Страх отношений – почему мы становимся его заложниками (видео)

|
Страх что-либо делать, страх себя обнаруживать, страх предъявить себя миру. Может, в этом кроется причина того, что мы боимся отношений с людьми? Беседа с настоятелем Петропавловского храма Саратова игуменом Нектарием (Морозовым).

Порой невозможно понять, почему люди не двигаются навстречу друг к другу, хотя между ними явно есть интерес и симпатия. Одна из возможных причин – страх вступления в отношения. По наблюдениям психологов, сегодня этот страх довольно сильно распространен. О его истоках и способах борьбы с ним беседуем с настоятелем Петропавловского храма Саратова игуменом Нектарием (Морозовым).

Когда страх быть отвергнутым – это гордость

Инна Самохина, ведущая: Бывает, что человек встретил другого человека, испытал симпатию и вроде бы заинтересовался им, но, тем не менее, не делает первый шаг. Поговорим о страхе вступления в отношения – в чем его природа?

Игумен Нектарий (Морозов)

Игумен Нектарий (Морозов): Мне кажется, прежде чем говорить о страхе вступать в те или иные отношения, можно поговорить о страхе, который носит гораздо более простой характер – это страх вообще что бы то ни было делать. Человеку зачастую бывает как-то боязно, не комфортно себя, в принципе, обнаруживать.

Почему? Потому что он боится казаться смешным, наивным, уязвимым, беспомощным, но самое главное, он боится оказаться отвергнутым. Это то, что отношений еще напрямую не касается, но то, что им предшествует. Поэтому зачастую человек, уже даже испытавший к кому-то какую-то симпатию, или даже не симпатию, а заинтересованность, когда ему кажется, что он в другом человеке увидел кого-то, кто может быть ему близок, первый шаг не делает.

Зачастую проблема носит психологический характер, но на самом деле она носит характер, в том числе, и нравственно-психологический, потому что за всеми этими страхами стоит одна-единственная самая главная страсть, которая человеку препятствует вообще во всем добром и хорошем, что бы он мог сделать в своей жизни, а именно – гордость.

Что такого страшного? Ну, показался ты смешным, показался ты наивным, каким-то неуклюжим и, в конце концов, тебя отвергли – ничего не случилось. Гораздо хуже, если это действительно мог оказаться твой человек, которого тебе послал Господь, а ты даже этого не узнал.

Отрицательный результат – это тоже результат, а отсутствие результата – это отсутствие результата.

Поэтому мне кажется, что уже на этом этапе человеку нужно обязательно постараться себя преодолеть как с точки зрения победы над своими психологическими комплексами, так и с точки зрения победы над самой страшной, над самой тяжелой и над самой губительной страстью – гордыней.

Что касается страха отношений, это, наверное, какая-то другая тема. Здесь уже не просто какая-то неуверенность, не просто обостренное нежелание пережить фиаско. Здесь целый комплекс самых различных моментов. Во-первых, человек может бояться отношений, потому что отношения предполагают необходимость отдачи себя, некоего самораскрытия, а человек, зачастую защищаясь, оберегая себя, не раскрывается в своей повседневной жизни. Кроме того, как я сказал, это необходимость отдавать себя, потому что какие могут быть отношения, когда ты только берешь и не отдаешь?

Также это определенная ответственность, которую человек на себя берет. Даже если человек не склонен к ответственности, все равно она возникает, человеку о ней регулярно напоминают, начиная с того, что он должен прийти на свидания вовремя, и заканчивая тем, что возникают какие-то общие обстоятельства, общие дела, в которых человек уже не имеет не то что права, но и возможности быть эгоистичным, как когда он остается один. Все равно его будут как-то тормошить и что-то от него требовать.

Я сейчас все намеренно довожу до некоего абсурда, у нас рисуется образ человека эгоистичного, боящегося и жадного. Но я говорю о том, что в принципе может мешать развитию отношений, почему человек этих отношений может бояться.

