сергия. Пока стояла к мощам, монахи всем стоящим в очереди подарили красивые книжицы с акафистом и иконку Преподобного — благословение святейшего нашего Патриарха. Если не удастся этим летом уговорить братика своего приехать в Лавру — ему в 11 класс идти осенью — привезу ему эту иконку от Преподобного. Прошла к мощам. Пели акафист. Усталости словно и нет. И такая радость в душе разлилась!

Преподобный отче наш Сергие, моли Бога о нас!

Алина

 «Так вот как пахнет молитва!» или моё знакомство с преподобным Сергием

В жизни каждого человека наступает такой момент, когда он понимает: «Пора что-то менять!».

Так произошло и со мной.

Почти 3 года назад я, будучи крещёной, но не воцерковлённой, решила зайти в храм. Зелёные купола величавого древнего храма привлекали моё внимание, колокольный звон приятно ласкал мой слух.

Робко подошла к воротам храма и прочитала вывеску: «Храм Живоначальной Троицы в Листах».

«Надо же, какое интересное название — в Листах!» — подумала я. Своё название церковь получила благодаря лубочным картинкам — листам, которые выставлялись на продажу печатниками около церковной ограды.

Раньше через этот храм проходила дорога в Троице-Сергиеву Лавру. И паломники, которые добирались пешком до монастыря, заходили помолиться перед дорогой.

Перекрестившись, я зашла в эту церковь.

И душой осталась там навсегда.

Вот так и мой путь в обитель преподобного Сергия начался с этого храма.

Сколько себя помню, всегда было интересно: «Что же это за место такое — Троице-Сергиева Лавра?».

Преподобный Сергий Радонежский был знаком мне с самого детства, это имя всегда было в моей памяти наряду с Богородицей, Спасителем и Николаем Чудотворцем.

Так сложилось, что жить церковной жизнью я начала уже будучи взрослым, состоявшимся человеком. Тогда я только начала воцерковляться. И в один прекрасный день я решила поехать в Сергиев Посад, в обитель к преподобному Сергию.

800

Холодная, промозглая осень, но деревья ещё полны зелёных листьев. Порывы ветра, едва не сбивающие с ног. Как затрепетало сердце, когда на пути от вокзала до обители стали виднеться заветные маковки церквей и звонница! От радости я расплакалась как ребёнок. Тогда я и предположить не могла, что ждёт меня там, за оградой древней намоленной обители. Той самой обители, по которой ступала нога преподобного Сергия.

Зайдя на территорию монастыря, я немного растерялась — ведь это была моя первая в жизни паломническая поездка. В каком же храме покоятся мощи преподобного батюшки Сергия? Придётся обойти все храмы Лавры.

Я сделала глубокий вдох.

Ароматы едва опавшей листвы, земли после дождя, просфор,свечей и ладана. «Так вот как пахнет молитва!» — промелькнуло в моей голове.

В тот же момент мне захотелось навсегда запомнить этот монастырский запах.

Выдох вернул меня в реальность.

И бодрой походкой я зашагала в сторону белой церкви с золотыми куполами.

Троицкий собор внешне не произвёл на меня никакого впечатления, но стоило мне подойти к порогу храма, я почувствовала, что вероятнее всего, пришла туда, куда хотела. И именно тогда я столкнулась с первыми искушениями.

«Слишком просто!» — подумала я. «Ну неужели мощи преподобного покоятся прямо вот тут ?! Неужели всё так просто? Тогда почему тут так мало паломников?» — всё это крутилось в моей голове и я в ту же секунду развернулась и вышла из храма. Зашла в Успенский собор, потом в Трапезный храм и даже в Духовскую церковь, но увы — раки с мощами нигде не было. Мне пришлось вернуться к Троицкому собору, который к тому времени заполнялся паломниками.

«Вот те раз! Только что никого не было и уже полно людей!» — моему удивлению не было предела.

Смело и уверенно я зашла в собор.

Было очень много паломников, возня, толкотня, суета за свечным ящиком. В храме пели акафист. С помощью Божией я прошла внутрь храма и буквально замерла от удивления. «Вот она, рака с мощами! Вот он, преподобный Сергий Радонежский! Господи, помилуй!» — я не могла поверить своим глазам. Не знаю, что именно происходило со мной в тот момент. Помню, как я просто рухнула на колени перед амвоном, прямо посреди храма, у меня закружилась голова. Крепкие мужские руки подхватили меня и усадили на стул. В ту же секунду я немного пришла в себя и подняла голову, чтобы поблагодарить своего помощника, но рядом не было ни одного мужчины. Никто из присутствующих даже не шелохнулся, меня будто не замечали — насколько глубоко люди погрузились в молитву.
Я окончательно пришла в себя, встала в очередь, чтобы приложитьсяк мощам. Не знаю, сколько прошло времени, было такое ощущение, что время вообще остановилось.

