Страсти по бутерброду

Недавно в Интернете появилась запись беседы епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона (Шатова), которая наделала много шума и вызвала у многих негативную реакцию. Мне кажется, это в значительной степени связано с недоразумением.
Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко

Прежде всего, надо понимать, что владыка обращался к достаточно узкой аудитории, а именно, к девушкам и женщинам, которые хотят выйти замуж. В наше время, как показывает практика, далеко не все незамужние женщины могут найти достойного спутника жизни, а не попутчика на ограниченный срок.

Владыка утрирует и подчеркивает трудности семейной жизни, чтобы укрепить своих слушательниц в решении не быть излишне настойчивыми в стремлении выйти замуж. Отсюда и минорный тон беседы. Поэтому к этой беседе нельзя относиться, как к руководству к действию или инструкции, как создавать семью и строить семейную жизнь.

Владыка поднимает ряд важных вопросов, каждый из которых требует подробного комментария и обсуждения. Я коснусь лишь бутерброда с черной икрой, о которых сломали много копий в Интернете уже.

Сразу оговорюсь, что и в моей многодетной семье действовал тот же принцип: папе, то есть мне, давали побольше и повкуснее. Это вовсе не значит, что дети были голодными, это значит, что в большой семье, где средства ограничены, вкусненькое достается всем, но понемногу, а папе – чуть-чуть побольше, чтобы дети понимали, что он – глава семьи. А когда дети подросли, особенно сыновья, им давали и побольше, потому что у них аппетит большой.

Теперь хочу обратить внимание на то обстоятельство, что действие рассказа владыки происходило лет 25-30 назад, когда уровень и соотношение цен были совершенно иными. Подчеркивая, что бутерброд был с черной икрой, владыка показывает, что тогда даже многодетная семья могла позволить себе это лакомство, то есть в то время было во многом легче, чем сейчас. В этом я согласен с владыкой, нашему поколению ряд проблем было легче решать, чем нынешнему.

Детская память цепкая, и я помню, что в пионерском лагере 1-2 раза за смену давали бутерброд с черной икрой. Я хорошо помню также, что в 60-х годах прошлого века паюсная икра стоила 13 рублей, а сливочное масло – 2 руб. 90 коп. за килограмм. Значит, тогда икра стоила в 4,5 раза дороже, чем масло; молодой специалист получал 90-100 руб. в месяц. На такие деньги можно было купить 7-8 кг черной икры. Сейчас сливочное масло стоит 600-800 руб. за килограмм. Если бы соотношение цен сохранилось, то килограмм черной икры стоил бы 3 600 руб.

Как видите, если бы это было так, то и обыкновенная семья иногда могла бы позволить себе подобное лакомство. Однако килограмм черной икры стоит 30-40 тысяч рублей, то есть в 10 раз больше. Отчего? Да просто воротилы икорного бизнеса взвинтили цены в 10 раз и продают икру на внутреннем рынке по ценам, соответствующим внешнему.

Чтобы в XIX  веке доставить икру в Европу, не имея холодильников, требовалось много сил и средств, и был риск, что по дороге она испортится, поэтому она была там очень дорогой. Теперь есть рефрижераторы и самолеты, но цены таковы, что приносят баснословные прибыли. И все молчат, и правильно делают, «с сильным не борись, с богатым не судись». Соваться в бизнес, где норма прибыли 1000%, опасно для жизни, а критиковать епископа и безопасно, и современно. Посмотрите любой современный фильм, в котором появляются духовные персонажи, все они показаны крайне негативно.

Конечно, все люди грешные, это относится и к духовенству. Идеализировать не надо, но и утрировать тоже не надо. Приведу характерный пример. В начале ХХ века некий священник за пьянство и растрату церковных денег был отдан под суд. Его должен был защищать знаменитый адвокат Плевако. Он заключил пари с В.И. Немировичем-Данченко, который присутствовал на этом громком деле, что ему потребуется 45 секунд, чтобы защитить своего подзащитного.

Когда настало время адвокату говорить слово, он, обращаясь к присяжным, сказал:

– Он вам 30 лет отпускал грехи. Отпустите ему и вы, люди русские, – и поклонился в пояс.

Подсудимый, чья вина была очевидна, был оправдан.

При чтении непримиримых откликов на беседу епископа Пантелеимона, которая, повторяю, проводилась с ограниченной аудиторией и с вполне определенной целью, создается впечатление, что наши соотечественники не великодушие проявляют, не ищут смягчающих обстоятельств, а, напротив, каждое лыко ставят в строку.

Раз великодушия нет, то, по слову А. С. Пушкина:

Мы малодушны, мы коварны,

Бесстыдны, злы, неблагодарны;

Мы сердцем хладные скопцы,

Клеветники, рабы, глупцы;

Гнездятся клубом в нас пороки.

Нельзя забывать, что, в отличие от фарисея, мытарь говорил лишь: «Боже, милостив буди мне, грешному». Пусть кто-то ошибся, сказал что-то, неудачно сформулировав свою мысль, так что же, высокомерно осуждать его за это? А где же любовь, которая «все покрывает»? А где уважение к возрасту, к жизненному опыту, к сану?

Нельзя забывать также и то, что «суд без милости не творящему милости».

Выступление владыки затронуло многие острые и болезненные темы, которые нуждаются в дальнейшем обсуждении. Мы постараемся принять участие в полемике, которая, надеемся, в дальнейшем примет конструктивный и доброжелательный тон.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
154 гарантии счастья, бедность и тяготы быта

Мы все время хотим гарантий. А нам гарантирован только крест.

Семейный строй: равняйсь, смирно!

В наше время говорить о подчинении семьи мужчине уже нет смысла

Пятьдесят оттенков православия

Готовьтесь к серой жизни, нарядитесь в саван, медленно ползите в сторону кладбища, по пути рожайте