Юлия Вознесенская – письма о жизни и смерти

Юлия Вознесенская  известна многим как автор популярных православных книг: «Мои посмертные приключения»,  «Приключения с макаронами» и других. Но о том, что она в течение нескольких лет была модератором форума сайта Memoriam.ru, знают далеко не все. На этом форуме она была для всех, переживших горе, доброй и ласковой, мудрой и утешительной бабушкой Агнией Львовной (под таким псевдонимом она писала). Она старалась поддержать горюющих тёплым словом, давала практические советы  о молитве, о том, как правильно себя настроить, не впасть в отчаяние. Правмир собрал некоторые комментарии  Юлии Николаевны с этого форума, которые, конечно, обращены были к конкретным людям, но могут быть полезны и интересны всем.

Юлия Вознесенская – советский и российский прозаик, поэт, опирающийся на православие. В этой статье Вы сможете прочитать её письма.

Юлия Вознесенская

Матери, потерявшей сына

Такое горе – это как страшная болезнь, прошивающая насквозь всю жизнь. И нельзя ни на минуту по-настоящему забыть. Знаю, переживала… Но есть еще наиважнейшая “параллельная реальность”, в которой сынок ваш более жив, чем был на земле, где ему доступно и открыто многое, о чем мы, оставшиеся, даже не догадываемся, “и на ум не всходило”, по слову апостола, и где вы обязательно встретитесь с Костей. Вы можете грустно улыбнуться, но вот вам маленькое утешение: теперь вам умирать будет совсем не страшно, потому что вы будете знать: “Я иду к сыну!” У меня была близкая старшая подруга, которая потеряла двух сыновей, так она поражала меня тем, что не могла дождаться смерти: “Раз уже все равно дела мои на земле закончены, так побыстрее бы ТУДА… Так хочется поскорей обнять моих мальчишек!” И она прямо светилась при мысли о встрече… Ну как, улыбнулись?

Почему уходят лучшие?

Все уходят, Анфисочка, все до одного человека на земле. И хорошие, и плохие, всякие. Бессмертных людей нет. Бессмертны только наши души. И душа вашего мужа тоже бессмертна.А впечатление, что уходят лучшие, складывается потому, что на этот форум приходят лишь те, у кого болит душа по ушедшим, кто знал настоящую к ним любовь. Циничным и равнодушным здесь места нет, да они сюда и не рвутся. К нам только хорошие, нежные, любящие души слетаются. И вы такая.

Крепитесь, милая, ради доченьки крепитесь.

Юлия Вознесенская

“Агния Львовна”. Такой Юлию Вознесенскую знали на сайте Memoriam.ru

Прощание перед смертью

Мало кто из уходящих прощается конкретными словами и осознанно, что-то мешает им это сделать. И это не страх смерти, что-то совсем другое. Может быть, они не хотят огорчать самых близких. У меня вот недавно подруга уходила, так она мне всякие последние поручения отдавала, говорила, в чем ее похоронить, и тайно от всех прощальный подарок сделала, роскошный альбом с трогательной надписью, но попросила его пока оставить среди других альбомов, а взять уже после ее смерти. И никто не догадывался, какие мы с ней разговоры вели. А вот дочь ее и внуки до сих пор уверены, что она боялась смерти и совсем не догадывалась о ней. Она же просто не хотела детей пугать и обременять…

Я же вообще даже не начинаю таких разговоров с детьми, потому что они сразу в панику впадают и начинают голосить, что я непременно должна выздороветь, что у нас в семье полно долгожителей и т.д. Ага, и жить мне надо до 100 лет, вот еще радость какая! Больше я с ними на эту тему и не заговариваю. Возможно, что и ваш муж не хотел вас тревожить лишними разговорами. Кто знает… Потом спросите, дорогая.

Шрам останется

Дорогая Светочка, попробую вам сказать нечто в утешение. Знаете, пройдет время, боль будет утихать, рана заживет и зарубцуется, сынок будет уже вспоминаться не каждый час и даже не каждый день, но шрам от горя останется навсегда… Но пройдут еще годы, вы состаритесь, и вот в один прекрасный миг – воистину прекрасный! – вы вдруг получите как бы извещение о том, что скоро состоится ваша встреча с сыночком, что он любит и помнит вас, что встреча будет радостной… И, в отличие от многих и многих других людей, умирать вам будет совсем не страшно: вы будете улыбаться, думая о смерти и о том, что случится сразу же за нею – о счастливой встрече с сыном… Надо только набраться терпения на оставшуюся жизнь.

Поверьте мне, и, возможно, это вас чуточку утешит.

Горевание

Горевание – это и есть самая настоящая болезнь. Что раненый человек, что больной – это одно и то же, иногда рана вызывает болезнь, а иногда от болезни возникают пролежни, раны и т.п. Прижмет, накатит – надо плакать, хоть в голос и на всю улицу, вставать на колени и молиться со слезами, чтобы облегчить боль, а прошло – можно идти печь пирожки для семьи или просто лечь поспать. Вы правильно заметили сходство горевания с тяжкой болезнью, я вот не углядела. Теперь буду пользоваться этим сравнением, спасибо, дорогая!

