Современные храмы: по лезвию традиций

В Государственном музее архитектуры им. А. В. Щусева прошла презентация сборника «Русский храм XXI века. Размышления о современной церковной архитектуре». Архитекторы, священники, искусствоведы пытаются осмыслить, каким должно быть современное строительство храмов? Стоит ли строго придерживаться древних традиций или не бояться новшеств? Или все это — совсем не главное?
Современные храмы: по лезвию традиций

Сборник подготовлен к печати редакцией журнала «Храмоздатель» (специализированное приложение к «Журналу Московской Патриархии» о церковной архитектуре и строительстве) и открывает новую издательскую серию «Библиотека журнала „Храмоздатель“». Составители — архитектор Михаил Кеслер и историк Валерий Байдин. Предисловие написал ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре архимандрит Тихон (Шевкунов).

О традициях

Один из разделов сборник называется «Традиции и новаторство».

По мнению Сергея Чапнина, ответственного редактора журнала «Храмоздатель», это самая острая и сложная проблема. Ведь внутренне мы принадлежим традиции достаточно относительно, она для нас — некая схема, теория. А потому возникает конфликт с современностью, которой мы принадлежим по-настоящему, по-настоящему ощущаем ее.

«Дело не в традиции как таковой, а в том духовном опыте, который формировал эту традицию. Если взять и вне такого духовного опыта сделать что-то новое, отвечающее образу и характеру православного храма, то ничего не получится. Это должно исходить из опыта, но не индивидуального: он субъективен. Отцы Церкви предостерегают от собственных фантазий и требуют корректировки коллективным разумом», — высказал свое мнение профессор Алексей Щенков, доктор архитектуры, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук.

Алексей Серафимович подчеркнул, что самая большая опасность, которая стоит перед делателями храмов — внешняя формализация, поиск формы как таковой без глубокого внутреннего смысла. Причем формализация эта может быть разной — как поиск формальных новшеств, так и формальное использование исторических мотивов.

Еще одна «традиция»

Бывает, смотришь на вновь построенный храм: массивный купол на непропорционально узком и легком барабане — и хочешь подумать что-нибудь неласковое про архитектора. Но останавливаешься. Может быть, архитектор и не причем? «Сегодня стилистику выбирает либо спонсор, либо община в лице настоятеля храма», — говорит архитектор Михаил Кеслер.

А вот цитата из сборника: «Кому приходится вести церковные постройки, тот знает, как стеснены рамки творчества в этой области архитектуры. Стеснения исходят не только от самих заказчиков — духовенства или жертвователей, понимающих только так называемую „благолепную“ архитектуру (вернее, мишурную бутафорию), но главным образом от учреждений, контролирующих проекты и предъявляющих к ним нормальные, то есть обезличивающие требования». Если не знать, что автор фразы — знаменитый Алексей Щусев, и что произнесена она была более ста лет назад — в 1905 году, можно подумать, что это — высказывание современника.

Видимо, влияние на строительство храмов мнений и вкусов заказчика и «контролирующих учреждений» — тоже наша традиция…

Без лица

— Сегодня создаются некие подобия того, что было раньше сделано в разных стилистических направлениях. У современной церковной архитектуры нет своего лица. Каждая из предыдущих эпох имела какой-то архитектурный стиль и все в нем работали, стили плавно менялись в связи с изменением общественно-политической или эстетической ситуации… Сегодня в этом смысле — безвременье, когда каждый автор берет понравившуюся ему тему из наследия прошлого и как-то ее перерабатывает. В худшем виде. Потому что тогда была чистая тема, чистый стиль. Мало кто сегодня работает в чистом стиле. Но и это все равно неправильно: повторять опыт прошлого, который в свое время естественно родился по естественным причинам конкретной эпохи, из ее ощущения прекрасного.

Сегодняшняя эпоха не располагает к радости. Но и в прошедшие времена с исторической точки зрения вроде бы у людей было не так много поводов для радости. Но они радовались о Господе. Почему Рублев появился в труднейшее для Руси время? Когда внешнее было тесно, внутренний потенциал раскрывался в таких потрясающих произведениях.

У нас — общество потребления. Внешне — все неопределенно, достаточно сумрачные перспективы. Ощущение нестабильности и отсутствие такой веры, которая была когда-то. Раньше наши архитекторы жили православием, в православной стране. Сегодня часто за архитектуру храма берутся люди абсолютно нецерковные. Потому и произведения получаются — такие… Ведь храм — произведение духа. Какой дух у творца, такие и произведения.

Этот сборник готовился как попытка осмыслить существующую ситуацию. Беда в том, что никто из церковных иерархов не хочет взять ответственность и выступить от лица Церкви с некой программой современного церковного искусства и, в частности, архитектуры. Сколько раз мы просили, делали заявления: давайте создадим какую-нибудь синодальную комиссию, отдел, чтобы кто-то мог быть стержнем тех попыток отдельных архитекторов или архитектурного сообщества с тем, чтобы как-то исправить ситуацию. Все готовы трудиться. Не надо никакого финансирования, чтобы содержать этот отдел. Нужно, чтобы был лидер от Церкви, выражающий ее голос, — рассказал Правмиру архитектор и автор-составитель сборника Михаил Кеслер.

Литургическая жизнь и насущные проблемы

Архитектура храма не может мыслиться вне контекста литургической жизни. «Разговор о том, каким должен быть храм, не приведет нас к желаемому результату. Разговор должен строиться вокруг вопроса, а что такое для нас сегодня литургическая жизнь. Церковное искусство существует не само по себе, а исходит из понимания Литургии», — подчеркнул Сергей Чапнин.

О том, что пространство любого храма начинает мыслиться с Литургии, в неразрывной связи с ней, сказал и священник Виктор Григоренко, настоятель Сергиевского храма в Сергиевом Посаде.

Но кроме главного смысла, храмострителям необходимо решать и конкретные задачи сегодняшнего дня. Неслучайно один из разделов книги называется «Функциональность и красота»

«В храме важно внутреннее пространство. Об этой просто мысли почему-то забывают те, кто работают над проектами храмов, — заметил Сергей Кузнецов, кандидат архитектуры, профессор МАРХИ». Он сказал, что надо смотреть на опыт прошлого и понимать задачи сегодняшнего дня. Например, проблему большого храма в большом городе. Большой храм — это собор, а собор не уютен… Далее — в храме нужны подсобные помещения, но поскольку в городах дефицит земли, их нужно обустраивать в одном массиве здания. «Ничего не надо придумывать, надо решать конкретные проблемы», — подчеркнул заслуженный архитектор России.

О важности организации внутреннего храмового пространства говорил и священник Виктор Григоренко. Он подчеркнул, что в архитектуре храма, в организации храмового пространство должен быть отражен такой момент: нет никаких «тайных» молитв, которые не могли бы слышать все верующие; для священника важно чувствовать, что рядом молятся люди, его братья и сестры во Христе. Потому важна соответствующая алтарная преграда. Также отец Виктор обратил внимание присутствующих на важность притвора, пространство которого должно быть достаточно большим.

Еще один вопрос, который должен волновать храмостроителей (его поднял Сергей Чапнин) — как дети могут присутствовать в пространстве храма? Как можно реализовать идею, чтобы дети не мешали молящимся взрослым и вместе с тем чувствовали себя в храме «на своем месте»?

Для всех

Сергей Чапнин подчеркнул, что сборник — при том, что он рассчитан на профессионалов в том числе и с технической точки зрения — имеет общественное звучание и может быть интересен совершенно разной аудитории: священникам, архитекторам, строителям, тем, кто занимается убранством храма. Так что задача книги — просветительская.

Следующий выпуск сборника, возможно, будет посвящен конкурсу «Современное архитектурное решение образа русского православного храма», который проводил Союз архитекторов России.

По лезвию

В ходе обсуждения проблем современной храмовой архитектуры прозвучало стихотворение архитектора Дмитрия Соколова о том, что важно строить храм в собственной душе.

Оно натолкнуло Сергея Чапнина на размышление, а не отменил ли Господь вот этот внешний храм? Ведь Тайная вечеря происходила в Сионской горнице, а не в храме. По мнению ответственного редактора журнала «Храмоздатель», это православное противоречие не преодолено. И мы будем ходить по этому лезвию, как ходили православные христиане в течение двух тысяч лет, не падая ни в одну, ни в другую сторону.

Подготовила Оксана Головко

Фото Анна Ольшанская

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Садово-парковый компромисс: что сделают с усадьбой в Опалихе

Есть ли место старинному парку в новой жилой застройке

В Московском архитектурном институте открывается кафедра храмового зодчества

Преподаватели и студенты будут возрождать утраченные в ХХ веке традиции российской культуры проектирования

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: