Средневековый Новгород – европейская Русь? Лекция Павла Лукина

|
18 мая в просветительском Лектории портала «Православие и мир» состоялась лекция историка Павла Лукина «Средневековый Новгород – европейская Русь?» Предлагаем вниманию читателей текст этой лекции, а также её видеозапись.

Лукин Павел Владимирович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Российской истории РАН, учитель истории Классической гимназии при Греко-латинском кабинете Ю. А. Шичалина.

Прежде всего, я хотел бы сказать, кто я такой и что я здесь делаю. Зовут меня Павел Владимирович Лукин. Я работаю в Институте российской истории бывшей Российской Академии наук. Занимаюсь я много чем. Занимался в свое время историей России XVII века, в частности проблемами, связанными с представлениями о царе и царской власти. У меня первая книга посвящена этому.

Сейчас я уже более пятнадцати лет занимаюсь историей средневекового Новгорода. Недавно у меня вышла книга, посвященная новгородскому вече, и совсем недавно я защитил докторскую диссертацию, посвященную этой проблематике. Надеюсь, то, что я буду говорить, не будет очень скучно еще и потому, что я работаю в школе. Надеюсь, это поможет мне донести то, что я хотел сказать, достаточно адекватным образом.

Я должен начать с благодарности «Правмиру» и присутствующей здесь Ксении Валерьевне Лученко, которая меня сагитировала здесь выступать, и я с большим удовольствием принял ее предложение.

Как я думаю построить нашу беседу? Я очень не люблю долгих и занудных монологов, так что я всех всячески призываю задавать вопросы в той форме, в которой это будет удобно вам делать. Можно и по ходу моего выступления, можно писать записки, можно поднять руку, и я с удовольствием отвечу. Всякие вопросы не только возможны, но и всячески поощряются. Так что не стесняйтесь и задавайте любые вопросы. Итак, начинаем.

Средневековый Новгород

Что такое Новгород? Здесь вы видите карту новгородской земли, и, как гласит заглавие нашей встречи, она посвящена Новгороду в контексте Европы.

Уже географическое положение Новгорода показывает нам, что эта тема не искусственная, что европейская тема в связи с историей Великого Новгорода совершенно естественна, потому что мы видим, что само географическое положение Новгорода предполагало возможность и необходимость этих связей.

Что имеется в виду? Прежде всего, это, конечно, положение Новгорода в центре балтийского региона (не конкретно на Балтийском море, но в той части Руси, которая имела наиболее близкие контакты с Балтийским морем).

А что такое Балтийское море в этот период? Напоминаю вам, что это было еще до эпохи географических открытий, это XV век, и основные торговые пути в Европе шли, если упрощенно говорить, в двух местах. Один – это средиземноморский торговый путь, который контролировался итальянскими средневековыми республиками и который вел на восток. Второй – северный торговый путь, который шел по Балтийскому морю. И тот, кто контролировал путь по Балтийскому морю, контролировал всю торговлю хлебом и многими другими важнейшими товарами в этот период.

Соответственно, во многом то, что мы сейчас видим в Новгороде (строения, здания, замечательные памятники), как вы понимаете, это не только замечательные свершения человеческого духа, но это еще и колоссальные капиталовложения, которые были возможны только в результате получения определенных доходов.

Что еще предопределяло такую необходимость торговли для Новгорода, его активное включение в систему международных и межрегиональных торговых связей? Обратите внимание, что Новгород находится на севере, надеюсь, многие из вас там были, можете себе представить, какой там климат и почва и так далее. Эта зона в целом довольно диверсифицированная, там неоднозначная ситуация, но в целом это зона неплодородных земель.

Кстати, утверждение о том, что Новгород жил только за счет торговли, что это была главная отрасль его экономики, не соответствует действительности. В Средние века, в эпоху господства натурального хозяйства, без земледелия, без сельского хозяйства жить было нельзя, поэтому новгородская земля была все равно зоной земледелия, но полностью себя обеспечить хлебом Новгород не мог.

Это тоже предопределяло необходимость торговли, в данном случае торговли больше с южными регионами Руси по известному пути из варяг в греки на юг и на юго-восток в сторону Владимира Суздальской земли, там покупался хлеб. Это был один из источников постоянных конфликтов, и когда Новгород вел себя плохо с точки зрения владимирских князей, то перекрывались торговые пути Новгорода и объявлялась блокада, в Новгороде возникали очень тяжелые ситуации. Это был способ экономического шантажа, санкций, так сказать, по отношению к Новгороду со стороны владимирских князей.

Но мы говорим о периоде раздробленности, и княжеский рынок был довольно широким, поэтому Новгород в этот период вплоть до образования единого русского государства под властью Москвы всегда мог пригласить какого-нибудь князя из Чернигова или Смоленска, который разбирался, решал вопросы с владимирскими князьями. Это была очень сложная система отношений, мы говорить именно о политической истории Новгорода подробно не будем, может, имеет смысл отдельно об этом поговорить. Но нас сейчас в большей степени интересует не южные связи Новгорода, а связи западные.

Посмотрите, пожалуйста, на карту, вы увидите там, что Новгород из всех крупных русских центров ближе всего находится к Западу. Сейчас я покажу, что имеется в виду: вот Новгород, соответственно Волхов, Ладожское озеро, Нева, Финский залив. Финский залив – это уже зона, где перекрещивались самые разные торговые интересы самых разных сторон. Сначала Скандинавия, западные славяне, потом появляется Ганза, и таким образом Новгород оказался включен в эту систему балтийских торговых связей.

Обычно, когда люди, не занимающиеся профессионально историей, начинают говорить об истории, они начинают представлять себе то, что замечательный французский историк Люсьен Февр называл историзирующей историей (некий цельный рассказ, история как рассказ о чем-то интересном или не очень интересном). На самом деле к истории, которой мы занимаемся, эта историзирующая история не имеет никакого отношения.

Не существует никакой истории, которая, как Коран, свалилась с неба в готовом виде. История представляет собой некий поиск, очень сложный и неоднозначный, в результате исследования исторических источников.

Классический распространенный взгляд на историю таков, что историк должен все знать и всем мог ответить. Но самое главное для историка что? Обычно отвечают: «Знать даты». Но, между тем, даты знать как раз не надо, поскольку это лишнее занятие. Ну, надо знать, когда было Ледовое побоище, или война 1812-го года, или сколько лет длилась Тридцатилетняя война, но все это можно посмотреть. Кстати, Столетняя война на самом деле не длилась сто лет, но это отдельная история. Все это можно посмотреть в справочнике, сейчас есть Интернет.

Надо знать не даты, а источники, уметь понимать, какие источники являются достоверными, какие нет. Это все гораздо сложнее и намного интереснее, чем знать даты. Вне источников нет истории. Постановка вопросов (то, какие вопросы мы можем поставить) по истории Новгорода исчерпывается источниковой базой , то есть теми источниками, которые у нас есть. Например, можно задать массу интересных вопросов о средневековом Новгороде, например: каков был экономический рост в Новгороде в разные эпохи? Поставить такой вопрос можно, но ответить на этот вопрос нельзя, потому что у нас нет источников, которые могут дать информацию по этому вопросу.