Почему мы сегодня постоянно сталкиваемся с тем, что молодые, не очень молодые и порой даже совсем немолодые люди оказываются готовы к совместному времяпрепровождению только в том случае, если оно, как принято говорить, ни к чему не обязывает. Как только он начинает чувствовать, что какая-то обязанность возникает, тут же все моментально рассыпается, как карточный домик, и человек бежит прочь.

Порой бежит не только человек, порой люди бегут друг от друга, видя, что отношения начинают носить серьезный характер. Наверное, с этим связан такой момент: есть люди, которые серьезных отношений целенаправленно ищут, и они не могут понять, почему так получается, что от них один человек бежит, второй человек бежит, третий человек бежит, четвертый человек бежит – это как раз бегут те, кто этих серьезных отношений категорически не хочет.

Когда у человека мигает это табло «ищу серьезных отношений», и это нарисовано во взгляде, во всех действиях человека, он отпугивает таким образом тех, кто этих отношений не хочет.

Наверное, это не так уж и страшно, потому что всегда лучше, когда на самом первом этапе происходит некое отсечение, естественный отсев, потому что гораздо хуже, когда эта неготовность отвечать за другого человека обнаруживается впоследствии.

Потому что когда уже обнаружится впоследствии, это может быть критическая ситуация, когда неспособность отвечать за тебя второго человека просто может тебя убить – убить иногда психологически, а иногда физически. Поэтому чем раньше обнаруживается эта неготовность, эта несостоятельность человеческая, тем лучше это бывает, поэтому не стоит по этому поводу слишком сильно расстраиваться.

Но в то же время не стоит принимать такой вид, образ такого человека, который задался в жизни одной целью – найти серьезные отношения. Эти отношения должны явиться плодом знакомства людей, плодом их общения, плодом их узнавания друг друга. А это иногда начинает носить характер патологический – с этим люди порой приходят не только к психологу, не только к священнику, но и к психиатру в конечном итоге, если на этом зацикливаются.

Страх пережить новую боль

Инна Самохина: Отец Нектарий, часто страх вступать в отношения бывает вызван еще и какой-то травмой, которую человеку нанесли прошлые отношения. Что делать с этим?

Игумен Нектарий (Морозов): Да, так тоже бывает. Безусловно, человек, пережив боль, боится, что новые отношения тоже могут нанести боль. Всем нам известна пословица, что человек, обжегшись на молоке, дует на воду.

Но нельзя всю жизнь находиться в плену своих страхов, нельзя всю жизнь ожидать поражения раз за разом, и не только применительно к личной жизни, но и вообще в принципе. Поэтому перед любым человеком, который чего-то боится, стоит задача этот страх преодолеть, потому что только тогда, когда он его преодолеет, он сможет жить свободно, только в таком случае он сможет быть счастливым, и только в этом случае он сможет быть той личностью, тем человеком, которым его хочет видеть Господь.

А иначе это будет какое-то существо, свернувшееся, как ежик, который с какой-то опасностью встретился и превратился в колючий шарик, или как какая-то улитка, которая забралась в свой домик. Понятно, что, живя в домике, полноценной жизнью жить не будешь, и спрятавшись в нору, тоже не будешь жить, и свернувшись в колючий клубок, тоже не будешь жить – это будет просто выживание. А мы все-таки не для того рождены, чтобы выживать, мы рождены, чтобы жить.

Поэтому очень важно решиться открыться той жизни, которая тебя окружает, которую тебе хочет дать Господь.

Если ты снова переживешь какую-то боль, не надо видеть в этом трагедию. На самом деле наша жизнь более наполненная. Боли иногда бывает больше, иногда бывает меньше, но прожить жизнь без тех ситуаций, которые ее вызывают, невозможно в принципе.

Возможно другое: перерасти эту боль, стать сильнее, перестать ее так обостренно ощущать и начать принимать ее как что-то не просто являющееся данностью, неизбежностью, а как то, что способствует нашему всестороннему росту. У архимандрита Софрония (Сахарова) есть слова о том, что благодать не приходит в сердце, которое не исстрадалось. Но точно так же не только благодать Божия, но и зрелость, и опытность не приходят к тому, кто не был бит.