Юлия Вознесенская

Юлия Вознесенская

Слезы о праведнике

Виола, примите мои искренние соболезнования: какой необыкновенно красивый человек ушел из жизни, и какую же чудесную и праведную жизнь он прожил! Хотя и тяжелую, уж этого не отнимешь. Да будут ему его страдания во искупление его немногих грехов.

А теперь я вас поругаю. Ну, можно ли так скорбеть о человеке, удостоенном истинно христианской кончины? Это же просто житие и житийная смерть праведника! Да и возраст у вашего любимого дедули для современного старичка самый нормальный – 77 лет, еще и при его-то нагрузках-перегрузках. Он сейчас у Господа, со святыми за ручку здоровается, с ангелами и архангелами знакомится – а вы рыдать и скорбеть?! Это вместо того, чтобы радоваться за него и в простоте душевной только радовать его молитвами и добрыми делами в его память. Не надо его огорчать, дорогая. Почаще ему улыбайтесь и продолжайте молиться, в монастыри на поминовение посылайте денежку, хотя бы и небольшую, в храмах на канун кладите приношения за дедушку…

Если слез не осталось…

У воспитанных людей в горе считается приличным сдерживать себя, а не “выдавливать слезы”. Вы еще “плакальщицу” наймите…

У горя, как у моря, разная погода бывает – бывает шторм, бывает штиль, а бывает небольшое естественное волнение. Хорошо лишь то, что идет от души и слегка подправляется самоконтролем и хорошими манерами.

Потом узнаем

Мы – не марионетки. И не роботы послушные. Мы – дети у Господа Бога. Полный смысл и причину происшедшего мы поймем только тогда, когда уже сами окажемся ТАМ. Так заболевший ребенок не понимает, зачем его забирают у мамы и увозят в больницу на операцию. Или во время войны – в эвакуацию. Потом мы узнаем, что, зачем и почему. Но здесь и сейчас, конечно, нам в тысячу раз легче согласиться на собственную мучительную гибель, чем на самую легкую смерть своего ребенка. А вдруг, останься он земле, ему пришлось бы годами лежать в параличе или месяцами умирать от рака? А мы думаем: “раньше времени ушел”.

Но оглянитесь вокруг – сколько совсем маленьких детей уходят “раньше времени”, а еще большее число детей убивают родители: отец решает – мать идет на аборт. Миллионы неродившихся детей погибают неоплаканными… За них и помолиться-то некому.

Праздник без любимого

Как пережить праздник без любимого мужа? А так, будто он смотрит в это время на вас с небес: делайте так, чтобы не оскорбить его неуместным весельем и не огорчить столь же неуместным горем среди радующейся семьи. Сделайте все, чтобы дочери и внучке было хорошо и весело, а сами тихо порадуйтесь за них. И если муж увидит вас – пусть ему будет за вас спокойно.

Одинаковые и разные

Черные дни – они почти у всех одинаковы, потому что когда вокруг черно, то особенно ничего, кроме черноты, и не разглядишь.

А вот яркие дни, счастливые дни – они у всех разноцветные и разные.

Юлия Вознесенская

Юлия Вознесенская

Можно ли навредить плачем?

Почитайте замечательные русские “Плачи”, записанные нашими фольклористами. Как вы думаете, для чего народные поэтессы-плакальщицы их складывали? Для того,  чтобы развязать нервный и шоковый узел в груди тех, кого постигло несчастье – и те получили облегчение в слезах. “Поплачь – легче станет!” – это правильный народный рецепт, а выдумки о том, что плач вредит тем, кто у Бога – это глупость и предрассудок. Истеричность и окамененное нечувствие мешает молитве и общению с ушедшими, а не святой плач с молитвой. Плач растворяет скорбь и очищает сердце. Не слезами мы огорчаем наших ушедших близких, а своим застреванием в скорби, истерическим и нездоровым к ней отношением, когда мы начинаем уже упиваться своим горем, не решаемся отказаться от него ни на минуточку, готовы сами себя растерзать за невольную улыбку.

Осколок каменной соли

Представьте себе, что ваша боль – это осколок каменной соли, помещенный в ваше сердце, а молитва – это святая вода. Как только солевой ком начинает жечь вам сердце – растворяйте его водой молитвы. Капля по капле – и постепенно молитва растворит солевой ком, и он вытечет из сердца слезами, перестанет жечь его. Заполняйте сердце молитвой при каждом болевом ожоге, изживайте из сердца горечь и соль. Не сразу, но постепенно это у вас получится, и останется светлая печаль, останется одна любовь – без боли.