Но есть целый ряд вопросов, которые поставить можно. Для того чтобы понять, какие вопросы в принципе возможно ставить применительно к истории Новгорода, надо посмотреть, откуда мы знаем о Новгороде, и историки должны играть с открытыми картами. Сейчас я их буду постепенно приоткрывать.

Все, конечно, знают, что Новгород – это раскопки. Некоторые говорят, что археолог – это историк с лопатой. Я историк без лопаты. Хотя я участвовал в археологических раскопках, но не являюсь археологом. Не далее как этим летом мы нашим небольшим творческим коллективом побывали в Новгородской археологической экспедиции и много интересного там видели. Это первые масштабные раскопки, которые велись в Новгороде после Великой Отечественной войны.

Новгород был почти полностью разрушен во время войны, он подвергся жесточайшим разрушениям. Для искусствоведов и историков это все очень плохо, для археологов скорее хорошо, потому что был очищен центр и появилась возможность вести масштабные раскопки. Например, значительные открытия были сделаны именно на территории, которая до войны была застроена. Это территория Неревского раскопа.

Здесь можно посмотреть, чем уникален Новгород в плане археологии. Это культурный слой, его размер совершенно очевиден. Эта глубина культурного слоя уникальна не только для Руси, но и для всей северной Европы. Это новгородская мостовая.

Новгород – единственный древнерусский город с обнаруженной застройкой. В Киеве, который матерь городов русских, тоже ведутся раскопки, но там специфика почвы, более песчаной, чем в Новгороде. В Новгороде копать очень неприятно, там такой замерзший гумус, но для сохранности всяких культурных остатков этот тип почвы гораздо лучше, чем в Киеве, где сохранность гораздо хуже. Поэтому ни одного здания целиком в Киеве не раскопано, ни одного двора. Новгород – единственный древнерусский город, где раскопаны именно застройки.

У меня есть статья, посвященная попытке на основании застройки определить методами экстраполяции примерное количество жителей Новгорода на разных этапах его истории (не только на основе летописных полумифических свидетельств, а на основе свидетельств более конкретных). Археология может сказать очень о многом – о хозяйстве, о быте, о демографии, но не может сказать много об истории. Поэтому мы не можем обойтись без другого источника, который теоретически всем хорошо известен, а практически известен гораздо меньше, а именно летописи.

То, что мы видим здесь, – это факсимиле главной новгородской летописи, первой новгородской летописи. Вообще новгородское летописание отличается наибольшей сохранностью среди всех русских центров. Можно сказать, что наша традиционная история, наша москвоцентричность, если можно так сказать, наш исторический традиционный нарратив (Киев, Владимир, Москва) Новгород в значительной степени обходит, что с точки зрения профессионального историка выглядит довольно абсурдно, потому что как минимум половина данных, если не больше, которые мы имеем по истории средневековой Руси, относятся к Новгороду.

Но это отдельный вопрос, как так происходит, как так бывает. Это не только для нашей страны характерно. Это характерно для Франции, где исторический нарратив, который представлен в учебниках, в популярной литературе, идет от Галлии вплоть до президента Олланда, но обходит Бургундию и целый ряд других интересных вещей.

Но возвратимся к летописям. Важнейшими источниками для нас были и остаются летописи. Та же политическая история может быть реконструирована в первую очередь по ним. Но тут тоже есть масса всяких интересных вопросов.

Обычно люди, которые интересуются историей, думают, что летописи изучаются так: историк берет летопись и ее пересказывает, пишет, что в таком-то году было то-то. Так писали в приблизительно XVIII веке. Карамзин так уже не писал, тем более так не пишут сейчас, потому что стало ясно, что летописи – источник очень сложный, составной. Нет ни одной летописи, написанной за один присест.

Летописцы в свою очередь использовали разнообразные источники. Об одном и том же событии могут повествовать разные летописи. Надо разбираться, какая летопись старше, какая более достоверна. Этому посвящена специальная наука, точнее дисциплина, которая называется летописная текстология.

Вот Алексей Александрович Шахматов, знаменитый русский филолог, – основоположник летописной текстологии. Помимо того, что он был, наряду с Алексеем Ивановичем Соболевским, виднейшим русским лингвистом, он является еще и основоположником современного метода исследования летописей. Метод больших скобок, метод текстологии. Я не буду об этом подробно рассказывать. Он был признанным ученым в России и во всем мире, умер в 1920 году в Петрограде во время военного коммунизма от голода.

В чем заключается суть дела? Существует много методов текстологического исследования летописей. Чтобы понять, на какой текст надо опираться, главным методом является сравнение текстов (допустим, есть две летописи, которые говорят об одном и том же событии) и выделение наиболее раннего или общего текста, к которому они восходят, это так называемые протографы, то есть прототексты. Это делается с помощью сравнения, как я уже сказал. Я покажу потом конкретные примеры из моих собственных исследований, как это делается.

Сейчас текстуальные исследования дополняются исследованием лингвистических показателей – не филологических, не литературных, а именно лингвистических. Например, имеется два текста, в которых представлены разные грамматические формы, допустим – разные формы прошедшего времени, так называемые аористы реша и рекоша. Совершенно ясно, что такие вещи не могут делаться сознательно.

На основании сравнения таких лингвистических показателей можно установить авторов текстов, время написания тех или иных фрагментов новгородской летописи. Сначала выясняется, что новгородская летопись основывается на новгородском владычном архиепископском своде. Сначала она велась княжеским летописцем, потом на продолжении столетий владычными архиепископскими летописцами, то есть летописцами, работающими при архиепископской кафедре.

Забегая вперед, скажу, что в Новгороде архиепископ был не только духовным лицом, но и играл важную политическую роль, об этом я немного позже скажу. Вот сравнение текстов, подробно говорить не буду, покажу на одном примере. Обычно считается, что древнейшая летопись у нас – это «Повесть временных лет». Это отчасти так, а отчасти не так. Потому что как некий связный текст «Повесть временных лет» существует только в издании Дмитрия Сергеевича Лихачева. «Повесть временных лет» как отдельный памятник не сохранилась. Она дошла до нас в составе более поздних летописных сводов Лаврентьевской, Ипатьевской летописей и ряда других. Но, тем не менее, в составе сводов она и представляет собой некое единство.

По всей видимости, это не самый ранний летописный текст. В той же новгородской первой летописи сохранились фрагменты более раннего летописного текста, так называемого начального свода. «Повесть временных лет» – это начало XII века, это Киевский свод, а здесь в новгородской первой летописи отразились памятники более раннего времени, конца XI века, может, даже более раннего.

Как это все делается? Я просто приведу пример, он имеет непосредственное отношение к тому, о чем мы говорим, потому что речь идет о событиях 1015 года, о конфликте в княжеской семье Рюриковичей после убийства Бориса и Глеба, когда началась борьба между Святополком Окаянным и Ярославом в будущем Мудрым. Ярослав княжил в Новгороде, и эти летописные события связаны с первым упоминанием новгородского вече. Вече в Новгороде упоминается здесь в первый раз. Есть два разных описания, они совпадают, то есть явно восходят к одному и тому же тексту или как-то связаны, – в «Повести временных лет» и в новгородской первой летописи.