Откуда эта поговорка, что за одного битого двух небитых дают? Битый человек – это человек гораздо более опытный, человек гораздо более зрелый, это человек, знающий в жизни что-то, чего не знает тот, кого не били. То же самое здесь – когда ты испытал боль, ты пережил ее, ты перерос ее, ты над ней поднялся. А если ты остался ее заложником, то она тебя во всех других случаях будет преследовать и пугать. Не надо быть жертвой. Эта психология жертвы совершенно губительна для всей жизни человека, а для личной жизни в особенности.

Здесь очень простой выход – внутренне сказать себе: «Да, может быть, случится, ну и что? Если я не попытаюсь, не случится вообще ничего, я просто буду так, как я живу сейчас – ни с чем в руках».

 

Если страх спрятался глубоко

Инна Самохина: Самое интересное, что страх, бывает, прячется, и человек, например, не догадывается о том, что внутри его сердца живет этот страх.

Игумен Нектарий (Морозов): Так бывает в тех случаях, когда человек вообще не заглядывает внутрь себя самого и не задается вопросом: почему я чего-то не могу, а что-то могу, почему мне что-то удобно делать, а от чего-то я испытываю дискомфорт? Человек себе обязательно должен эти вопросы задавать, иначе он живет неосознанно и неосмысленно. Я добавлю к предыдущим словам еще очень существенную вещь.

То, что я говорю о необходимости преодоления страха, перерастания страха, касается абсолютно всех людей. Но если говорить о человеке, который верит в Бога и который все-таки понимает, что ничего без воли Божьей произойти не может, здесь должно быть доверие Богу. Не просто ты ожидаешь возможного удара или возможной боли и говоришь: «Ничего страшного, я это переживу». А ты просто говоришь другие слова: «Если Бог мне это попустит вновь пережить, значит, в этом есть какой-то смысл. Самое главное для меня – этот смысл понять, потому что если я этот смысл пойму, я извлеку для себя из этой ситуации пользу».

Инна Самохина: Скажите, допустим, смысл у каждого человека будет свой, или, как правило, это повторение ситуации, вновь и вновь испытывание одной и той же боли связано с тем, что человек не вынес урока из прежних отношений?

Игумен Нектарий (Морозов): Есть масса людей, которые просят деньги на улице. Деньги, которые мы им даем, одни и те же, в нашем случае это русские рубли, но один человек на эти деньги купит себе алкоголь, другой человек – еду, третий – одежду, а четвертый пойдет еще к кому-то и ему поможет этими деньгами.

Вопрос не в том, что с человеком происходит, и не в том, что человек получает, а как он этим пользуется. Это уже зависит от того, какой он, от массы каких-то внутренних особенностей, от массы обстоятельств, которые способствуют формированию его характера, и от всего прочего, что формирует наш характер в принципе.

Поэтому нельзя сказать, что конкретному человеку это даст и какой конкретно для него в этом смысл – есть всегда смысл общий, и есть смысл частный, тот, который реализуется в жизни конкретного человека, в зависимости от того, какой он.

Точно так же и смысл человека заключается в самой жизни, потому что Бог дал человеку этот удивительный дар бытия, значит, в этом уже есть смысл. Какими частными смыслами человек наполнит свою жизнь, как он будет эти частные смыслы реализовывать, это уже другой вопрос. А смысл единый для всех.

Инна Самохина: Хочу еще раз вернуться к этому свойству страха – прятаться даже от самого человека. Бывает так, что человек, испытав какую-то неудачу в прежних отношениях, понимает, что были, например, зависимые отношения, и нужно развиваться самому, нужно быть самодостаточным. Часто может быть так, что за этой самодостаточностью начинает прятаться страх вступления во взаимоотношения. Человек считает, что он самодостаточный, что ему особо никто не нужен, что он и так полноценен. Как разгадать этот прячущийся страх и найти эту грань?

Игумен Нектарий (Морозов): Дело в том, что, если человеку что-то не нужно, он себя превосходно без этого ненужного чувствует. И его жизнь приобретает какую-то завершенность, приобретает какую-то логичность, и он не испытывает никакого дискомфорта. Но так бывает очень редко у человека, который сознательно или бессознательно обрекает себя на жизнь одинокую, причем, естественно, не по каким-то религиозным мотивам, а просто из-за этого страха, который в глубине души прячется, а он его не замечает.