Когда жить слишком тяжело…

Все могилки, все подходы к ним сейчас снегом замело… Но счастливы наши умершие – за них остались молитвенники на земле.

Ника, мне тут недавно рассказали одну историю, которую захотелось пересказать вам – а заодно и другим. Женщина-инвалид, с детства в коляске, пыталась покончить с собой и оказалась в коме. И вот то ли ей снилось, то ли привиделось, то ли и вправду это было, но оказалась она в таком месте, где собрались только что умершие самоубийцы, но не все, а только те, кто, уже умирая, успел пожалеть и раскаяться. И вот будто между ними прошел некто Светлый, медленно ступая и вглядываясь в каждого из них. А самоубийцы все упали на колени и просили: “Верни меня, верни! Я все исправлю, хоть калекой верни – я буду все терпеть до конца!” И вот этот Светлый сказал: “Ты… Вот ты и ты… И ты тоже… Идите за мной! А остальные – ждите Страшного суда. И благо вам, если на земле остались те, кто может за вас молиться!” И после этого она очнулась. Осталась жить, теперь уже не в коляске, а в постели, двигаются только руки, но крестилась и живет с Богом.

Чтобы молитва не ушла во время болезни

Вы сейчас не знаете, где и с кем вы будете жить, если вам, не дай Бог, придется переживать терминальную болезнь. Да ведь и медсестры и врачи тоже страдают от тяжелых и капризных больных. Но зато как все любят и лелеют больных смиренных и кротких, улыбчивых и благодарных даже сквозь боль и муки! Давайте молиться, чтобы нам во время болезни Господь послал дар все терпеть и за все благодарить. А это и вправду Божий дар.

И главное тут – научиться молиться так, чтобы молитва не ушла и во время болезни. Молящемуся гораздо легче переносить боль и скорбь, уж поверьте: я годами наблюдала болящих монахов – вот у кого никакого бунта и возмущения не было и в помине! Моя духовная мать-монахиня умирала от рака, я за ней ухаживала – это был настоящий ангел!

Гордому трудно болеть

Гордому и энергичному от природы человеку очень трудно и тяжело болеть. Он не умеет обрести и в болезни кротость и смирение, необходимые для того, чтобы терпеть не только боль, но и свою зависимость от близких. А слова: “Я тебе мешаю и отнимаю у тебя силы” – это просто девиз таких людей. Для многих больных хоспис даже предпочтительней умирания дома именно потому, что они не хотят быть в тягость своим родным.

Мне сие знакомо не понаслышке, а по собственному восьмилетнему опыту ухода за тяжелобольной престарелой матерью. Тоже человек был сильный и властный, этакая мать-командирша, все мужчины семьи у нее под каблучком были. Бывали у нее и мечты о старческом приюте, и призывы смерти, но мне повезло, я нашла, прямо скажу, блестящий аргумент: “Муся, а что бы ты делала, если бы вот так болела моя бабушка, твоя мама? Ты бы, конечно, побежала сразу в приют ее сдавать, как только бы она туда попросилась, да?” – “Ну что ты за глупости говоришь! Я же ее любила!” – “Ну, так с чего ты решила, что я тебя отдам каким-то приютским теткам? Ни за что не отдам! И больше не смеши меня”. Ну, как-то эта идейка на время и покидала нашу седую головку. Притом, учтите, что мама моя была верующим человеком, а это очень меняет дело – верующие люди почти никогда не кончают с собой, как бы тяжко им не было.
И кстати, о мелькающей у вас мысли о том, что вы что-то там не додали, что-то не досмотрели. Оставьте ваши глупости! Что умели, что было по силам – то вы и сделали. Вы не могли одна заменить штат медицинского персонала, как это происходит, например, в тех же хосписах. Уверена, что мамочка у вас ни в грязи, ни в голоде не оставалась. Так что больше уж эту-то тему и не поднимайте.

И еще, дорогая моя, вы, думая о случившемся, как-то забываете о том, что мама ваша болела болезнью, которая тяжелейшим образом влияла на психику с самого начала: один только диагноз “рак” – это страшный удар по психике. Добавьте сюда бесконечную боль, сильнейшие лекарственные залпы по всему организму – впору самому светлому разуму помутиться и помешаться на желании покончить с собой. Да что там отдельный разум одного больного, когда страна за страной принимают закон о разрешении эвтаназии для тяжело и неизлечимо больных! Это уже коллективное сумасшествие какое-то. Но ведь эта дикая идея вызрела не на пустом месте, а на материале десятков тысяч самоубийств, подобных вашему случаю, и на еще большем количестве суицидных попыток и высказанных стремлений.

Это вы умница, нормальный человек, вы понимаете, что произошло нечто ужасное. Да, это так и есть. Но расскажите вы свою историю среднему европейцу – он вас не поймет, пожмет плечами и скажет, что мама ваша осуществила свое право уйти от болезни таким способом. Это вот и называется современным цивилизованным и гуманным подходом, а также правами человека в полном их объеме.