Грубо говоря, возникает вопрос: кто у кого списал? Или они списали у одного и того же автора? Вот вопрос, который нужно выяснить. Я не буду подробно объяснять, как это выясняется, но вы посмотрите на второй столбец. Посмотрите, что там написано: «и реша ему новгородци: «а ми, княже, под тобе идем». И собра вои 4000: Варяг бяшет тысяща, а новгородцов 3000, и поиде на нь» (Новгородская первая летопись) – это Ярослав собирает войско и ведет на Киев.

Далее в «Повести временных лет» мы видим: «И собра Ярослав варяг тысячу, и прочих вой сорок», уже тут некоторые отличия, а в других списках ПВЛ будет сорок тысяч, но это не самое главное. Понятно, что это ошибка, но вот что самое интересное: «И поиде на Святополка», а дальше он начинает молиться: «нарек бога, рек: (дальше идет отрывок из псалма): ‘Не я почах избивати’» и так далее. Дальше идет молитва: «Но суди мя, Господи…» – и в конце «и поиде на Святополка», то есть два раза повторяется «и поиде на Святополка», это явная вставка. Это показатель вставки, это очень яркий текстологический показатель вторичности текста. Вот такой я привел достаточно яркий пример. Именно этим занимаются историки, когда анализируют письменные источники, летописи.

Другой тип источников – это акты и грамоты. Существует целая дискуссия о том, что можно считать грамотами и актами, не будем сейчас в это вдаваться. Грубо говоря, это – все письменные источники, которые имеют отношение к законодательству, к решению правящих органов и т.д. Большая часть дошедших до нашего времени новгородских актов издана в сборнике «Грамоты Великого Новгорода и Пскова» который вышел в 1949 году. В состав этого сборника вошел целый ряд важнейших новгородских грамот, Новгородская судная грамота XV века (то есть свод законов), к сожалению, полностью не сохранившаяся, в отличие от Псковской судной грамоты.

Средневековый Новгород

Жалованные грамоты – основной жанр средневекового законодательства. Жалованные грамоты – это когда отдается определенная территория тем или иным знатным людям или монастырям. Только если в Москве или до этого во Владимире давал князь, то здесь дает Новгород, Великий Новгород жалует землю. Существовала формула «на вече на Ярославле дворе» – дается определенное пожалование. Например, самая хорошая подробная грамота с пожалованием на землю – это XV век, 1468 год, это пожалование Новгородского вече Соловецкому монастырю, где подробно описывается, кто именно принимал решение о выдачи этой земли и т.д. К актам относятся и международные договоры. Древнейшие сохранившиеся новгородские грамоты относятся к XII веку.

В настоящее время идет работа над новым изданием «Грамот Великого Новгорода и Пскова». Есть такая теория, я ее от одного коллеги недавно слышал: понятно, что применительно к истории древней Руси новые письменные источники найдены не будут, нужно заниматься новыми интерпретациями. Новые интерпретации – это замечательно, но это ерунда. Потому что новые источники есть и обнаруживаются. Обнаружены новые грамоты, лучше прочитаны старые.

Я принимаю участие в новом издании «Грамот Великого Новгорода и Пскова», там более сотни новых документов, обнаруженных за прошедшее время. Работают с грамотами на иностранных языках. Ряд договоров Новгорода, например, с той же Ганзой, о которой мы будем говорить через какое-то время, сохранился только на иностранных языках – на латинском, а еще больше на труднодоступном для понимания широкой аудитории средненижненемецком языке – это язык, на котором говорила Ганза. Вопреки своему названию, он имеет мало отношения к современному немецкому языку, который восходит к средневерхненемецкому языку. Верхний и нижний – это по течению немецких рек, например, Рейна, нижнее течение – верхнее течение.

Нижненемецкий – это северный немецкий язык, современный платтдойч. А верхненемецкий – это южный немецкий язык, предтеча современного немецкого языка. Язык Ганзы, условно говоря – ганзейский язык, – средненижненемецкий язык, его ближайшим потомком является современный голландский, нидерландский язык. Его мало кто знает, поэтому многие источники мало изучались, особенно в советское время, когда с иностранными языками было довольно трудно.

Я как раз работаю с грамотами на иностранных языках. Вот это пример новгородской грамоты. Это хороший почерк, грамота написана очень просто. Это редкий пример очень хорошо написанной грамоты, как раз по нашей теме. Дерпт – это современный Тарту, один из главных партнеров Новгорода. Это грамота городскому совету Дерпта, верительная грамота, как сейчас бы сказали. Верхняя ее часть написана на латыни, нижняя на средненижненемецком языке.

Есть, конечно, и всякие другие источники, например, жития святых и прочие, мы сейчас на них не будем подробно останавливаться. У них есть свои плюсы и минусы. Плюсы – это то, что они яркие, дают бытовые подробности, могут многое сказать об истории Церкви.

Есть достоверные жития святых. Житие Александра Невского, по всей видимости, было написано почти сразу по горячим следам после смерти Александра Невского. Но большая часть житий святых большой достоверностью не отличается, и не только потому, что они были поздно написаны, но потому, что житийная литература отличается стереотипностью, литературностью.

Например, в том же в принципе достоверном житии Александра Невского говорится, как во время Невской битвы Александр Невский нанес рану некоему выдающемуся королю римской части, которого, конечно, там не было и в реальности быть не могло. Вот такой момент, связанный с достоверностью.

Как вы поняли, мои любимые источники по истории Новгорода – это источники документальные. Это берестяные грамоты – самый популярный новгородский источник, но далеко, на мой взгляд, не самый важный. Хотя открытие новгородских берестяных грамот в 1951 году – открытие глобального значения в изучении древнерусской письменности, и они нам сообщают много всего важного.

Например, верхняя прорисовка – это любовное письмо. Барышня пишет молодому человеку и назначает ему свидание. Конечно, ничего подобного мы не можем прочитать ни в летописях, ни в документах, ни в житиях святых, а в берестяных грамотах можем. Берестяные грамоты очень важны с точки зрения изучения быта, ментальности, представлений, повседневной жизни, но по своему значению все-таки это далеко не самый важный, хотя и очень интересный источник. Есть еще эпиграфика. Не надо никогда делать то, что делали средневековые новгородцы.

Вы знаете, что существует такое представление, что мораль с каждым годом ухудшается. Это стена церкви Спаса на Нередице, XII век. Это граффити гвоздем, новгородцы всякое разное писали на стенах. Мы с ассистентом были прошлым летом в башне Софийского собора в Новгороде, там тоже все исписано граффити. В основном всякое благочестивое писали: «Господи, помози рабу такому то», но и всякое другое тоже писали. Например, здесь написана довольно странная вещь. Кто догадается, что это, получит пирожок от организаторов мероприятия. Не надо стесняться, ничего страшного в этом нет.

Написано: «Не по у се ч пя су». Что это такое? Я не сразу отгадал, когда мои коллеги, которые занимаются новгородской эпиграфикой (Алексей Алексеевич Гиппиус, Александр Михайлович Михеев), задали эту загадку. Я минут двадцать ломал голову, а потом догадался, что имеется в виду. Видите, написано: «Не по у се ч пя су». «Посечь», «высечь» – сразу первое предположение, но на самом деле все гораздо проще. Это своего рода ребус, такой типа аббревиатуры «не по у се ч пя су». Не догадались?

