Сухинина, на группу!

Редки теперь минуты былого частого счастья. Но сердце щемит, лишь только откроется передо мной красота лаврских соборов и плеснёт в глаза синева его куполов. Зажмурюсь и перестану ограждать свою душу от справедливого стыда и ненужных оправданий.

В августе 1992 года по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и духовника Троице-Сергиевой лавры архимандрита Кирилла начал свою работу один из первых в России паломнических центров.

Вот уже двадцать лет, сотрудники паломнического центра Троице-Сергиевой Лавры на всех языках мира рассказывают о истории возникновения обители преподобного Сергия, о его подвижническом житии, чудесах и многочисленных учениках.

В числе первых сотрудников паломнического центра Троице-Сергиевой Лавры была известный журналист и писатель – Наталья Сухинина. Именно она первая совершила пешее паломничество в Иерусалим. Вот ее воспоминания о незабываемых днях работы в числе сотрудников паломнического центра Лавры.

Стою на Блинной горе, и в мои глаза счастливым потоком льется красота. Мне радостно и страшно. Радостно от того, что могу несколько раз в неделю просто так – «задаром» – вбирать в себя это чудо Божьего присутствия, смотреть с Блинной горки на Троице-Сергиеву Лавру и, перекрестившись, направиться к её святым вратам – на работу.

Я экскурсовод. Пока единственный, но уже ходят упорные слухи о создании серьёзного паломнического центра с гидами – профессионалами, владеющими языками и проверенными методиками. Я методиками не владею, языками тоже, есть у меня, правда, солидная, сине-сиреневая корочка подтверждающая, что я – профессиональный экскурсовод, но я знаю истинную себе цену…

Единственное, что может меня оправдать, – это большая любовь к Лавре, к преподобному Сергию, чьи молитвы перед Господом не раз и не два выручали меня из растерянности, маловерия и даже духовных катастроф. Любовь эта и есть моя радость. А страх? Почему же тогда и страх? А потому что боюсь, панически боюсь потерять эту радость. Без неё моя жизнь станет тусклой, пресной, обычной до банальности. И я прошу, стоя на Блинной горе, вбирая в себя красоту лаврской ни с чем ни сравнимой панорамы, как Божий подарок не забирать от меня эту радость никогда, ни при каких обстоятельствах.

Фото Юлии Маковейчук

Вздохну горько и напишу сейчас следующие строки. Вот уже несколько лет живу я без этой радости. То ли молилась плохо, то ли просила нерадиво, да только не моя это теперь забота – экскурсовод Троице-Сергиевой лавры. Моя – другая. Я пишу повести, рассказы, труд мой тоже требует сил, здоровья, вдохновения, это другие силы, другое вдохновение. Я отдаю себе отчет, что теперь Троице-Сергиева лавра – невосполнимая потеря. Да, да, скорблю и называю вещи своими именами.

Редки теперь минуты былого частого счастья. Но сердце щемит, лишь только откроется передо мной красота лаврских соборов и плеснёт в глаза синева его куполов. Зажмурюсь и перестану ограждать свою душу от справедливого стыда и ненужных оправданий. Редко, редко приезжаю теперь сюда. Всё дела да случаи, всё беготня да разъезды, каждодневная «неотложка», в которой все расписано по часам, и так трудно распознать главное во второстепенном.

Вхожу в Лаврские врата – робко и медленно. Раньше подходила уверенно и торопливо. Я просто паломница, а не сотрудник. Вижу группу людей, сбившихся возле небольшой фигурки.

Экскурсовод Лена Потлова – киваю ей радостно, она мне.

– Заходите!

– Зайду обязательно!

У Преподобного очередь. Встаю в хвост. Ещё одно родное лицо.

Елена Никитина что-то тихонечко говорит четырем пожилым дамам. В руках у каждой по фотоаппарату. Лица сосредоточенны, не «по-нашему». Лена водит экскурсии на английском и французском. Киваю ей. Зайду, зайду….

И вот теперь захожу. Обнимаемся. Жестокие кошки скребут по душе… Но боль моя, кончено, слегка размыта радостью встречи. Господи, как же вы дороги мне все, кто пришел уже после меня в паломнический центр, как же люблю я вас таких разных и одинаково родных.

Ольга Степина, Ира Тимофеюк, Людмила Рыбина…

Сколько праздников отпраздновано вместе, сколько скорбей пережито вместе, и пожалуй, самая горькая из них – трагическая смерть Аллочки Рухлецкой. Царство ей небесное.

Пьём чай с царскими вкусными пирожками. Мы спешим и перебиваем друг друга, потому что соскучились и потому что торопимся. Они на экскурсию. Я в свои неотложные дела. Но надо обязательно рассказать про чашку.

Люди уходят – чашки остаются. Вот и моя осталась, белая с удобной ручкой, ни большая, ни маленькая, в самый раз. Мне наливают – в мою чашку.

– Мы из неё не пьём, она ваша. Стоит на полке и ждет вас, – говорят мои бывшие коллеги.

Сегодня прихлебываю из неё на правах законной хозяйки.

– Никитина, на группу!

– Потлова, на группу!

За нашим тесным чайным столом становится свободно. И вот я остаюсь одна. Наливаю себе еще чайку. Смотрю на икону преподобного Сергия, на огонёк лампады. Пачка начатого печенья, сахар в банке, заварка в пакетиках, растворимый кофе. Всё как тогда, двадцать лет назад, – остановилось время. Я экскурсовод паломнического центра, я только вернулась с очередной группы и тороплюсь успеть выпить чайку. Вот-вот с минуты на минуту я услышу привычное:

– Сухинина, на группу!

И наскоро куснув печенье, наскоро запив его холодным кофе, сорвусь с места, торопливо пройду несколько метров от Надвратной церкви к киоску с вывеской «экскурсии». Да, ключи, не забыть бы, ключи от храмов. А то часто забываю, памяти у меня никакой.

– Сухинина на группу.

Сейчас….

Не зовут. Стынет чай, стучат ходики. Громко стучат. Вперёд, только вперёд крутятся стрелки часов, ежесекундно превращая настоящее время в прошлое.

Текст подготовлен для издательства «Алавастр».

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Хорошие люди Натальи Сухининой

Если писатель пишет со страхом Божиим, с понятием, что ему придется отвечать на суде Божием за…

Я стала свидетельницей чуда

Я тогда испытала и невероятную радость, и - очень большое сокрушение, потому что поняла: если бы…

Наталья Сухинина: Чудеса на отдельно взятого человека

Писательница Наталья Сухинина была когда-то успешной светской журналисткой и, чтобы написать эффектный материал в газету ЦК…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!