Слава Богу, что мы-то еще храним верность христианской цивилизации. Отсюда и ваши страдания, милая. Да, произошло ужасное событие. Но к вам оно имеет только одно отношение – право и обязанность вымаливать душу вашей мамы. И никак не вина!

А еще скажу вам, что мы не знаем пределов Божьего милосердия в отношении страдальцев, не выдержавших мучений терминальной болезни и покончивших с собой в помрачении от зашкаливающей боли. Давайте уповать на то, что у Господа имеются какие-то исключения на этот случай.
В общем, перед вами выбор, моя хорошая. Либо вы продолжаете сокрушаться своей несуществующей виной и разрушать ею свою психику и свое здоровье, которым, кстати сказать, и без того досталось выше головы. Либо вы отставляете это в сторону и занимаетесь тем, что действительно важно для вашей мамы – постоянной и неустанной молитвой о спасении души вашей бедной мамы. И здесь, конечно, без Церкви – ну просто никак! Поэтому присоединяюсь ко всем, кто вас напутствует и благословляет на исповедь. Помоги вам Господь!

Юлия Вознесенская

Юлия Вознесенская

Вещи покойного

Фепка, родная моя! Что же вы бессмертную душу пытаетесь из вечности притащить в ванную комнату к зубной щетке, в спальню – к брюкам? Брак – дело двойное, физическое и духовное: физическая сторона ушла, но духовная – осталась. И пытаться удержать физическую связь невозможно и не нужно. Это уж прямо спиритизм какой-то, простите! Вы же умница, вы сами наверняка понимаете, что супруг ваш сейчас живет только духовной жизнью – а вы его к “материальным ценностям” пытаетесь притянуть. Он не в них, он гораздо, гораздо выше этого! И ваша связь с ним не в бедных этих тряпочках – а в вашей высокой душе, в молитве, в духе.

По большому счету, конечно, весь этот фетишизм не имеет особого значения, но вот что душу ослабляет – так это уж точно. Потому и советуют мудрые люди оставлять на память об ушедших фотографии, письма, т.е. то, в чем есть часть души, но никак не их белье и расчески.
Простите меня, моя хорошая и не сердитесь, а обдумайте – правильно ли вы поступаете, подменяя духовное материальным?

Счастье не прошло

Наверное, Оленька, вы очень хороший человек и сделали в жизни много добра, принесли много света, потому что вы очень счастливая женщина. Да-да, я не оговорилась! У вас была большая любовь и долгий счастливый брак. Сейчас вам больно и очень горько, но это горе – оно как болезнь и оно пройдет. А прежнее счастье – оно останется с вами навечно. Вы и старушкой станете, а будете улыбаться, говоря своим внукам: “У нас была очень счастливая жизнь с вашим дедушкой!”

А еще ваше счастье в том, что вы каждый день несете свет и тепло в небесный дом вашего мужа – своими молитвами.

И это уже – его счастье. Не всем это дано после смерти – верная молитвенная память на земле, молитвенное служение оставшегося супруга.

Пошли вам Господь утешение в скорби и побольше радости в этой жизни! Ну и здоровья, конечно.

Кого бы спросить?

Вот, Оленька, вы и нашли ответ – больше читайте православной литературы, и тогда сами разберетесь во многих сложных вопросах. А для решения самых важных и сложных лучше обращаться не к случайным тётенькам в черном халатике, пусть они и за свечным ящикам стоят, а к специально для этого призванным пастырям – к священникам. Много ли вы задали, к примеру, вопросов нашему форумскому батюшке?

И кстати, на будущее: настоящая монахиня никогда не станет вам сама отвечать на духовные вопросы, а смиренно отошлет вас к священнику. И только очень опытная, чаще всего старая монахиня решится поделиться с вами своим личным духовным опытом и познаниями, да и то после длительного знакомства. По крайней мере, со мной всегда было именно так. Более того, если какая-то женщина в монастыре или в храме лезет к вам с поучениями, можете сразу улепетывать от нее со спокойной совестью – это наверняка “самозваная учительша”.

Что же касается опекаемых вами старушек, то наблюдения ваши верны и справедливы: страшно, ох как тяжело, тоскливо и страшно умирать тем старушкам, которые и старость свою не употребили для подготовки к Переходу, а просидели перед телевизором да провели в мелких житейских хлопотах. И я таких встречала. В зрелых годах они на предупреждения о важности духовной жизни отвечали: “Мне некогда об этом думать, мне работать надо, о семье заботиться! Вот состарюсь – тогда и буду молиться да в церковь ходить!” Состарились. И тут оказалось, что сил на духовную жизнь и не осталось. Молитву – не выучить, до храма не доползти, а придет батюшка – и не знают, что сказать. “Да я не готова исповедаться!” – это за всю жизнь так и не приготовилась, бедная. Или “Да вроде всем грешна… А никаких особых грехов нет!” Впрочем, мы и все этим грешны – всё норовим самое главное отложить на потом. А “нормальная жизнь” для нас – это семейные хлопоты да житейские заботы. Это еще в лучшем случае.

