Студенты-христиане предвидели резню в кенийском университете

|
2 апреля боевики сомалийской экстремистской группировки «Аш-Шабаб» напали на университет в кенийском городе Гарисса, захватив в заложники более сотни студентов и преподавателей. В результате атаки погибли, по меньшей мере, 147 человек, десятки получили ранения. Мы публикуем перевод статьи в Los Angeles Times, которая поднимает ряд вопросов - и главный из них: могли ли власти Кении предотвратить трагедию?
Студенты-христиане предвидели резню в кенийском университете
Мужчина, сраженный горем, на стадионе «Ниайо» в Найроби, столице Кении. Он только что узнал, что его родственник погиб во время осады университета кенийского города Гарриса исламистами. (Николь Собески / AFP / Getty).

Когда боевики сомалийской группировки «Шабаб» напали на университет города Гарисса, 22-летний Стенли Мули спрятался в шкафу. Он недоумевал, почему армейские подразделения, расположенные поблизости, так долго не могли прибыть на место происшествия.

В четверг в полшестого утра началось нападение, и в течение двух часов никто так и не пришел на помощь. Мули сидел в укрытии и слышал, как боевики Шабаба обыскивали аудитории и убивали напуганных студентов.

Пока боевики прибывали на место и убивали студентов, он с горечью вспоминал о студенческих митингах, которые прошли в ноябре 2014 года, посвященных недостаточно хорошо проработанной системе безопасности в университете.

«Я просто молился Богу, что придет кенийская армия, – рассказывает он, – и удивлялся, почему им потребовалось так много времени, с учетом, что казармы – совсем близко».

Кенийские христиане держат в руках свечи, вознося воскресные молитвы в католической церкви в Гариссе за души 148 человек, погибших во время нападения на университет Гарисса группировкой боевиков-исламистов Шабаб. (Даи Курокава /агентство European Pressphoto).

Кенийские христиане держат в руках свечи, вознося воскресные молитвы в католической церкви в Гариссе за души 148 человек, погибших во время нападения на университет Гарисса группировкой боевиков-исламистов Шабаб. (Даи Курокава /агентство European Pressphoto).

В городке, в котором уже неоднократно совершались жестокие экстремистские нападения, студенческий кампус, где жили в основном христиане, был очевидным объектом атаки в мусульманском районе, расположенном всего в 150 километрах от границы с Сомали. Студенты признавались, что не чувствуют себя в безопасности и понимают, что университет может стать удобной мишенью для нападения.

«Мы боимся, что если эти люди («Шабаб») придут, то они убьют многих христиан», – говорит Мули, раненный в бедро, но сумевший выжить, благодаря тому, что он успел спрятаться. Он утверждает, что правительство «не смогло нас защитить. Мы рассержены, потому что потеряли лучших друзей. И мы недоумеваем, почему же в университете не было охраны, когда мы были там? Им было все равно».

Университет города Гаррисы – первый университет в северо-восточной Кении, открытый в 2011 году и впервые отработавший полный учебный год в 2013-м. Студенты рассказывают, что почти никто не хотел учиться там из-за того, что в Гаррисе небезопасно, но в университете Мои в Элдорете не хватило мест. Большинство студентов хотело перевестись туда, но это было невозможно.

«Такое ощущение, что над нами ставили эксперимент. Не думаю, что место для размещения университета было выбрано правильно», – говорит Гидеон Ньябвенги, 19-летний студент, избежавший смерти, сумев проползти под низкой недостроенной стеной туалета.

«Когда мы поступили в этот университет, мы думали, какой же он. Прежде всего, бросались в глаза проблемы с безопасностью. Некоторые люди, получив письмо о приеме в университет в Гаррисе, говорили, что идти туда небезопасно. Многие предвидели то, что случилось», – говорит он. Его друзья советовали приобрести оружие, раз он собирался учиться в Гаррисе. Другие говорили, что будут за него молиться.

Фото: Sayyid Azim / Associated Press

Фото: Sayyid Azim / Associated Press

Нападение боевиков было беспощадным.

Спрятавшийся от боевиков Ньябвенги слышал, как его лучший друг умолял сохранить ему жизнь, и притворился, что является мусульманином. Когда же он не сумел прочесть исламскую молитву, его застрелили.

«Я слышал, как они кричали: «Мы пришли убивать и погибать». Они вытаскивали некоторых студентов из спален и стреляли в них. Студентам было приказано лечь на пол, затем раздались звуки выстрелов и крики». В течение трех часов, пока Ньябвенги еще не сбежал, он слышал, как боевики Шабаба продолжали свободно убивать людей.

Студенты рассказывают, что солдаты кенийской армии, в конце концов, окружили кампус, но не остановили убийства, совершавшиеся Шабабом. Полицейский отряд прибыл только в 16.30, через 11 часов после начала нападения на университет, согласно данным кенийских СМИ. Через полчаса после прибытия полиции осаду удалось прекратить.

Фото:  AFP/Getty Images

Фото: AFP/Getty Images

Разъяренные студенты и их родители спрашивают, почему университет в Гаррисе так плохо охранялся, особенно после того, как разведка неоднократно предупреждала о том, что на университет могут напасть. Из-за нестабильной ситуации студентов соседнего педагогического учебного заведения в Гаррисе отправили по домам за два дня до нападения.

В январе 2013 года, а также в прошлом сентябре жители Гаррисы выступали с протестами в связи с небезопасным положением некоренных жителей города, особенно после многочисленных убийств, в том числе убийств завсегдатаев отелей.

В ноябре студенты, разозленные небезопасным положением в университете Гаррисы, вышли на демонстрацию и устроили забастовку. Они требовали усиления полицейской защиты, а также установления ограждений. Также звучали просьбы перенести кампус в другое место.

Несмотря на то, что ограждения были поставлены, те, кто выжил во время нападения на университет в четверг, утверждают, что власти недостаточно серьезно подошли к вопросу безопасности в университете.

Фото: EPA

Фото: EPA

По иронии судьбы высокий металлический забор стал препятствием для многих студентов, пытавшихся сбежать. Когда Ньябвенги в первый раз попытался перепрыгнуть через забор, он упал на спину, и ему прострелили руку. Он сумел сбежать со второй попытки. Однако, по его словам, студенткам было еще сложнее перебраться через забор.

По словам Ньябвенги, как он, так и многие из его друзей безуспешно пытались перевестись в другое учебное заведение:

«Нужно было бороться и иметь немало денег, чтобы дать взятку, иначе все попытки были лишь тратой времени».

Студенты получили наставления, что каждый сам должен заботиться о своей безопасности, а также предупреждения для девушек, что им не следует носить мини-юбки.

Ньябвенги рассказывает, что местные жители периодически кидались в студенток камнями, поскольку им не нравилось, как девушки были одеты. По словам Мули, в прошлом году студентов предупреждали, что местные пытались сорвать со студентки одежду за то, что на ней была надета мини-юбка.

Когда боевики Шабаба взяли на себя ответственность за нападение, произошедшее в четверг, они заявили, что университет находится на мусульманской земле ради того, чтобы заниматься «миссионерской деятельностью и распространять чужеродную идеологию».

Студенты рассказывают, что мусульман в университете очень мало, и еще меньше – местных жителей. В городке уже проходили выступления в связи с тем, что в университете почти никому из жителей Гаррисы не дают работы.

Также возникла напряженность из-за того, что на территории университетского кампуса находится мечеть, куда местные жители приходят молиться. Студенты выступали с протестами в связи с тем, что прихожан мечети не подвергают досмотру. Понимая, что мечеть – дополнительный источник опасности, студенты призывали перенести ее с территории кампуса в другое место.

Когда прибыли боевики, их первыми жертвами стали христиане, пришедшие на утреннюю молитву. Из 29 студентов выжило только семь.

«Мы молились, – рассказывает 25-летний Дункан Обваму. – Мы встали в круг и держались за руки». Вначале в дверях показался ствол. Затем раздался выстрел, и упала молодая женщина, читавшая молитвы. Боевик Шабаба зашел внутрь и продолжил стрелять.

«Он молчал, но на его лице была написана радость», – рассказывает Дункан. Обваму был ранен в руку и в плечо, также он был весь покрыт кровью других студентов. Он лежал неподвижно, когда боевики пинали тела, чтобы удостовериться, что люди мертвы. «Я слышал его смех, когда он разговаривал со стоящими снаружи боевиками. Он был счастлив от того, что сделал».

Фото: Associated Press

Фото: Associated Press

Отец Мули, пятидесятилетний Джозеф Мваву, каменщик, рассказывает, что был расстроен, когда его сын получил письмо о том, что его приняли в университет в Гаррисе, «поскольку все на свете знают, что рядом с сомалийской границей опасно».

По его словам, если бы помощь в тот день прибыла раньше, многие студенты могли бы выжить.

«Мне очень горько, поскольку правительство обладало всей полнотой информации. Они знали, что происходит, но им потребовалось столько часов на то, чтобы дать ответ боевикам», – говорит Мваву.

Оригинал статьи: Los Angeles Times

Перевод Алены Гаспарян

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Александрийский Патриархат осудил убийство студентов в Кении

Убийства будут иметь трагические последствия для христианской общины региона.

Георгий Мирский: Студенты в Кении погибли за миротворческую миссию кенийской армии в Сомали

Они говорят «если не прекратите, мы вас зальем кровью, будем убивать ваших граждан», и они убивают.

День ужаса: джихадисты убили 147 человек в университете Кении

Группировка «Аш-Шабаб» соревнуется с ИГИЛ в совершении самой зверской резни христиан

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!