Неделя, понедельник, увторник, середа, четверьг, пяток (пятница), суббота. Кто-то написал нечто вроде календаря. Зачем? Это отдельный вопрос. Это такой кунштюк. Сейчас активно идет изучение именно эпиграфики. Готовится к изданию свод эпиграфических памятников. Недавно в Юрьевом монастыре были найдены отрывки летописного содержания, выцарапанные на стене, на штукатурке Георгиевского собора Юрьева монастыря, что существенным образом дополняет наши знания о политической истории. Но это редкость, конечно. В основном: «Господи, помози рабу…».

Иногда упоминаются какие-то исторические имена, все это важно для лингвистов. Относительно недавно среди памятников эпиграфики были открыты глаголические надписи. Древнейшей славянской азбукой была вовсе не кириллица, и Кирилл и Мефодий не создавали кириллицу, это сделали ученики Кирилла и Мефодия. Кирилл и Мефодий изобрели какую азбуку? Глаголицу. Были найдены глаголические надписи, что довольно интересно, потому что они очень ранние и быстро исчезли, а в Новгороде это сохранилось.

И, наконец то, чем я больше всего занимаюсь. Вот эти замечательные бородатые ребята кто такие? Это новгородцы. Но их изображения находятся не в Новгороде, а в Германии, в городе Штральзунде, это ганзейский город. Штральзунд находится на севере Германии, современная земля Мекленбург – Передняя Померания. Это один из ганзейских центров, который торговал с Новгородом

Ганзейский союз торговых городов в законченной форме сформировался в XIV веке. Фактически этот союз немецких торговых городов севера Германии начал складываться в XII веке, и еще до образования этого союза Новгород поддерживал тесные торговые отношения с немецкими и скандинавскими городами на Балтийском море.

Существует точка зрения, активно сейчас внедряемая в общественное сознание, что отношения между Русью, потом Россией и Западом были всегда плохими. Это сопровождается разными любопытными комментариями, но, как правило, не приводится никаких объективных данных для этого. Например, говорится, что были войны, Россия воевала с теми-то и теми-то, но тщательно обходится вниманием вопрос о том, что когда Россия или Русь воевала с какими-то западными государствами, то воевала она как раз практически всегда в союзе с другими западными странами.

В действительности, конечно, в отношениях Новгорода с Западом идиллии никакой не было. Отношения были самыми разными, неоднозначными, были и конфликты, разумеется, но было и другое, все обстояло гораздо сложнее. На протяжении сотен лет в Новгороде существовали иноземные дворы, как бы представительства, конторы заморских – сначала скандинавских, потом и немецких – купцов.

Самым древним из этих иноземных дворов в Новгороде был так называемый Готский двор, который назван не от немецкого племени готов, а от острова Готланд, который находится в Балтийском море и который играл важную роль в раннее Средневековье в торговле на Балтике. Сначала это были купцы скандинавского происхождения, потом их вытеснили немцы и на самом Готланде, и они в Новгороде основали Готский двор.

В отличие от Немецкого двора, о котором мы будем говорить позже, Готский двор раскопан. К сожалению, раскопки носили охранный характер, сейчас на месте Готского двора находится гостиница «Россия», аляповатое здание семидесятых годов. Раскопки не были закончены к моменту строительства этого чрезвычайно важного объекта. Но, тем не менее, кое-что найти удалось. Удалось найти само место, где находился Готский двор вплоть до XIV века.

Это был готландский двор, а потом от него название одно осталось, его арендовала Ганза. Ганзе два двора принадлежало – собственно Ганзейский двор и Готский двор. В конце XII или в первой половине XIII века был основан уже и Немецкий двор святого Петра в Новгороде, второй иноземный двор или Петров двор, который так назывался по церкви святого Петра (конечно, западной Церкви), находившейся на нем. Оба двора находились в самом сердце Новгорода, на его торговой стороне, которая отделялась от противоположной, Софийской стороны рекой Волхов.

Известно, где находился и Петровский двор, но пока потому, что там стоят дома, раскопок не проводилось. Археологи хищно нацеливаются на эту территорию, но пока еще раскопок не было, а вот Готский двор отчасти раскопан. Вот это Новгород, собственно говоря – две стороны. Слева – Торговая сторона, справа – Софийская.

В Новгороде было два центра, хотя это был единый город, условно говоря – как Буда и Пешт, не один центр, как в Москве, а два центра. Вот это самый Ярославово дворище и Торг. Ярославово Дворище – это центр политической и хозяйственной жизни Новгорода. Назван он так, потому что там находился по преданию двор Ярослава Мудрого.

То, что вы сейчас видите спереди, – это аркада Гостиного двора, XVIII век. Вон там, в глубине, виднеются главы Николо-Дворищенского собора. Именно у стен Никольского собора собиралось вече. Где-то лет десять тому назад он был отреставрирован (он находился в очень плохом состоянии) на средства бывших ганзейских городов, это такой был подарок Новгороду от союза бывших ганзейских городов.

В 1968-1972 годах на предполагаемом месте Готского двора были организованы раскопки, подтвердившие, что этот Готский двор находился именно там, к югу от Ярославова дворища, примерно там, где находится аркада более позднего Гостиного двора. В ходе этих раскопок были найдены нетипичные для русских земель находки. Была, в частности, найдена уникальная берестяная грамота конца XIV – начала XV веков на латинском языке. Видно, как новгородская традиция письменности влияла и на новгородских партнеров. Они тоже стали использовать бересту для писания. Здесь представлены отрывки из богослужебных текстов, ничего там интересного нет, но интересен сам факт того, что они тоже использовали бересту.

Чем был интересен Новгород западным партнерам, в частности Ганзе? Прежде всего, торговлей. В чем была уникальность Новгорода, почему был нужен Новгород? Кто может ответить на этот вопрос? Что вывозили из новгородской земли в Западную Европу? Совершенно верно.

Когда мы открываем школьный учебник по истории, там самые разные вещи можно прочитать. Например, можно прочитать, что из Новгорода вывозили хлеб, соль. Вплоть до конца XV века по сути дела было два товара, которые вывозили из Новгорода, но эти товары были настолько ценны для западноевропейских партнеров Новгорода, что они с лихвой окупали то, что покупалось в Западной Европе.

Во-первых, пушнина. Вы видели карту Новгорода, вообще освоение русского севера и в культурном, и хозяйственном смысле началось именно новгородцами. Русский север издревле имел тесные связи с Новгородом, с Новгородской республикой. Какой-то мех в Европе был, но русская пушнина была необходима для изготовления теплой, но самое главное – дорогой и модной одежды для представителей высших слоев общества. Поэтому они готовы были платить очень дорого за такие высококачественные товары.

А второй товар? Воск. Воск был необходим для изготовления свечей, которые требовались в больших количествах, прежде всего качественных свечей, потому что в простых домах для освещения использовалось масло, жир, но пахли они плохо в отличие от натурального воска, который был необходим для храмов, где должно было пахнуть очень хорошо.

Сам Новгород был выгодным рынком сбыта западноевропейских товаров, прежде всего – высококачественных тканей, соли (тогда соль ввозилась в Новгород, хотя в новгородской земле есть месторождения соли, это прежде всего Старая Русса, тогда просто Русса). Поэтому немецкое купечество постоянно присутствовало в Новгороде вплоть до падения новгородской независимости.

В лучшие годы в Новгороде находилось сто пятьдесят и даже двести немецких купцов, что даже по современным меркам весьма серьезное торговое представительство, то есть контакт был постоянным. Двор святого Петра был закрыт московским великим князем Иваном III после присоединения Новгорода к Москве в конце XV века. Готский двор тоже примерно в это же время перестал использоваться.

Мы опять возвращаемся к нашим друзьям из Штральзунда, это те же самые новгородцы. Эти деревянные панели были изготовлены в немецкой церкви святого Николая в Штральзунде, и на них изображены новгородцы, то есть это были реальные постоянные бытовые сюжеты. Вот новгородцы приносят к двору святого Петра свои товары. Там они их добывали, а здесь они их приносят, тот же самый воск скорее всего. А тут ведется торговля. Такой замечательный бытовой сюжет, который очень ярко нам показывает, какое место новгородская торговля занимала в жизни ганзейских городов.

Такие крупные конторы, как в Новгороде, у Ганзы были только в трех городах, я их сейчас назову – и вы сразу поймете, какое значение имел Новгород для ганзейской торговли. Это Брюгге (тогда фландрский), Лондон и Берген (в Норвегии). Это крупнейшие торговые центры того времени.

Пребывание немецких купцов в Новгороде сопровождалось неизбежными конфликтами на почве торговых споров или ссорами бытового характера. Это очень хорошо для нас, историков, потому что благодаря этому мы имеем большую документацию, связанную с разбирательствами, тяжбами, судебными делами. И все эти вопросы отражаются в переписке между новгородскими политическими институтами и ганзейскими. Внутренние переписки между ганзейскими городами северной Германии, ливонскими городами.

Сначала в Ганзе за новгородское направление торговли отвечал Любек, главный ганзейский город. Потом эта миссия перешла, когда они получили соответствующее развитие, к более близким территориально к Новгороду ганзейским городам Ливонии – это Рига, Дерпт (современный Тарту) и Ревель (современный Таллинн). Поэтому архивы Риги и особенно Таллинна – это замечательный резервуар для пополнения наших знаний о средневековом Новгороде, до сих пор полностью не исчерпанный. Берестяные грамоты все знают, а ганзейские документы, написанные на средненижненемецком языке, официальном языке Ганзы, содержат не менее, а, может, и более важную информацию об истории Новгорода. Так, что у нас со временем? Меня можно остановить в любой момент, можно задавать вопросы.

Этот документ выглядит непритязательно, а между тем это важнейший источник. Это 1331 год. Немецкие купцы в Новгороде сообщают в Ревель по инстанциям о конфликте, который произошел у них с новгородцами.

Между немцами и русскими возникла распря вот таким образом. Немцы, которые находились на Готском дворе, должны были отправить своих слуг на двор святого Петра для варки пива. Русским было сообщено, что немцы отправили на двор церковных ночных сторожей. Немцы шли назад на Готский двор и проходили между деревянной церковью и гридницей (это такой амбар). Когда русские заметили немцев, которые остановились у гридницы, то побежали туда и били немцев, а немцы защищали себя. Тут немцы были побиты, и они кричали: «Люди, выходите».

Это заметили немцы, которые стояли на Готском дворе и на других дворах, и побежали туда с дубинами и мечами. Там немцы и русские были ранены, один русский погиб. Тут бросились немцы все вместе в Готский двор и оставались в нем ночью. Утром каждый пошел обратно на свой двор, где все находились внутри. Тут немцы были предупреждены русскими, которые были их друзьями, чтобы они отнесли свое имущество в церковь и пошли все вместе на двор святого Петра, так как могла случиться беда. Русские все вооружились.

Тогда немцы поступили в соответствии с советом русских, которые их предупреждали, то есть их друзей. (Ни в какой берестяной грамоте мы ничего подобного не прочитаем.) Тогда русские созвонили вече, то есть зазвонили в вечевой колокол, и стали народ собирать. И принесли мертвого русского на это вече. Тут пришли все новгородцы, вооружившись, с развернутыми знаменами, на вече на княжеский двор.

Вот такая вот история. Дальше там подробно все описывается, во всех деталях. Как русские требовали компенсации у немцев. Как побежали назад на вече. Как немцы заперли свой двор, а после этого пришли русские с вече с оружием и знаменами и рубили ограду и ворота Немецкого двора и так далее. Только при помощи новгородского князя, который прогнал эту толпу новгородцев со двора, удалось несколько успокоить ситуацию. Потом долгое время велись муторные переговоры между разными новгородскими инстанциями, которые требовали денежную компенсацию у ганзейских купцов за нанесенное новгородцам несчастье. Разные инстанции требовали разное. Это для нас очень хорошо, что упоминаются разные органы власти. Посадник требовал одно, тысяцкий другое, вече третье.

Раз уж мы упомянули разные политические институты органов власти, уместно поговорить о политическом устройстве Новгорода и вообще о его истории. Почему Новгород является Новгородом? Этимология этого топонима весьма простая и очевидная: новый город.

Это-то просто, но возникает вопрос, где находился и что такое старый город, по отношению к чему Новгород является новым? Есть какие-нибудь предположения? Да, Ладога, такое предположение высказывалось. Еще есть какие-нибудь гипотезы? Уже понятно, раз я показал Рюриково городище, это можно уже не называть.

Выдвигались самые разные точки зрения, и более популярна была Ладога. Имеется в виду не Новая Ладога, а Старая Ладога, которая является сейчас деревней Ленинградской области.

Довольно популярна теория Валентина Лаврентьевича Янина, крупнейшего специалиста по истории Новгорода, что Новгород является новым по отношению к тем поселкам, которые существовали на его территории и из которых выросли впоследствии новгородские районы, концы. Разные есть теории.

Например, есть такой город Ольденбург в Германии, который был исторически Старград, это его славянское наименование. И есть теория о переселении западных славян на территорию будущей новгородской земли, дескать, они перенесли традицию этого Старграда и потом основали Новгород. Много разных теорий.

Но есть некая закономерность, немножко смешная: очень часто бывает так, что самое старое имеет название нового. Например, те, кто из вас бывал в Париже, знают, что самый древний мост в Париже называется Пон-Неф, Новый мост. Поэтому мы не можем сказать, по отношению к чему Новгород является новым. Но зато мы можем сказать, что тот летописный Новгород, который упоминается уже в IX веке и в который приплыл Рюрик и его коллеги, не был тем Новгородом, который находится на том месте, где сейчас он находится, и который раскапывают археологи.

Почему? Потому что по археологическим данным современный Новгород возник не ранее первой трети середины Х века. Тем не менее, Новгород упоминается в летописях и не только в летописях. Можно сказать, что летопись – источник не очень достоверный, но Новгород упоминается и в иностранных источниках, например, в сочинении императора византийского Константина Багрянородного, который был современником событий начала Х века, о которых он писал в своем сочинении «Об управлении империей» (De administrando imperio). Там упоминается Новгород, говорится, что там княжил Святослав, сын Игоря, убитого древлянами.

По распространенной точке зрения, тот Новгород, который упоминается в раннем летописании, находился на территории Рюрикова городища в нескольких километрах от Новгорода, там найдены значительные находки более раннего периода (IХ века), в основном норманнские и скандинавские, что коррелирует с летописными данными о призвании варягов.