Но вы напрасно, Оля, думаете, что ничем помочь этим старушкам нельзя! Бог вас не напрасно и не случайно призвал к ним, и доброта и забота лечит и успокаивает даже невменяемых. И еще одна очень важная вещь: хотя психические больные и называются “душевнобольными”, на самом деле часто (а в старости особенно) именно душа-то и остается в них последним здоровым органом. И душа эта мается и тоскует о Боге. И здесь великое утешение и лечение имеют молитвы и Евангелие, которые вы можете для них читать. Хотя бы полчасика за посещение. Просто сядьте и читайте. И если старушка уснет под ваше чтение – не огорчайтесь: душа ее все равно слышит святые слова и укрепляется. Это труд – но это самый важный труд, которые вы можете им подарить.
И молитесь за них. Подавайте в храме за них записки на Литургию.

А меня, грешную, простите за поучение!  Оправдаюсь тем, что не свои слова говорю, а делюсь тем, что сама вычитала и услышала от духовных людей.

Мы виноваты перед ушедшими, а они – перед нами

А что касается вашей “вины” – так что ж… Молитесь и просите у сестры прощенья, покайтесь на исповеди. Это обычное и очень правильное чувство: мы всегда в чем-то виноваты перед ушедшими… а они перед нами. Мы каемся здесь, а они – там. Если, конечно, не успели это сделать здесь и взаимно: некоторые счастливчики успевают. Но это обычно те, кто жил церковно и умер духовно, т.е. вымолил загодя у Бога “кончину православную, безболезненную, непостыдную и прежде смерти покаяние”. А нам, грешникам, приходится провожать ушедших чувством вины, покаяния. Помню, когда умер мой муж, я пошла на исповедь, встала перед аналоем и сказала батюшке: “Мне надо прямо сейчас, перед вами и перед Богом, попросить у мужа прощенья за все, в чем не успела покаяться!” Попросила, получила отпущение грехов – и сразу стало легче.

Вы были хорошей сестрой, вы сами это знаете. А вот возможности ваши были ограничены, причем не жадностью или нелюбовью, а обязанностями перед другими членами семьи. Для сестры вы сделали больше, чем могли. И прожить за нее ее жизнь вы бы все равно не смогли – она бы вывернулась из любых ваших благодеяний. Что ж делать, Жанна, даже такой непутевый человек, как ваша сестра – прежде всего, свободный человек и имел право на выбор.
И другое я вам скажу, моя милая. Ваша бедная сестренка перед смертью страшно, чудовищно страдала. Конечно, вам бы хотелось облегчить ее страдания, вы считали это своим долгом, я понимаю. А вот для спасения ее души, скорее всего, были полезны вот эти запредельные страдания, к которым она сама себя привела. Вы не знаете, может быть, среди немыслимых ее страданий и в покинутости она успела обратиться за помощью к Богу, и Бог ответил ей. Он ведь всегда отвечает.
Не корите себя, а просто молитесь.

Вдовам – о любви, встрече и втором браке

Ох, и замудровались вы, дорогие мои вдовушки!

А все дело в том, что многие из вас уверены, что вы и через год, и через пять будете испытывать к ушедшим супругам те же самые чувства, что испытываете сейчас. А это вовсе не так. Даже те вдовы, которые остаются в одиночестве и никогда больше не выходят замуж, спустя годы относятся к своим мужьям уже совершенно не так, как относились перед смертью. Они продолжают их любить, но сама-то эта любовь уже другая. И уж тем более совсем другие отношения ожидают нас с близкими в будущем. Встретятся две души, долго бывшие в разлуке, и просияют взаимным светом от радости. А что потом? – А вот этого никто не знает. Может быть, останутся вместе, будут рядом существовать в вечности и расти в Богопознании. А возможно каждый пойдет своим путем, вот лично я и такое могу себе представить. Скрыто это будущее от нас, мы можем только догадываться, что для тех, кто встретится с мужем в Царствии Божьем, все будет устроено наилучшим и правильным образом, а как именно – вот это нам знать не дано. Ясно только, что не так, как это было на земле. И каким образом связанные супружескими узами на земле окажутся добровольно связанным и на небе – этого мы тоже не можем себе представить. А разве не хватит нам для утешения уже того, что мы там встретимся с любимыми супругами, будем рядом, сможем общаться?