Прикладываясь к раке, я просила у преподобного Сергия помощи духовной, слёзно, от самого сердца.

Почитала акафист, помолилась своими словами. Преподобный Сергий стал моим сомолитвенником, стал моим ходатаем пред Господом. Господь услышал молитвы!
Я приехала в монастырь утром и покинула территорию Лавры глубоким вечером, после окончания вечерней службы. Всё это время я не могла заставить себя уехать. Напоследок ещё раз приложилась к мощам, испросив благословения на обратный путь.

Выходя из ворот монастыря, я сделала глубокий вдох, жадно вбирая ноздрями ни с чем не сравнимый монастырский воздух, чтобы навсегда запомнить этот запах — запах молитвы.
Слава Богу за всё!

Александра Горшкова

Замуж по молитвам преподобного

28016

Прошло около года с того дня, как я впервые посетила Свято-Троицкую обитель преподобного Сергия. Какие неизгладимые впечатления на меня произвела Лавра! Сколько новых эмоций мне довелось испытать в тот день! Уезжая, я пообещала сама себе, что в скором времени вернусь. Всей своей душой я полюбила это место. Навсегда.

Жизнь идёт своим чередом, время бежит, всё вокруг меняется. Всё по воле Божией.

Люди встречаются, женятся, рожают деток. Как мне хотелось быть частью тех счастливчиков, которым всё удалось: и любовь, и семья, и детки. Но моя личная жизнь проходила по схеме: 5 дней в неделю дом-работа-дом, а в выходной и воскресный дни работа в этой схеме сменялась храмом. Разумеется, как и другие девушки я проводила время с друзьями и подругами, ходила на выставки, в кино, кафе, суши-бары и гуляла по городу, знакомилась с молодыми людьми. И тем не менее, в личной жизни продолжала терпеть полный крах, отношения с молодыми людьми не складывалась.

Нет взаимопонимания, нет общих интересов, нет доверия, искренности, уверенности в человеке — всё это очень удручало и ввергало в уныние. Появлялась навязчивая мысль о том, что моя личная жизнь не складывается потому что Господь уготовил для меня другое служение, служение не в миру. Своими соображениями я поделилась с духовником и получила вполне ожидаемый ответ: «Вам не 63 года, чтобы в монастырь уходить!». В тот день я очень расстроилась.

На тот момент казалось, что совет духовника не несёт мне никакой пользы и что меня просто отговаривают, потому что я ещё молодая. Меньше всего мне хотелось совершать необдуманные поступки и взяв благословение у духовника, я поехала в Троице-Сергиеву Лавру, дабы помолиться у раки с мощами святого преподобного Сергия и получить от него духовное утешение.

Я поехала на Ярославский вокзал сразу же, как только открылось метро, купила билет на электричку и стала молиться. Очень уж мне хотелось исповедоваться и причаститься Святых Христовых Таин именно в Лавре преподобного Сергия! «Преподобный отче Сергие, моли Бога о мне, грешной! Господи, помилуй мя, грешную! » – повторяла я каждую минуту. Господь услышал молитву.

Исповедь в надвратной церкви, литургия в Трапезном храме, принятие Святых Христовых Таин — всё это стало для меня настоящим праздником души! После этого я сходила в трапезную для паломников, отпразновав столь радостные для меня события чаем с монастырской выпечкой.

В крипте Успенского храма служили водосвятный молебен. Меня поразил служащий батюшка: старенький, сухонький, седая борода и белый рюкзак, который он всегда носил с собой. После молебна я долго не решалась подойти к нему за советом и пока я раздумывала, батюшка снял облачения и вышел на улицу. Нагнать его мне удалось лишь у ворот семинарии — несмотря на свой возраст, он очень легко и быстро передвигался.

— Батюшкааааа! Батюшка, благословите!
— Бог благословит! Ты что, бежала?
— Простите, батюшка! Хотела спросить у вас совета.
— Совета?! Какой из меня советчик? Я только молебен служу. У тебя духовник есть? Вот он тебе и советчик. Он лучше меня про тебя знает. Чего расстроилась? Замуж тебе надо. Жених-то поди есть?
— Нет, батюшка. Потому и приехала в Лавру за духовным укреплением.
— Так сходи к преподобному! Попроси, помолись. И я за тебя помолюсь. Как тебя звать?
— Раба Божия Александра.
— Ну, помогай тебе Господь!
— Спаси Господи, батюшка!

Он ушёл. А я всё стояла и не могла понять: откуда батюшка узнал, что я хочу спросить про личную жизнь, про монастырь и про то, что сказал мне духовник? Дивны дела твои, Господи! Позже от местных я узнала, что этого удивительного батюшку зовут иеромонах Иона. В памяти навсегда останутся воспоминания о нашей краткой беседе. Спаси его Господь!