То, что мы видим сейчас, это остатки церкви Благовещенья на Городище, которая была построена гораздо позже, в XII веке, и была разрушена во время войны. Сейчас там идут раскопки, принесшие очень существенные результаты. По-видимому, летописное предание о призвании варягов следует связывать с Рюриковым городищем, но не с самим Новгородом, ныне существующим.

Впоследствии центр был перенесен из Рюрикова городища в Новгород. Почему это получилось – вопрос сложный в силу того, что для такого раннего периода с источниками дело обстоит неважно, тут что-то утверждать весьма сложно.

Существует любопытная точка зрения, основанная на неких параллелях с тем, что происходило в близкой в культурно-историческом отношении Чехии, где была похожая ситуация. Был Вышеград (кто из вас в Праге был, может быть, знает, что этот древнейший центр Праги, где жили Вацлав, Людмила, находился не на Пражском граде, а в нескольких километрах, то есть мы видим то же соотношение, как Новгорода и Рюрикова городища), сейчас он находится в черте Праги, но не в черте средневековой Праги.

Потом центр был перенесен в Прагу, где находился племенной центр местного племени чехов. Там проходили местные племенные собрания. Чтобы утвердить там княжескую власть, князья перенесли из Вышеграда центр в Прагу. Есть точка зрения, что примерно то же самое происходило в Новгороде. На территории самого Новгорода довольно мало скандинавских находок, там, в основном, славянские находки, связанные с общностью новгородских словен, или ильменских словен, как их еще иногда называют. А центр княжеской власти находился, по-видимому, изначально на Рюриковом городище и только потом был перенесен в Новгород.

Это драккар – варяжская ладья из одного из скандинавских музеев, на таких ладьях приплывали те люди, о которых Алексей Константинович Толстой написал свою балладу:

«Я пью за варягов, за дедов лихих,
Кем русская сила подъята,
Кем славен наш Киев, кем грек приутих,
За синее море, которое их,
Шумя, принесло от заката».

От заката значит «от запада». Новгород становится уже с самого начала важнейшим центром Древней Руси. Именно отсюда распространяется, согласно начальному летописанию, власть Рюриковичей. Матерью городов русских является, конечно, Киев. Термин «столица» не применим к Средневековью, но, условно говоря, когда столица оказывается в Киеве, Новгород остается важнейшим центром власти Рюриковичей на северо-западе.

Это хорошо знакомый многим Георгиевский собор Юрьева монастыря в Новгороде, точнее – под Новгородом, замечательное место. Почему я его показываю? Не только потому, что он очень красивый и там сделаны те совершенно уникальные находки, о которых я уже говорил. Прежде всего, что в нем поражает? Он очень большой. Это начало XII века. В дальнейшем в Новгороде мы не увидим таких громадных зданий. Софийский собор еще более ранний, это XI век, а Георгиевский – начало XII века, это, конечно, княжеское строительство.

Можно сказать, что это последние княжеские постройки в Новгороде. Вплоть до конца XI–первой трети XII века в Новгороде правит князь из рода Рюриковичей, как правило, старший сын киевского князя, формально, а иногда и не формально подчиняющийся киевскому князю.

Традиционно считается, что новгородская независимость начинается с 1136 года, когда, как писали в раннее советское время, происходит новгородская революция, то есть свержение княжеской власти в той форме, в которой она существовала до этого, и устранение зависимости от Киева. Эти события действительно очень важны, потому что тогда происходит публичное изгнание новгородского князя Всеволода Мстиславича, внука Владимира Мономаха, из Новгорода. Новгородские князья остаются, но князь из единоличного правителя превращается в республиканское должностное лицо, в одного из республиканских магистратов, причем не самого главного.

Тем не менее, процесс складывания новгородской самостоятельности был гораздо более длительным и сложным. Например, избрание посадников, высших должностных лиц. Вообще посадник – это наместник киевского князя. Там, где не было князей, когда не хватало княжеских сыновей, чтобы править в каком-то городе, туда назначался боярин в должности посадника. Так же было и в Новгороде до поры до времени, но уже с конца XI века новгородцы на своем собрании – вече – избирают себе посадников сами, и киевские князья вынуждены с этим мириться.

Новгородское вече, то есть собрание новгородских горожан, упоминается впервые в 1015 году. Другие должностные лица в Новгороде начинают избираться позднее. В середине XII века начинает избираться тысяцкий – это должностное лицо, которое занималось сбором налогов, судом по торговым делам. Как раз делами с Ганзой ведал тысяцкий, а также занимался и рядом других вещей. И третья важнейшая новгородская магистратура – новгородский архиепископ.

Если останется время, я расскажу, в чем тут специфика, потому что, во-первых, архиепископ новгородский избирался на вече и только потом поставлялся митрополитом, а во-вторых, он был не только духовным лицом, но и республиканским магистратом.

Постепенно в XII-XIII веках формируется специфический новгородский политический строй, который, как правило, называется республиканским, и, как мне представляется, совершенно справедливо. Только надо иметь в виду, что эта республика была республикой не современной, а республикой средневековой. Поэтому Новгород надо сравнивать не с современными нам республиками, а с современными Новгороду средневековыми городскими республиками Европы. И здесь открывается богатое поле для сопоставления.

Я не совсем согласен с тем, что я здесь показываю, потому что я не сам нарисовал эту схему, а взял эту схему из интернета. Но для простоты можно с этим согласиться. Действительно, высшим органом власти было вече, на вече избирались высшие должностные лица Новгорода.

Вы знаете, кто сейчас называется архимандритом, это – почетное звание, почетный титул настоятелей крупных, значимых монастырей или просто почетный титул более высокий, чем игумен. Но в Древней Руси все было немножко не так. То есть так тоже было, но существовал еще и просто архимандрит, архимандрит в Новгороде – это был как бы главный монах, руководитель всего новгородского черного духовенства. Как правило, им избирался игумен одного из крупнейших новгородских монастырей, например, Юрьева монастыря или Антониева монастыря, и он тоже избирался на вече.

И был князь. Князя не избирали на вече, его приглашали из того или иного древнерусского княжества. Но функции князя в Новгороде были весьма ограничены. Обычно в учебниках можно прочитать, чем занимались новгородские князья. Чем они занимались? Сразу вспоминается замечательный фильм Эйзенштейна «Александр Невский»: «Вставайте, люди русские…». Там изображены гнусные новгородцы, которые обижают Александра Невского, бояре там плохие, конечно, а простой народ хороший. Изображается такая вот сусальная картина.

В действительности все было несколько сложнее. В обыденном сознании князь в Новгороде командует войском, но это была не главная функция князя. Главная официальная, юридическая функция князя – участие в совместном суде с посадником. Высший суд вершился в Новгороде посадником и князем. Конечно, не ими лично, а их представителями. Ну и, когда было нужно, князь командовал войском, возглавлял свою дружину, которую приводил с собой, и новгородское ополчение.

Несколько слов хотелось бы сказать о системе выборов в Новгороде. Как выбирались должностные лица? Приведу цитату из ганзейского документа 1439 года:

«Кроме того, знайте, – пишут немецкие купцы своему начальству, ревельским магистратам, – что у нас здесь большие неудобства в Новгороде от посадника и тысяцкого.