А что будет при втором браке, спросите вы, как спрашивали фарисеи Христа о вдове семи братьев? – А не знаю. Знаю только, что очень часто разведенные супруги ненавидят друг друга, новый муж на дух не переносит старого мужа и т.д. Но вот же и на земле бывают случаи, когда разведенные супруги остаются близкими родственниками, помогают друг другу, детей воспитывают дружно и вообще семьями дружат. Даже на земле, где так остро развито телесное чувство собственничества, люди сохраняют душевную близость, не интересуясь больше близостью физической! И это, мне кажется, отражает райское состояние душ. И даже после воскресения тела наши будут совсем другими, а значит и телесные радости – тоже станут другими. А какими – вот этого мы сейчас угадать не можем. Не дано, не велено, да и не получится.

Люди все разные, судьбы у всех разные, как при жизни, так и после жизни. И самое умное, что мы с вами можем сделать, это со смирением принимать все, что Господь нам дает. Но это вы все и сами знаете.

И вот еще что: давайте беречь друг друга здесь, вот на этом форуме, давайте не обижать и не огорчать друг друга в спорах. Потому что если Богом строжайше запрещено обижать вдову, так не велено и самим вдовушкам обижать друг дружку. Правда ведь?

Главное – пережить самое горькое горе. Вот теперешнее горе. А уж потом Господь всем поможет устроить дальнейшую жизнь.

Спокойной ночи, мои хорошие!

Юлия Вознесенская

Юлия Вознесенская

Поющее сердце не умеет не петь

Знаешь, с любовью – это как с музыкой. Кто одарен от Бога способностью любить глубоко и счастливо, вот как ты любила своего Диму, кто еще молод годами, тот просто не способен остановить свое сердце и никогда больше не любить. Трогательное воспоминание о первой счастливой любви останется навсегда, но придет и другая любовь. Не сразу, но придет. Потому что поющее сердце не умеет не петь. И будет у тебя и свадьба, и великая радость материнства. А пока потерпи, моя хорошая. Горе пришло, накрыло, надо его честно пережить – а потом жизнь возьмет свое. И твой Дима наверняка хочет, чтобы ты была еще счастлива на земле.

Котейка

Котейку жалко, конечно: безвинная тварь, а страдает… Но ему повезло – умер не на помойке в снегу, а в добрых теплых руках, имея “свой” дом.

А вы возьмите теперь чижика! Они такие веселые, шебутные! А на Благовещенье можно выпустить в честь Богородицы, по старинному русскому обычаю.

Верность и неверность

Девочки, милые, вы вспомните, как жили наши предки! Уж они-то вели чистую жизнь, они верили в Бога, но если молодая женщина вдруг теряла мужа, то ей, после известного срока траура, старались подыскать другого мужа, потому что мудро считали, что молодая женщина да еще с детьми не должна оставаться одна. А верную память о первом супруге хранили и в новом браке, но хранили в духовном плане: поминали за упокой, творили в их память дела милосердия, заказывали панихиды, ходили на кладбище. И были покойны и счастливы в новом браке, и никто их не осуждал. А кто собирался хранить верность первому мужу, те обычно шли в монастырь.

Недодали

А все-таки мы неблагодарные. Вместо того чтобы благодарить и благодарить ушедших за все, что они успели нам дать, мы упрекаем их за то, что они нам недодали. Забывая о том, что если люди ушли ТУДА, любя нас, так они и ТАМ любят нас.

Я вот представила себе два варианта своих посмертных отношений с моими сыновьями, невесткой, внучками. Вот я ушла и издали смотрю на них. Они печалятся, конечно, но говорят о том, как любила их мама и бабушка, что она им дала, вспоминают теплые и смешные истории из прошлой жизни и обещают друг другу никогда ее не забывать. “Спасибо, мама! Спасибо, бабушка! Нам было хорошо с тобой. Мы еще встретимся, и нам опять будет хорошо вместе”.
А вот другая картина. Я ушла, а они плачут и рыдают: “Зачем ты нас оставила? Как ты могла уйти? Мы не можем и не хотим жить без тебя! Зачем Бог нас разлучил навеки?! За что?!?!?!!!!” Мне будет горько, больно за себя и за них. И я буду чувствовать себя виноватой перед оставшимися, неизвестно за что. Упаси меня Господь от такой памяти после моей смерти! Пусть память будет светлой и полной благодарности и любви.
Отгадайте с трех раз, какой вариант мне больше нравится?

Не удерживайте!

У меня был знакомый волонтер, ухаживавший за раковыми больными после Чернобыля, дивный человек и глубоко верующий, так он говорил их родным еще даже до смерти своих подопечных: “Не удерживайте их насильно! Раз Господь судил им перейти в новую жизнь, которая неизмеримо лучше здешней, так отпускайте их, как в старину отпускали птичек в Благовещенье. И не привязывайте им ниточки к лапкам, не дергайте за них! Перекликайтесь с ними в молитве – вот это им будет в радость, а не в муку”.

Ищи душу!