Недолго думая, я отправилась в Троицкий собор, чтобы поклониться преподобному Сергию и, приложившись к его честным мощам, испросить помощи и ходатайства пред Господом.

В храме как обычно пели акафист. Я написала записки о здравии и присоединилась к потоку желающих приложиться к святыне. Подходя к раке, я думала: «Как попросить преподобного о помощи? Какие слова подобрать? Хорошо бы встретить человека достойного. Чтобы верующим был, добрым, честным, отзывчивым.»

Народу в храме было очень много и потому люди прикладывались к мощам и передавали записки служащему молебен батюшке очень быстро, не задерживаясь подолгу у раки. Я только и успела приложиться к мощам, как сзади меня скопилась небольшая очередь. Я отдала священнику записки, сошла с солеи и покинула храм. Перед отъездом я прогулялась по территории Лавры, чтобы ещё и ещё раз насладиться дивным и ни с чем не сравнимым монастырским воздухом. И как всегда, покинула я монастырь глубоким вечером.

На вокзале меня вдруг осенило: я забыла попросить у преподобного помощи! Чтобы наш великий молитвенник и ходатай пред Богом за нас умолил Творца, чтобы он помог мне встретить человека достойного. Я немного расстроилась. И где была моя голова, когда я прикладывалась к мощам? Ну, думаю, ничего страшного! Господь всё устроит. И надо же мне было в тот вечер открыть свою страничку в социальной сети!

«Таааак…. Три непрочитанных сообщения, одна заявка в друзья. Ладно, с этим потом разберусь. Что у нас нового в православном сообществе „Батюшки и матушки“ ? Объявление? Просьба о помощи? Ну-ка посмотрим.» — мне стало интересно, я развернула сообщение на весь экран и увидела это:

” Народ, нужна помощь, тех кто проживает в Первопрестольной.
нужна книга «Минея Праздничная с включением переxодящиx праздников периода пения Триоди»
В интернет-магазинах её просто нет. Нашёл в Москве. Кому нетрудно прикупить её и выслать наложенным платежом?”.

Я не могла не откликнуться на просьбу и сразу же написала ответ этому молодому человеку.

К нужному времени книгу приобрести так и не удалось, но зато я приобрела гораздо большее — друга, а в последствии, и будущего мужа. По молитвам преподобного Сергия Радонежского, по его бесконечному заступничеству и ходатайству я встретила человека достойного. Мы счастливы и каждый день благодарим Господа за то, что он так дивно всё устроил. А та самая книга была всего лишь поводом, предлогом, катализатором на пути к созданию новой малой церкви.

Слава Богу за всё!

Александра Горшкова

Как я стала птичкой

1-23

Мой будущий муж улыбался и говорил: «Ты родилась в атеистической семье, выросла в мусульманской стране, а последние годы живешь там, где даже содомия узаконена. Что с тебя взять?»

Мы сидели на скамейке в центре Сергиева Посада за несколько дней до моего отъезда в Норвегию, и я впервые за все наше знакомство решилась признаться ему, что еще год назад ничего не знала о преподобном Сергии Радонежском.

«А я-то думал, почему тогда у раки Преподобного у тебя ни одной эмоции на лице не было! Никакого благоговения!»

Оно и правда. Когда я впервые пересекла пределы Троице-Сергиевой Лавры, на меня не снизошло озарение, и никакое особое чувство не взыграло в моем гордом сердце. Покаяние? Ну, что вы? — Оставьте это грешникам. Удивление? — да нет же! Чувство кротости и смирения? — эх, если бы…

Я дивилась красоте монастыря, но еще более — рассказам своего будущего супруга, который со свойственным ему упоением говорил мне об истории благословения Дмитрия Донского Сергием Радонежским на борьбу с татаро-монгольским игом. Вспоминая мои татарские корни, мой благоверный искоса на меня поглядывал.

Мы медленно шли к Троицкому собору, а я все никак не находила в себе смелость признаться, что я почти ничего не знаю об истории России (в Казахстане, где я выросла, история России не включена в школьную программу). Еще страшнее было признаться в том, что о самóм святом я если когда-то и слышала, то очень вскользь, и единственное, что могу сказать, так это то, что имя мне кажется знакомым. В своем стыде касательно личного невежества я молча встала в очередь, ведущую к мощам Преподобного Сергия.

«Так… — думала я. — Все крестятся, значит, надо и мне перекреститься. Все кладут поклоны, значит, и мне надо». — И это все после нескольких лет воцерковления! Ну, как здесь не подивиться собственному малодушию?