Как раньше, так и теперь, когда новый посадник или тысяцкий возводится (то есть избирается), они хотят иметь подарки и дары и говорят, что это их обязанность. Если мы их всех будем одаривать, то двор святого Петра будет нуждаться в большом количестве денег, так как они их возводят и смещают по своему усмотрению. Будьте добры, поговорите об этом с этими послами, которые к вам прибудут из Новгорода, или напишите это Великому Новгороду (то есть вечу), так что для нас по возможности бы это изменилось».

Что имеется в виду? Происходили выборы, и вопросы того, что сейчас называется откатом, ганзейским купцам приходилось решать весьма часто, в этом определенная специфика республиканского устройства. И они, естественно, из-за этого страдали. В том самом документе 1431 года показано, как новгородские должностные лица требовали разных багряных платьев, еще каких-то тканей за то, чтобы решить вопрос гуманным образом.

Новгород имел достаточно сложную структуру. По сути дела Новгород представлял собой корпорацию, состоящую сначала из трех, потом из четырех, потом из пяти кончанских организаций. Собственно, новгородское вече – это было собрание кончанских организаций. Концы – это своего рода районы города, но не просто районы, а определенные кланы, которые управляли соответствующими районами.

Новгород делился сначала на три древнейших конца – это Людин конец, Неревский конец, Славенский конец, потом в XIV -XV веках появились два других – Загородский и Плотницкий концы. В каждом конце собиралось свое кончанское вече. Каждое кончанское вече избирало своего кончанского старосту, или кончанского посадника. Концы делились на улицы, на каждой улице собиралось свое собрание, и на каждой улице избирались свои уличанские старосты.

В летописях об этом прочитать нельзя, потому что летописцы интересуются вопросами высокой политики. А вот ганзейский документ почитаем. В одном из ганзейских документов говорится о том, как немецкие купцы в Новгороде пишут бургомистру Ревеля об очередном конфликте с новгородцами. Там имел место спор, как бы мы сейчас сказали, хозяйствующих субъектов. Строились новые ворота на Готском дворе, а это не нравилось жителям Михайловой улицы, как у нас на садовых участках часто бывает, спорили, кому принадлежит эта земля. Жители Михайловой улицы были этим возмущены и организовали нечто вроде акции протеста. Я цитирую:

«Пошли люди с улицы святого Михаила и вызвали посадника и тысяцкого, и уселись напротив ворот перед церковью святого Михаила. И устроили там большое собрание (как пишут немцы – «легкомысленной партией»). И вот послали посланников к приказчику двора».

Приказчик двора – это должностное лицо, которое выбиралось самими немецкими купцами для решения вопросов хозяйственных и управленческих. Понятно, что собрание «легкомысленной партии» – это собрание коллективов уличан, уличанское вече по вопросу, как бы мы сейчас сказали, ЖКХ.

Есть замечательное описание новгородского общегородского веча, посвященного конфликту, который тоже был связан с новгородским Немецким двором, а именно с вопросом о прокладке дренажной трубы. Немецкие купцы хотели проложить дренажную трубу, как известно, почва в Новгороде очень влажная, там надо постоянно откачивать воду. И эта труба должна была пройти по чьим-то землевладениям, усадьбам. Начали протестовать, все это дошло до уровня всеновгородского веча. В учебниках и даже в летописях об этом не прочитаешь, это живая ткань новгородской жизни.

Скажу несколько слов уже в заключение, хотя у меня еще осталось на час или на два всяких любопытных рассказов. Но, поскольку мы находимся не где-нибудь, а в лектории «Правмира», скажу несколько слов о новгородской Церкви.

Я уже говорил о том, что это Софийский собор, кафедральная Церковь Новгорода, место, где служил новгородский владыка, новгородский архиепископ. Новгородский архиепископ был не просто духовным лицом, он играл роль республиканского магистрата. В частности, именно он был, выражаясь современным языком, министром финансов Новгородской республики. Именно он держал казну, архив и ведал всеми важнейшими вопросами.

Он избирался на вече, но избирался как? Мы точно не знаем, как на вече избирались магистраты светские – посадник и тысяцкий, нет таких данных. Разные гипотезы высказывались. Если вы приедете в Новгородский музей, вы увидите там избирательный бюллетень. Там он выставлен под стеклом. Это берестяная грамота с перечнем имен – Ивашка, Петрушка и прочее, и там написано, что это избирательный бюллетень, грамота номер 298, но вы не верьте, это не избирательный бюллетень, а скорей всего список каких-то должников.

Разные другие мнения высказывались, данных нет, я лично считаю и доказываю, что, скорее всего, светские должностные лица избирались с помощью аккламации, грубо говоря – выкликиванием.

Вообще средневековая демократия не предусматривает тех процедур уважения прав меньшинства, которое существует или, по крайней мере, теоретически существует в современной демократической системе. Так было не только в Новгороде, так было везде – и в древних Афинах, и в швейцарских кантонах.

Средневековая демократия носила добровольно-принудительный характер. Это отдельная, чрезвычайная тема, которой можно отдельное заседание посвятить, связанная с тем, что средневековый политический коллектив мыслился не как общество, состоящее из индивидов, а как некая коллективная личность, которая не может раскалываться. Конечно, постоянно происходили конфликты, раздоры, доходило до схваток, но теоретически это осмыслялось как нечто абсолютно недолжное, не легитимизировалось в политическом сознании, считалось абсолютно неправильным. С этим связаны своеобразные процедуры принятия решений.

Что касается посадников и тысяцких, то где-то уже к концу XIV века и особенно в начале XV века они стали размножаться. Тысяцких и посадников становилось все больше и больше – таким образом разрешались конфликты, от какого конца должен был быть посадник. Когда он один, начинается свара. Поэтому было решено: пусть их будет пять, а потом было решено, что будет посадников еще больше, но будет один главный, степенной посадник. Он должен будет меняться каждый год.

Потом степенные посадники с середины XV века стали меняться раз в полгода, чтобы каждый конец, каждый район, каждая территориальная корпорация Новгорода имела доступ к этой высшей должности. Понятное дело, с архиепископом так не сделаешь, его нельзя менять, он должен занимать свой пост в идеале до смерти или до добровольного отречения. На практике их, конечно, и убирали, и свергали, и вынуждали уходить на покой, но в принципе это было сложнее сделать, чем со светскими магистратами.

Поэтому как избирали архиепископов? Избирали их жребием. Это отрывок из летописи, 1388 год, здесь подробно описано, как избирали архиепископа. Можно посмотреть, тут подробно описывается процедура. Есть сообщение о том, кто тянул жребий. В одном случае – слепец, то есть слепой тянет жребий, чтобы не видеть кто, чтобы не было никаких злоупотреблений. Еще есть упоминание о том, как жребий тянет ребенок. Что характерно – не только такие вопросы решались в Новгороде жребием.

Что мы видим здесь? Это типичная постройка эпохи новгородской независимости, церковь Симеона Богоприимца в Зверевом монастыре, вторая половина XV века. Когда был мор в Новгороде, была построена так называемая обыденная церковь, за один день, конечно, не эта, каменная, а деревянная, на месте которой была построена потом эта каменная церковь. Там сохранились росписи, фрески. Обратите внимание на них, они очень интересны, там много изображений святых, такой корабль со святыми.

Зачем это было сделано? Это поминальная церковь в память умерших в мор, то есть все святые изображены, очень своеобразная иконография. К чему я это упомянул? К тому, что в 1367 году, как раз, когда строилась обыденная церковь на месте будущей церкви Симеона Богоприимца, собралось вече для того, чтобы решить вопрос, какому святому посвятить этот храм, который собирались строить для избавления от мора, и тоже решали это по жребию:

«И возблагодарив Бога, архиепископ владыка Иона, и возвестив Великому Новгороду, и знаменав (то есть написал) 3 жребий: 1-й Божий, 2-й Симеона Богоприимеча, 3-1 Ануфриев, и положи на престоле и служив литургию… и вшедши архиепископу владыке Ионе к народу в вече, и благословив народ… и множество народа во умилении: Господи помилуй. И вынесоша жребии от престола, и просмотрев архиепископ владыка Иона жребий Божий, и возблагодариша Бога, и вынесоша 2-й жребий Ануфриев, а Симеона Богоприимеча жребий на престоле оста…».

Таким образом, в этом голосовании выиграл Симеон Богоприимец, и было решено освятить храм во имя этого святого.

Давайте подходить к концу. Я тут пропущу много всякого интересного, покажу некоторые картинки. Это изображение святого Николая в Штральзунде, уже снаружи. Николо-Дворищенский собор крупным планом, где собиралось вече. Это не трактир в Новгороде, это какой-то чешский трактир, просто для вашего представления, как мог выглядеть трактир на Немецком дворе. В 1412 году немецкие купцы в Новгороде сообщали в Ревель:

«Любимые друзья, русские так же все время ставят перед нами вопрос о трактире, который держит приказчик двора, а именно о беде, которая может произойти из-за этих русских, которые здесь ходят на двор пить пиво немецкое».

И купцам кажется полезным, чтобы трактир упразднили, потому что новгородцы, не будь дураками, ходили на двор в этот трактир, хотя это было строжайше им запрещено и ганзейскими купцами, и Новгородом.

Это очень яркий показатель для историка. Если запрет постоянно повторяется, это значит, что это происходит. Это совершенно однозначное свидетельство. Вопреки всем запретам немецкое пиво, варившееся на дворе святого Петра, оказалось столь притягательным для новгородцев, что никакие запреты этому знакомству не могли помешать. И, конечно, такие личные контакты не могли не приводить к формированию представлений, весьма отличающихся от официальной строгости, от всяких проклятий официальных и прочих.

Тут вот Бургундия, Дижон, замечательный город во Франции. Многие из вас читали роман Вальтера Скотта «Квентин Дорвард», это примерно про это. Можно долго говорить, теоретизировать на тему института веча, социально экономического фактора, Новгорода и Запада, ставить и решать разные глобальные проблемы. Я просто две цитаты приведу, и на этом закончим.

В 1413 году Бургундский герцог Жильбер де Ланнуа побывал в Новгороде. Как раз столетняя война идет, великая культура бургундская, бургундское возрождение – это все примерно тогда происходит. Он называет Новгород вольным городом и владением общины и пишет:

«У русских Великой Руси (так он называет новгородцев) нет других господ кроме тех, которые меняются по очереди так, как хочет община», подтверждая то, что мы с вами уже читали. Ниже он уточняет: «И у них есть два должностных лица – тысяцкий и посадник, которые являются правителями вышеуказанного города. Каковые правители переизбираются год от года».

Специалисты по бургундскому политическому языку подтверждают, что он описывает Новгород в тех же понятиях, которые использовались в его родной Фландре. Вот вы видите, это не современная Бургундия, а великое герцогство Бургундское, оно состояло из двух основных территорий – современная Бургундия (вот Дижон и то, что вокруг, там делается замечательное вино), и тогдашние, будущие испанские Нидерланды, то есть Бельгия, Нидерланды, Люксембург и часть северной Франции. Самая развитая часть тогдашней северной Европы и, может быть, всей Европы.

Жильбер де Ланнуа описывает Новгород и его политическое устройство в тех понятиях, какие применялись для описания устройства Гента и Брюгге.

Где-то в XVI веке происходит перелом, когда на Западе начинают Русь описывать в других понятиях, которые потом приводят к известному образу Ивана Грозного. И по направленности этого описания Русь – это деспотизм, там все ужасно.

И, наконец, еще один пример. Это Зал Большого Совета во Дворце дожей в Венеции, я думаю, что многие там были. Немецкий хронист, автор «Хроники Констанцского собора» (на котором судили Яна Гуса, в результате чего он был сожжен; там масса других вопросов обсуждалась, были представители Великого Княжества Литовского и представители некоторых русских земель, в том числе Новгорода) Ульрих фон Рихенталь пишет о том, что там были представители Новгорода.

Ему было известно (как предполагается, от самих новгородских послов), что город называется Великим Новгородом, что это самоуправляющийся город, что он выбирает герцога, как венецианцы. «Герцог» в данном случае применительно к Новгороду скорее всего «тысяцкий». Тысяцкого ганзейские купцы называли hertog, это был стандартный перевод, но применительно к Венеции герцог – это дож, потому что дож (это итальянское слово) восходит к слову дукс, по-латыни – герцог.

Когда хронист Ульрих фон Рихенталь попытался понять, что такое Новгород, он поговорил с новгородскими послами и понял: ну да, это примерно как в Венеции. Такой любопытный момент. Более того, сами венецианцы, современники новгородской независимости, описывали Новгород как самоуправляющуюся коммуну.

Венецианский дипломат Амброджо Контарини, побывавший в 70-е годы XV века в Москве, в самом Новгороде не был, но о Новгороде ему рассказали. Он писал, что он управляется коммуной («il governo di comunita»), то есть comunita в его венецианском языке – это самоуправляющийся город, государство.

Ганзейские купцы, Ульрих фон Рихенталь, Жильбер де Ланнуа, Амброджо Контарини не были знакомы друг с другом и друг у друга не списывали. Их свидетельства очевидным образом отражают то, как воспринимали Новгород в современной ему Западной Европе: как нечто очень специфическое, но в то же время вполне соответствующее хорошо им знакомому облику европейской самоуправляющейся городской коммуны или республики.

Спасибо за внимание. Это Новгород, который не менее интересен, чем Гент, Брюгге или Венеция, город, в который я всех вас с большим удовольствием приглашаю приехать и открыть те вещи, которые могут оказаться для вас не вполне известны. Надеюсь, мне удалось убедить вас в том, что Новгородом заниматься интересно.

Фото: Мария Темнова

Видео: Виктор Аромштам


Просветительский лекторий портала «Православие и мир» работает с начала 2014-го года. Среди лекторов – преподаватели духовных и светских вузов, учёные и популяризаторы науки. Видеозаписи и тексты всех лекций публикуются на сайте.

Читайте также:

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Антониев монастырь: чужой в стране чужих

Камень, на котором приплыл Антоний, сейчас лежит на паперти собора Рождества

В Великом Новгороде найдены мощи святого Антония Римлянина

Согласно легенде, житель Рима Антоний чудесным образом приплыл на камне в Великий Новгород по реке Волхов…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!