В первые дни после смерти мужа я все время сидела в его халате: куталась в него – и мне казалось, что он меня обнимает… Прошло сколько-то времени, уже не помню, сколько именно, и я вдруг почувствовала какой-то неприятный запах от этого халата, что-то чужое и ненужное в нем появилось. И мне казалось, что муж просит меня этого больше не делать, не надевать на себя то, в чем хранилась частичка его физического существования. Как будто он говорил мне: “Воспринимай меня как живого – душу мою, и не ищи ничего телесного! Тело мое в могиле – и пусть там остается до времени, не тревожь его!”

Я сразу же халат отложила, а потом отправила в стиральную машину. И вскоре отдала кому-то вместе со всеми вещами мужа.

Христос воскрес и сыночек ваш воскреснет!

Дорогая, чудесная мама Оксана! Примите все, что с Вами происходит без мистических страхов: это навязчивые мыслеобразы, вызванные сильнейшим психическим потрясением. Пройдет самая острота горя – угомонятся и они. Крик потрясенной души: “Бога нет!” – тоже не есть богохульство или отказ от Бога – это лишь свидетельство состояния богооставленности, которое переживал и Спаситель наш, вися на Кресте: “Или, Или! Лама савахвани!” (Матф. 27, 46.)

Вы человек Христа, Ваша душа уже принадлежит Ему, а потому не надо мучиться этим будто бы помутнением рассудка: это не безумие, а всего лишь болезненный бред. Да, такое тяжкое горе – это болезнь. Оно ненормально, вот и проявления его часто кажутся ненормальными. Смерть, болезнь – это все нарушение задуманного Господом порядка вещей, их не должно быть в человеческой природе, и потому реакция на них тоже часто выходит за рамки нашего нормального состояния. Просто старайтесь об этом не думать. Если уж очень мучительно станет – примите успокоительные. А от подступов депрессии помогает зверобой, чай, капсулы или таблетки.
Христос воскрес – и сынок ваш воскреснет, и все мы. Вы еще обнимете друг друга и будете вместе. А пока помогайте ему изо всех сил молитвой и обязательно читайте Акафист о единоумершем. И обязательно откройте молитвенную тему о сыночке – мы будем молиться о нем вместе с Вами.
Помощи Божьей Вам!

Бабушки

Вот уж кого там хватает – так это бабушек!

Вы представляете, сколько у Вас предков? И все они, из тех, кто находится в Раю, конечно же, пришли встречать СВОЮ девочку, своего маленького потомка! Да они ее там, поди, забаловали!

А ведь есть еще ангелы и святые – и все-все любят детей. Сам Господь их любил больше, чем взрослых, и говорил людям: “Будьте как дети, не то не войдете в Царствие Небесное!” Отсюда легко понять, что Рай хорош для детей, что они там счастливы, ведь им-то вход туда открыт – в отличие от нас, бедных…
“Нельзя знать наверняка”, пишете Вы?

Ну, вот Вам маленькое свидетельство. У моей племянницы родился недоношенный мальчик с недоразвитыми легкими. Бедняжка переселилась в больницу и пять месяцев сидела над ним почти безвыходно, как птичка над птенчиком. Там, в больнице, и крестила Лёнечку. И незадолго до его смерти, когда она была уже вконец измучена, ей снится ее покойная мама и говорит: “Ты очень устала, но я тебе помогу: теперь я буду нянчить Лёнечку”.

Как утешить?

Проявить настоящее искреннее сочувствие, разделить горе… А вот как?

Когда умер мой муж, и я затем вышла на работу, мне все выражали сочувствие, естественно, предлагали помощь, и это даже немного помогало. Но вот я как-то шла по коридору, а навстречу мне шел коллега, друживший с моим мужем. Увидев меня, он переменился в лице и заспешил ко мне с протянутыми руками. И я тоже как-то рванулась к нему навстречу. Он крепко-крепко обнял меня и не отпускал с минуту, не говоря ни слова. И потом мы разошлись – но он часть моей боли снял с меня и унес. И все это без единого слова!

До сих пор помню это, и благодарна ему, хотя мы после этого почти никогда и не общались.

О погоде и прогулках

А прогулки-то, девочки? Прогулки – это такая радостная часть жизни, особенно если любишь почти всякую погоду.

У К. С. Льюиса герои в одном романе так и говорят: “Мы любим погоду!” – т.е. любую погоду.

Мне трудно себя вывести за порог, лени во мне много, но спасает врожденное чувство долга: “Надо – значит встань и иди!” – и я изобретаю себе какую-нибудь очень важную цель – например, срочно купить новый горшочек для азалии.

А по дороге сворачиваю в парк!

Сейчас такая благодать – пошуршать осенними листьями. А кленовые собрать, чтобы заваривать чай для растворения солевых отложений. Возьмите на заметку! Заварить три листика клена и пить в течение дня.А рукоделье под музыку? Лучшее седативное средство! Тихонечко звучит классическая музыка или монастырское пение, иголка путешествует по канве… А мысли плавают, как листья в осеннем пруду… Хорошо!

Как говорил все тот же любимый мною Льюис, Господь вовсе не обещал человеку счастья на земле, но Он и на земле приготовил для него много радостей. Надо только не лениться ими пользоваться, правда?

О том, что останется после нас

Еще зима в разгаре, но вот такая мысль пришла в голову. Дорогие наши люди уходят, остаются их могилки, их добрые дела, память о них в наших сердцах. Но мы уйдем – и что же, на этом все?

А вот если посадить дерево в каком-то памятном для нас месте, причем такое дерево, которое живет долго – дуб, липу, например, – такое дерево переживет нас и наших внуков. Можно под ним поставить скамеечку, прикрепить на него дощечку с надписью “Это дерево посажено в память… ” Люди будут отдыхать в его тени и благодарить того, кто подарил им эту тень. А верующие и сами догадаются помянуть усопшего в молитве. А для детей это будет “папино дерево”. Я думаю, потому старинные наши кладбища и превращались в рощи. Теперь наши кладбища для этого не годятся, но есть памятные для каждой семьи места прогулок, отдыха, просто дорога домой…

Я и сама посажу два дерева в память о моих папе и маме по дороге на нашу дачу – рядышком, чтобы росли дружно всю жизнь, как мои родители жили.

Вот весна придет, земля оттает – и за работу! А пока можно подумать о том, какое дерево выбрать.

О прощении

Однажды учитель сказал своим ученикам принести чистый полиэтиленовый пакет и мешок картошки в школу. Когда они всё это принесли, каждый из учеников набрал несколько картофелин – по 1 клубню за каждого человека, на которого они держали обиду за что-то. После этого они написали на каждом клубне имена людей, которых они отказывались прощать, и дату, и положили картофелины в пластиковый пакет. Некоторые из этих пакетов оказались достаточно тяжёлыми. Затем им было сказано носить эти мешки с собой везде, куда бы они ни шли, в течение нескольких недель, ставя этот мешок рядом с кроватью ночью, а также рядом на сиденье в машине, и рядом с рабочим столом во время занятий.

Проблемы и трудности, связанные с ношением этого мешка с собой повсюду, вскоре стали очевидны, как стало очевидным и то, какой груз они носили с собой на духовном уровне, и как на самом деле им приходилось всё время уделять этому внимание, чтобы не забыть об этом и не упускать из виду даже в неподходящих для этого местах. Разумеется, со временем картошка начала портиться и превращаться в отвратительно пахнущую слизь. В свою очередь это привело к тому, что с самими этими людьми было неприятно находиться рядом. Не понадобилось много времени, как ребята поняли, что избавиться от этой картошки было намного важнее, чем таскать её за собой повсюду. Это превосходная метафора, чтобы проиллюстрировать нам, какую цену мы платим за то, чтобы сохранять нашу боль и тяжёлые негативные переживания! Так часто мы думаем о прощении как о подарке для другого человека. На самом же деле прощение нужно именно нам самим.

О старушках в храме

Лена, вы не обижайтесь на “злых” старушек в храме! Они не злые. Они в основном нищие, измученные, недолеченные, недокормленные (качественный голод – крупа, хлеб, картошка) и зачастую совершенно лишенные понимания со стороны своих близких. Вы можете себе представить, что нищета не всем благоприятствует к духовности, но бывшим советским старушкам – особенно. Но этими старушками держалась Церковь в годы гонений, и вы можете в этом убедиться, придя на утренние службы вот сейчас, во время поста – в храме одни старушки. Они устают, изнемогают, но уйти со службы никогда не посмеют. Вот и срываются под благовидным предлогом “попечения о храмовом благолепии”.

Уж простите нас! И Бог простит и нас, и вас.

О радости жизни

Господь дал нам тела, чтобы мы через них тоже радовались жизни. И еще более совершенные тела мы приобретем после Всеобщего воскресения, когда наша душа воссоединится с воскресшим телом. Только тело это уже не будет знать ни мучений, ни болезней.

И вообще, как сказал апостол Павел, “нам и на ум не всходило, что Господь приготовил для любящих Его!” Господь дал человеку многие радости еще на земле, но в будущей жизни их будет намного больше, уж поверьте… Наши земные радости – это только слабые, смутные отражения радостей небесных. Даже цветы на земле, самые прекрасные из всех земных созданий, кроме детей, – это только слабые копии райских цветов.

Учитесь понемножку радоваться за мужа, ведь он там, “идеже несть ни печаль, ни болезнь, ни воздыхание”. Ему легко и хорошо. Любимая женушка немножко печалит, но он знает, что это горе пройдет, и останется тихая светлая печаль и радостное ожидание встречи.

По материалам memoriam.ru

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Жила-была баба Юля в зеленых башмачках

Кто эта женщина? Да так, гастарбайтер из Германии

В Берлине скончалась Юлия Вознесенская

Похороны состоятся на Православном кладбище в Тегеле 22 февраля.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!