Человек будет ощущать одиночество, боль, дискомфорт, он будет ощущать какую-то неполноту своей жизни и ее неправильность. Да, человек – такое существо, что он может настолько внутренне огрубеть, начать себя обманывать, наполнить свою жизнь какими-то суррогатами отношений и, может быть, с ним произойдет то же самое, что написано в Священном Писании: эти люди стали плотью, и Дух Божий не пребывает в них – такое может произойти с человеком.

Тогда мы тут уже ничего не скажем, такое бывает, это состояние некоего омертвения – выйдет из него человек или не выйдет, очень сложный вопрос. Но если человек в это состояние уже пришел и из него не выходит – это тот путь, который он в жизни выбрал. Путь неправильный, путь однозначно ложный, но человек на этот выбор имеет право.

Мы сейчас говорим о тех людях, которые находятся в поиске, которые в этом отказе от всего ради самих себя не утвердились и не нашли для себя ложного состояния успокоения. Такой человек будет испытывать дискомфорт, он будет понимать, что ему чего-то не хватает. Тогда ему нужно задаться вопросом: «Чего мне не хватает? Если мне этого не хватает, то почему я не стремлюсь к этому, почему я от этого отказываюсь?»

Вот так себя разбирая, анализируя, человек все-таки доберется до причины. Возможно, понадобится собеседник, который поможет ему взглянуть на себя со стороны, потому что человек зачастую действительно сам от себя свой страх прячет, не страх прячется, а человек прячет его от себя, как прячет и все остальное, с чем не хочет сталкиваться лицом к лицу в своей жизни.

Человек, который будет на это смотреть со стороны, он, может быть, не более совершенный, а даже менее, но он будет рассуждать беспристрастно, и он человеку укажет те возможные болевые точки, темные места в его душе, которые реально присутствуют. Поэтому здесь помощь сторонняя может понадобиться, как мне кажется.

 

Собеседник, священник или психиатр

Инна Самохина: Как понять, нужен тебе просто собеседник или нужен уже какой-то специалист – психолог, психиатр, священник?

Игумен Нектарий (Морозов): Психиатр все-таки вряд ли, мы ведь не говорим о патологии, о заболевании – мы говорим об определенном душевном состоянии, которое вызвано психологическими проблемами. Будь то священник, будь то психолог, нужно искать человека живого, заинтересованного, любящего и разбирающегося, тогда эта помощь может быть оказана.

Почему я сначала сказал, что это может быть не только психолог или священник, почему я употребил слова «другой человек» – потому что порой такую помощь может оказать даже человек, не обладающий ни той благодатью, которая дается священнику при рукоположении, ни теми знаниями, которые получает будущий психолог, когда он учится в вузе или оканчивает курсы, а просто разумный, зрелый и опытный человек, который этого человека любит, который способен в его душу заглянуть и заинтересован что-то сделать, а может быть, и постоянно это делает.

Действительно, когда речь зашла о том, чтобы эту самодостаточность, к которой он стремится, сделать средством борьбы с этим страхом, который от него спрятался – такое может быть, это неправильное развитие ситуации. А правильное развитие ситуации другое – когда человек, переживший боль, испытывающий страх, стремится стать полноценным человеком, человеком в полном смысле этого слова, не для того чтобы оказаться готовым к этим отношениям, каким-то новым, поскольку он не был готов к старым, к прежним.

Нет, он должен постараться вступить с жизнью в другие отношения, он должен постараться с самим собой в другие отношения вступить. Он должен постараться стать, в принципе, другим. Для верующего человека, с моей точки зрения, это легче, потому что он понимает, что он не просто сам все старается сделать, а что он трудится буквально вместе с Богом, Господь трудится над его душой, и он тоже трудится.

Ради чего? Ради самой главной цели, которая в жизни есть – чтобы из нас получилось то, что из нас с Божьей помощью получиться может, то лучшее, чем мы можем быть. Это и является решением всех проблем, в том числе психологических и проблем с различными страхами. Надо не пытаться с одной проблемой справиться, для того чтобы потом в такой же ситуации было легче, а смотреть на себя целиком, что в себе самом нужно исправить для того, чтобы этого не было.

Мы говорим о том, что все эти страхи являются следствием гордыни, потому что именно гордыня делает человека уязвимым по отношению к страху. Когда человек смирен, он не боится, и это очень легко доказать.

Потому что когда ты действительно по-настоящему смиряешься, ты способен смириться со всем – и с тем, что тебя осмеют, и с тем, что тебя отвергнут, и с тем, что ты даже погибнешь, физически, я имею в виду, потому что ты все это воспринимаешь как волю Божию, но ты принимаешь это не как какое-то пассивное существо.

Когда человек к смирению начинает хотя бы чуть-чуть приближаться, он начинает понимать, что это не слабость, это величайший подвиг, это величайшее мужество. Смирение основано не на слабости, оно основано на мужестве, на том мужестве, которое превосходит мужество человека, готового взять в руки нож и с ножом в руках сражаться за свою жизнь.

Потому что апостол Петр взял в руки нож и сражался за свою жизнь, но оказалось, что это было следствием слабости, потому что когда Спаситель сказал оставить нож, вместе с ножом его покинула отвага. А смирение требует большего мужества.

Почему я об этом говорю? Потому что когда человек оказывается смиренным, все эти страхи из его жизни уходят. Пока человек гордится, все это в его жизни присутствует и проявляется постоянно. Надо бороться не с одним страхом, не с двумя или тремя страхами, а с их источником, то есть со своей гордыней. То же самое касается и всего остального в жизни человека.

Мужчины и женщины боятся по-разному

Инна Самохина: Отец Нектарий, все-таки задам вопрос: у мужчин и у женщин этот страх отношений разный, и в чем различие?

Игумен Нектарий (Морозов): Он не то чтобы разный, насколько отличаются мужчины и женщины друг от друга, настолько же могут отличаться и переживания ими тех или иных событий в жизни, тех или иных обстоятельств.

С другой стороны, мы сегодня часто сталкиваемся с тем, что есть женщины, у которых практически мужской характер, и есть мужчины, у которых характер практически женский. Такое смещение все больше и больше в нашей жизни наблюдается, поэтому сказать, одинаковый это или разный страх, достаточно сложно. Мы можем сказать, что первоначально мужчины и женщины немного по-разному переживают такие фиаско и немного по-разному потом с ними справляются.

Но при том смещении характеров, которое происходит сейчас, или смешении, наверное, дать однозначный ответ на этот вопрос достаточно сложно. Хотя, наверное, психология этот ответ дала бы, но я не уверен, что этот ответ будет на сто процентов верный. Просто для мужчины, по природе его, оказаться слабым, смешным и к чему-то неспособным гораздо болезненней, чем для женщины, потому что мы все знаем, что сила мужчины – это сила, а сила женщины – это слабость.

Опять я об этом говорю, а есть целый ряд женщин, которые возмутятся и скажут: «Что это за дискриминация такая!» Есть мужчины, которые по этому поводу тоже начнут возмущаться, мы с этим тоже регулярно сталкиваемся. Но, тем не менее, это так.

Поэтому женщины свою слабость такого рода переносят в какой-то более мягкой форме. Женщина, как правило, более болезненно переносит, когда ее бросают, а когда ее отвергают, у нее происходит некое ожесточение.

Опять-таки я говорю о том, что бывает, я не говорю, что это стопроцентная система. Мужчина, когда его бросают, может, переносит чуть мягче, нежели когда его именно отвергают. Это настолько многовариантно, что я не решусь давать ответ, чтобы просто не попасть пальцем в небо, потому что у одного человека будет так, у второго иначе, у третьего еще как-то.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Сначала надо встретить самого себя, а потом супруга

Игумен Нектарий (Морозов) о том, как не пропустить настоящую любовь

Одиночества и пустоты не существует

Художник Солтанов о присутствии Бога в жизни человека

В браке бесполезно искать избавление от одиночества (видео)

Игумен Нектарий (Морозов) о том, почему все же нехорошо быть человеку одному

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: