Сваленные в кучу – Ирина Лукьянова о списке “100 книг”

Министерство образования и науки РФ разослало в регионы и опубликовало на своем сайте список из 100 книг, рекомендованных к прочтению российским школьникам. Содержание списка прокомментировала ПРАВМИРу преподаватель литературы в школе «Интеллектуал», писатель и публицист Ирина Лукьянова.

Смысл этого списка, да еще в алфавитном порядке, от меня ускользает. Для чего он? Для кого? Первое, что я стала делать, глядя на этот список – попытаться разнести включенные в него произведения по возрастным и тематическим группам. Иначе сваленные в общую кучу Деникин, Лев Толстой и Эдуард Успенский производят впечатление печального бреда, а не экспертных рекомендаций. Я не понимаю принципов отбора литературы для этого списка.

В списке есть несколько совсем детских произведений (почему именно этих – неизвестно), есть довольно стандартный набор советских художественных произведений о войне, которые входили в список обязательного внеклассного чтения, когда я училась в старших классах (“Горячий снег” Бондарева, “Момент истины” Богомолова, “Сотников” Быкова, “Повесть о настоящем человеке” Полевого). Ну, разве что фадеевская “Молодая гвардия” перешла из обязательного классного чтения во внеклассное.

Есть “литература народов СССР”, тоже из тех же времен и списков. Есть классика, не вошедшая в обязательную программу, ее немного: Гончаров, Бунин, Алексей Толстой, Лев Толстой, Достоевский, Куприн, Лесков, Булгаков… А Чехова, например, нет, хотя в школьной программе не так много Чехова.

Из поэзии – Рождественский, Симонов, Самойлов, Рубцов – почему именно они? Всех остальных русских поэтов в полном объеме успели изучить в рамках программы? За вопросом “почему не включили А”, непременно следует “зачем включили Б”.

Зачем столько национального эпоса? Все равно мало кто его осилит в полном объеме. Зачем “Крокодил Гена”, если это чтение для дошкольников? Почему именно Обручев с “Землей Санникова” и Пикуль?

Впрочем, это совершенно бессмысленное занятие – держа перед собой список из ста позиций, вопрошать: почему то-то и то-то в нем есть, а того-то и того-то нет. Эти сто названий – интеллектуальная загадка: почему именно в таком составе, каковы могли быть принципы отбора, которыми руководствовались эксперты? Что они хотели сказать обществу этим списком? Для кого он предназначен?

Вообще, разнообразных списков для внеклассного чтения для детей разных возрастов и по разным темам существует очень много. И для удовольствия, и для общего развития, и для интересующихся конкретными темами – древнерусской литературой, историей страны и населяющих ее народов. И к общешкольным мероприятиям, посвященным изучению разных культур народов России и соседних стран. И к урокам истории – вот хоть по Гражданской войне (а иначе для чего читать Деникина вне исторического контекста?). Кажется, составители списка проигнорировали все, что было сделано до них.

Зачем нужны эти списки – “сто фильмов”, “сто книг” – я тоже не очень понимаю. Вообще, все эти “сто лучших книг”, “сто лучших сказок”, “семь важных фактов о воспитании детей”, “десять советов молодым родителям”, “пять принципов здорового питания” – это просто способ привлечения читательского внимания и организации информации в отсутствие новостного повода. Издание серьезного тематического списка внеклассного чтения – это не новостной повод, а “Сто книг для внеклассного чтения” – новостной повод.

С другой стороны, от такого списка тоже есть какая-то польза. Я вот не читала Александра Горянина – “Россия: история успеха”. Но теперь придется прочитать. Ведь если неведомые эксперты считают, что эта книга непременно должна присутствовать в списке ста важнейших книг для внеклассного чтения, надо же мне понять, почему она попала в этот список?

Вряд ли можно рассматривать этот список как программу-минимум, на которую могут ориентироваться родители. В нем есть довольно сложные произведения. Скажем, “Начертание русской истории” Г. Вернадского – это все-таки лучше читать вместе со взрослыми, под умным взрослым руководством, сам ребенок, особенно если он не очень интересуется историей, вряд ли это осилит и вряд ли разберется в концепции евразийства.

Зачем этот список мне, как учителю литературы, тоже не ясно: у нас есть свои списки обязательного чтения по программе, мы можем рекомендовать что-то вне программы, и для этого существуют куда более полезные списки, позволяющие подобрать литературу, отталкиваясь от возраста детей и от того, что мы с ними сейчас изучаем.

О “Темных аллеях”, о Козьме Пруткове или “Анне Карениной” мы в любом случае говорим на уроках, даже если не изучаем их подробно и углубленно; разумеется, я в любом случае посоветую школьникам их прочитать; разумеется, книги, не входящие в школьную программу, мы все равно обсуждаем с интересующимися.

Правда, для этих разговоров трудно найти дополнительное время: двух-трех уроков литературы в неделю едва хватает на то, чтобы справиться с программой. А в 11 классе – не хватает: в это время почти невозможно втиснуть весь сложнейший ХХ век в русской литературе.

Вставлять дополнительные уроки в расписание – тоже палка о двух концах. Как организовывать в школе внеклассное чтение (и организовывать ли) – вообще открытый вопрос. У меня лично работает только один вариант: неформальные разговоры на перемене или после уроков с теми, кому интересно со мной обсудить какую-то книгу.

Знаю, что в классе находится обычно хотя бы один человек, который пойдет в библиотеку или найдет дома “Калевалу”, “Сирано де Бержерака”, “Смерть Вазир-Мухтара” и прочитает – просто потому, что на уроке вспомнили, записали для памяти и пошли дальше, а хочется самостоятельно покопаться, почитать, узнать больше.

Словом, создатели списка загадали обществу загадку, заставили поломать мозги и создали хороший новостной повод, чтобы лишний раз поговорить о детском чтении. Внеклассное чтение обсуждать можно и нужно, а про список сказать больше нечего.

Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: