Стелла Янг: Инвалиды – не источник для вдохновения

Стелла Янг - комик и журналист из Австралии, проводящая каждый день в инвалидной коляске - о привычке общества превращать инвалидов в источник благородного вдохновения.
Стелла Янг: Инвалиды – не источник для вдохновения

Стелла Янг – австралийская комедийная актриса, телеведущая и адвокат с врожденным заболеванием “несовершенный остеопороз”, или болезнью хрустального человека.

Я выросла в небольшом провинциальном городке штата Виктория. Я получила совершенно нормальное скромное воспитание. Я ходила в школу, гуляла с друзьями, дралась с младшей сестрой. Все совершенно нормально. И когда мне было пятнадцать, один из представителей местной общественности подошел к моим родителям, чтобы вручить награду за мои достижения перед сообществом. А родители сказали: «Хмм, это, конечно, очень приятно, но есть одна вопиющая проблема. Она же ничего не достигла».

И знаете, они были правы. Я ходила в школу, получала хорошие оценки. После школы у меня была очень скромная работа в мамином парикмахерском салоне, и я много времени проводила за просмотром сериалов «Баффи –  истребительница вампиров» и «Бухта Доусона». Ну да, я знаю. Какое противоречие! Но знаете, родители были правы.

Я не делала ничего необычного. Я не делала ничего, что можно было бы воспринять как достижение, если убрать из уравнения мою инвалидность.

Годы спустя я преподавала право старшеклассникам в средней школе Мельбурна, и тут один мальчик поднял руку и спросил: «Хэй, мисс, а когда вы начнете говорить речь?»

«Какую речь?» – спросила я.

Вообще-то я уже целых двадцать минут рассказывала им про закон о клевете. А он и говорит: «Ну, знаете, типа мотивационной речи. Знаете, когда люди в инвалидных колясках приходят в школу, они обычно говорят что-то такое, типа для вдохновения?». «Обычно в больших залах».

И тут-то до меня дошло: этот ребенок всегда воспринимал инвалидов лишь как объект для вдохновения.

Нет, мы не такие. И речь не только об этом ребенке (это не его вина), о многих из нас. Люди с ограниченными возможностями не являются нашими учителями, докторами или мастерами маникюра. Мы – не настоящие люди. Мы нужны для того, чтобы вдохновлять. И, да, я сижу сейчас на этой сцене в этой инвалидной коляске, и вы, возможно, в некотором роде ожидаете, что я буду вдохновлять вас, так? Да.

Ну что, дамы и господа, боюсь, я вас разочарую. Я здесь не для того, чтобы вас вдохновлять.

Я здесь для того, чтобы рассказать вам о лжи, касающейся инвалидности. Да, мы постоянно продавали ложь, что инвалидность Ужасна, с большой буквы У. Инвалидность ужасна, и ограниченные возможности делают вас особенными.

Нет, инвалидность не ужасна, и нет, она не делает вас особенным.

За последние несколько лет мы сумели распространить эту ложь все шире и шире через социальные сети. Возможно, вы видели такие плакаты, как этот: «Единственная инвалидность в жизни – плохая психологическая установка». Или этот: «Ваши оправдания ограничены». О да. Или этот: «Прежде чем бросить, попробуй!» И это лишь пара примеров, а подобных плакатов очень много.

Знаете, может, вы видели изображение маленькой девочки без рук, которая рисует, держа карандаш во рту. Или, может, вы видели ребенка, который бежит на углеволоконных биопротезах. И эти картинки – а их повсюду множество – называют вдохновляющим порно.

И я специально использую термин «порно», поскольку одна группа людей объективируется в пользу другой группы людей. Да, дело в этом: мы оправдываем существование инвалидов пользой для людей, не имеющих инвалидности.

Цель этих картинок – вдохновлять вас, мотивировать вас, так чтобы вы могли посмотреть  на инвалидов и подумать: «Ну, какой бы плохой ни была моя жизнь, может быть и хуже. Я мог бы быть на месте этого человека».

Фото: stellayoung.com

Фото: stellayoung.com

А что если вы и есть этот человек? Я потеряла счет, сколько раз ко мне подходили незнакомцы, которые хотели сказать мне, что они думают, я смелая и вдохновляющая, и это было задолго до того, как я занялась публичной работой. Они как будто поздравляли меня с тем, что я умудрялась встать с постели утром и вспомнить собственное имя.

Это объективация. Эти образы объективируют существование инвалидов, объективируют их пользу людям без инвалидности. Инвалиды есть, вы можете посмотреть на них и подумать, что у вас все не так и плохо, и отложить свои переживания на потом.

А жизнь у инвалида, действительно, в чем-то непроста. Мы, действительно, что-то преодолеваем. Но то, что мы преодолеваем, – это не то, что вы думаете. Это не касается наших тел. И я специально использую термин «инвалиды», потому что я подписываюсь на так называемую социальную модель инвалидности, которая подразумевает, что мы больше ограничены социумом, в котором мы живем, чем нашими телами и нашими диагнозами.

Итак, я живу в этом теле уже довольно долго. И мне оно вполне себе нравится. Оно делает то, что мне нужно, и я научилась пользоваться им в полной мере, как и вы. И это касается и тех детей на картинках.

Они не делают ничего экстраординарного. Они просто используют свои тела в полной мере. Так что, честно ли делать их объективацией, как мы это делаем? И распространять такие картинки?

Когда люди говорят: «Вы меня вдохновляете», они думают, что говорят комплимент. И я знаю, почему это происходит. Из-за этой самой лжи, из-за того, что мы распространяли ложь, что инвалидность делает вас особенным. Но честно! Это не так.

И я знаю, что вы сейчас думаете. Знаете, я тут сбегаю от вдохновляющей роли, а вы думаете: «Господи, Стелла, разве ты никогда ничем не вдохновляешься?» И да, вдохновляюсь.

Я постоянно учусь у других людей с ограниченными возможностями. Но я не учусь тому, что я удачливее их. Я учусь тому, что это ж гениальная идея, использовать пару палочек для барбекю, чтобы подобрать упавшие вещи.

Я учусь остроумному трюку – подзаряжать мобильный телефон от зарядки инвалидного кресла. Гениально! Мы учимся друг у друга силе и выносливости, не против наших тел и диагнозов, а против мира, который нас делает исключительными и объективирует нас.

Я, правда, думаю, что эта ложь об инвалидности, которую мы распространяли, – это самая большая несправедливость. И она делает нашу жизнь тяжелой.

А эта цитата, «Единственная инвалидность в жизни – это плохая психологическая установка» – полная ерунда, потому что это просто неправда, из-за социальной модели инвалидности. Сколько бы вы ни улыбались, лестничный пролет никогда не станет наклонным съездом. Никогда.

Улыбка перед экраном телевизора не поможет появлению субтитров для глухих. Сколько бы вы ни стояли посреди книжного магазина и ни излучали позитивное отношение к действительности, книги не превратятся в шрифт Брейля. Этого просто не случится.

Я бы очень хотела жить в мире, где инвалидность не является исключением, но является нормой.

Я хочу жить в мире, где пятнадцатилетняя девочка, которая сидит у себя в спальне и смотрит «Баффи – истребительницу вампиров», не воспринимается как человек, который чего-то особенного достиг просто потому, что она делает это сидя.

Я хочу жить в мире, где мы не ожидаем от людей с ограниченными возможностями так мало, что поздравляем с тем, что они встали утром с кровати или вспомнили свое имя.

Я хочу жить в мире, где мы ценим настоящие достижения инвалидов, и я хочу жить в мире, где одиннадцатилетний мальчик в средней школе Мельбурна ничуть не удивлен тому, что его преподаватель сидит на инвалидной коляске.

Инвалидность не делает вас исключительными. А задаться вопросом о том, что вы об этом знаете, – да, делает.

Спасибо.

www.ted.com

Перевод Алены Гаспарян

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Своим умом: высокотехнологичные отечественные изобретения для инвалидов

Об устройствах, облегчающих жизнь людям с инвалидностью, и их талантливых авторах.

В Самаре открылся пляж для инвалидов

Размещены кабины для переодевания с соответствующей шириной въезда для инвалидов-колясочников

Критерии инвалидности станут едиными для всех регионов

В регионах складывается разная практика по применению критериев и классификации МСЭ в отношении детей