К раке я подошла с волнением и долей страха, и при своих запутанных мыслях приложилась-таки к мощам. Мой будущий супруг встал рядом с хором, подождал несколько минут, и, видя мою безучастность, посмотрел на меня и как-то обреченно спросил: «Пойдем?»

Я кивнула. Так закончилось мое первое знакомство с Лаврой и преподобным Сергием Радонежским. Это только потом мой будущий муж сказал мне, что никак не мог понять, почему я, имея такую редкую возможность бывать в Лавре, не хожу к преподобному чаще. А я просто не знала, кто это…

Прошло несколько месяцев прежде чем я снова приехала в Сергиев Посад. За это время я пересмотрела несколько фильмов о преподобном Сергии и прочитала его житие, но все равно той близости к святому, о котором так часто говорят православные, я не испытывала. Личная встреча все никак не хотела происходить несмотря на мои попытки заставить себя хоть что-нибудь почувствовать.

Я приходила к преподобному Сергию чаще и чаще, молилась со всеми, робко подпевала «Ублажаем…», но по-прежнему мое сердце едва-едва откликалось на присутствие святого рядом. Я уже стала привыкать к тому, что почти ничего не чувствую.

«Видать, характер у меня противный, что преподобный Сергий не знакомится со мной», — думала я. — «А, может, он вот сейчас стоит и смотрит именно на меня? Может, он слышит, как я к нему обращаюсь?»

Мои мысли и попытки добиться благодатного чувства ни к чему не привели. Я почтительно подходила к мощам и так же отходила, уже не надеясь ни на какую личную встречу со святым.

И вот, мы с моим будущим мужем сидим на скамейке, где я в приступе покаянного чувства признаюсь ему в своем невежестве… Пройдет пара дней, и я снова из русской православной барышни превращусь в обыкновенную татарку, выросшую в Казахстане в семье атеистов. Мой отъезд в Норвегию не предполагал скорого возвращения в Сергиев Посад, и я не знала, когда теперь мне представится возможность в очередной раз попытаться приблизиться к игумену земли Русской.

В Норвегию я прилетела за несколько дней до начала празднования дня рождения преподобного Сергия. Сказать, что я была расстроена тем, что не попала на праздник — это недооценить степень моих душевных терзаний. Мне предстояло прожить месяц в маленьком городе за Полярным Кругом (г. Тромсё) в качестве сиделки для двух пожилых котов (этакая волонтерская деятельность) без возможности Причастия и исповеди. В добавок ко всему, я улетала так не узнав и не прочувствовав доподлинно, увидел ли меня преподобный Сергий Радонежский среди остальных молящихся, заметил ли белую ворону, а лучше сказать, черного голубя, посреди всех других своих птиц.

Я не хотела уезжать из Сергиева Посада в благополучную Норвегию. Со слезами уехала и со слезами приехала. Тихая природа Норвегии немного успокаивала и утешала меня в моем смятении, но я хотела быть на празднике! Я хотела быть с преподобным Сергием!

В незнакомом маленьком городе Тромсё я добрела до дома, где меня уже ждали два мохнатых кота. Молодая девушка отворила дверь, познакомила меня с моими «хозяевами» и объявила, что завтра утром оставит меня в их полном распоряжении. Я зашла в комнату, где мне предлагалось жить весь период «заточения», и… о, Боже! В маленьком городе за Полярным Кругом в незнакомом для меня доме в семье немецких переселенцев в Норвегию висела картина с изображением Троице-Сергиевой Лавры! Я обомлела. Это же просто невозможно!

– Откуда у вас эта картина? — поинтересовалась я у хозяйки дома.
– Не знаю, всегда здесь висела. Сколько я себя помню, она всегда тут была…
– Так я же оттуда еду! Из этого монастыря!

Девушка многозначительно улыбнулась и откланялась. О природе возникновения картины в неверующей немецко-норвежской семье я так и не узнала. Зато сердце мое наполнилось каким-то невероятным ощущением близости к Лавре и ее первому настоятелю. Стоило уехать так далеко, чтобы понять, что преподобный Сергий близко.
Я сфотографировала картину и отправила будущему мужу сообщение на сотовый телефон.

Ответ был:

«Видишь? Где бы ты не была, преподобный Сергий всегда с тобой и покровительствует. Теперь и ты птичка из его видения…»

И я почувствовала себя птичкой. Картина на стене чужого дома в чужой стране оказалась родной, как и преподобный Сергий оказался совсем рядом.

Встреча, наконец, состоялась.

Анжелика Османова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Не печальте преподобного

Говорят, что если хотя бы раз попросишь святого Сергия помолиться о тебе Богу, он будет продолжать…

Где у России сердце, или Как рассказать детям про Сергия Радонежского

Доступное для детей изложение жития преподобного Сергия, не лишенное назидательного смысла

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: