Свободный полёт Алексея Леонова

|
50 лет первому выходу человека в открытый космос! Вот уж должен быть праздник на всю Ивановскую. Не гульбище пьяное, а широкое осознание мирного подвига. Россия не только воевать умеет. Самое лучшее – это напряжённый труд тысяч талантливых профессионалов, в результате которого уникальный специалист совершает прорыв. Так было в 1965-м.
Свободный полёт Алексея Леонова

Ровно 50 лет назад сбылась мечта, которая овладела людьми ещё в Каменном веке: летать, как птица! Шагнуть в небо! Тем более – в открытый космос, в свободный полёт. Помните классическое – «Отчего люди не летают так, как птицы?»

А Иванушка на Коньке-Горбунке? Не зря шутили ещё в те годы: это первый случай полёта в русской армии после барона Мюнхгаузена, парившего на пушечном ядре. К.Э. Циолковский задолго до реализации космического проекта предсказывал, что в межпланетных путешествиях людям не обойтись без работы в открытом космосе.

И первым человеком в открытом космосе был русский офицер, советский лётчик Алексей Архипович Леонов.

Алексей Леонов

Алексей Леонов

Вспомним, как громко, на весь мир прозвучало сообщение ТАСС. Многие наши соотечественники услышали его от Виктора Балашова – обладателя лучшего в мире дикторского голоса:

«Сегодня, 18 марта 1965 года, в 11 часов 30 минут по московскому времени при полете космического корабля «Восход-2» впервые осуществлен выход человека в космическое пространство.

На втором витке полета второй пилот летчик-космонавт подполковник Леонов Алексей Архипович в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство, удалился от корабля на расстоянии до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно возвратился в корабль.

С помощью бортовой телевизионной системы процесс выхода товарища Леонова в космическое пространство, его работа вне корабля и возвращение в корабль передавались на Землю и наблюдались сетью наземных пунктов. Самочувствие товарища Леонова Алексея Архиповича в период его нахождения вне корабля и после возвращения в корабль хорошее. Командир корабля товарищ Беляев Павел Иванович чувствует себя также хорошо».

Так это звучало в официальной трактовке. А как же иначе? Государство заслужило право на триумф.

Соперничество двух сверхдержав в те годы проходило особенно остро. Если с запуском первого искусственного спутника земли через десятилетие после военной разрухи наши конструкторы сумели опередить американцев неожиданным рывком, то теперь в Штатах космосом занимались планомерно. Успехов советской школы не преуменьшали. И денег на развитие технологий не жалели.

СССР не мог обеспечить и пятой части американских капиталовложений в космос. Правда, наша страна обладала более значительными бесплатными мобилизационными ресурсами, и всё-таки конкурировать с США было трудно. Поэтому об успехе рапортовали патетично.

Но это был невероятно трудный полёт. Леонов и Беляев преодолели десяток смертельно опасных «нештатных ситуаций». Они шли в неизвестность – и победили. Они чувствовали поддержку конструкторов, воспитателей, товарищей: Сергея Королёва, Николая Каманина, Юрия Гагарина, Константина Феоктистова…

Через несколько минут после того, как Алексей Леонов шагнул в открытый космос, его скафандр – из-за разницы в давлении внутри и снаружи – раздулся как воздушный шар. На земле такую ситуацию не отрабатывали. Как вернуться в корабль? Вот уж действительно – «а до смерти четыре шага».

Когда Королёв и Каманин выбирали, кому поручить эту важнейшую миссию, они выбрали Леонова не только потому, что он превосходный лётчик, на редкость смекалистый, решительный и находчивый, не только потому, что он смел и расчётлив. Для них было важно, что Алексей Леонов – талантливый художник. Да-да, они мечтали, чтобы человечество взглянуло на землю со стороны глазами художника.

И Леонов не подвёл своих учителей: все мы знаем и любим его космическую живопись. В леоновских картинах – опыт человека, побывавшего над землёй. Необычные ракурсы, острое ощущение цвета. Когда-то в СССР развернулась дискуссия: «Нужна ли в космосе ветка сирени?» Даже на заседаниях Политбюро сановники, как мальчишки, кипятились – нужна ли? Или техника вытесняет из нашей жизни движения души, все эти тёплые человеческие слабости?

«А может, милый друг, мы впрямь сентиментальны? И душу удалят, как вредные миндалины?» – вопрошал тогда Андрей Вознесенский. Тот самый спор физиков и лириков, который ничуть не напоминал схватку «фанатов» разных футбольных команд. Как правило, это был спор внутри человека.

Но вернёмся к хронике подвига.

18 марта. 11 часов, 34 минуты, 51 секунда. Алексей Леонов выходит – а точнее – выплывает в безвоздушное пространство. С кораблём его связывает фал длиной 5 метров, 35 сантиметров. Беляев немедленно передает на Землю: «Внимание! Человек вышел в космическое пространство!» На поверхности корабля установлены телекамеры, и на Земле, на экранах телевизионных приемников, появилось изображение советского космонавта, парящего на фоне нашей планеты. Историческая минута!

Шлюзовая камера корабля «Восход-2» и скафандр для выхода в открытый космос

Шлюзовая камера корабля «Восход-2» и скафандр для выхода в открытый космос

Камера и специальный микрофотоаппарат (куда там Джеймсу Бонду!) имелись и у Леонова. Правда, сделать фотографии не удалось: скафандр раздуло, до управления фотоаппаратом Леонов не дотянулся. Космонавт отдалился от корабля на пять метров. Любовался неземными картинами, фиксировал их в воображении – на всю жизнь. Высматривал родные места – Томь, Кемерово… Всматривался в панораму Кавказа, в прожилки великих рек. К восторгу примешивалась тревога.

И тут на связь вышел… Брежнев! В наушниках Леонов услыхал его голос. Леонид Ильич пожелал ему мужества, передал, как мог, ощущение восторга. Для Брежнева успех этого полёта решал многое. Да, он курировал космическую программу и в год громких побед Гагарина и Титова. Но весь мир связывал те достижения с образом тогдашнего главы государства – Хрущева. А леоновский подвиг, вполне сопоставимый со свершениями первопроходцев – это уже брежневская эпоха.

А Леонов наслаждался свободным полётом, ни на секунду не забывая о технических проблемах миссии. Мало выйти в открытый космос – нужно ещё оттуда вернуться.

Но вернуться на корабль в деформированном, раздутом скафандре Леонов не мог. Тут-то и выручило его умение быстро принимать решения, иногда – вопреки директивам. По правилам, он должен был посоветоваться с Землей. Но Леонов быстро рассудил: потеря времени – это гибель. Кислород на исходе!

И он принялся стравливать из скафандра лишнее давление. Но и после этого вплыть в шлюз своего корабля «Восход» по инструкции он не мог. По инструкции нужно было войти туда головой вперед, а потом также вплыть в корабль… Не получалось! И Леонов вернулся в шлюз ногами вперед, собрав все силы.

Там, в тесном закутке шлюзовых сеней «Восхода» ему пришлось перекувырнуться, чтобы головой войти в корабль.

Это была работа за пределами нервных и физических возможностей человека. Пульс дошёл до 190. Скафандр наполовину заполнился потом. И всё-таки он вернулся на корабль живым. 23 минуты 41 секунду Леонов совершал уникальный эксперимент, из них 12 минут 9 секунд находился в свободном полёте, вне корабля и шлюза. А потом они с Беляевым даже подремали немного.

Почтовый блок СССР Восход-2. Триумф Страны Советов, 1965

Почтовый блок СССР Восход-2. Триумф Страны Советов, 1965

Возвращение тоже выдалось нестандартным. Впервые в истории Беляев перед посадкой перевел корабль в режим ручного управления. Планировали приземляться в Казахстане – а вышло на Урале, в Пермской области. Парашютная система сработала исправно – и космонавты повисли на деревьях где-то в тайге.

Четыре часа Москва ничего не знала о судьбе экипажа. Некоторые уже похоронили героев. Наконец, вертолётчик заметил красный парашют в 30 километрах юго-западнее города Березняки. В это время они пытались разложить костёр.

Двухметровый снег, морозец. С вертолётов космонавтам сбрасывали тёплые вещи и продукты. Появились и лыжники. За два часа для героев в тайге поставили избушку, даже постель приготовили. Привезли с «большой земли» коньяк, разогрели еду, устроили баню. Двое суток они провели в тайге прежде, чем в лесной полосе удалось устроить площадку для вертолёта.

А потом, через несколько дней – триумфальная встреча в Москве. Митинг на Красной площади. Леонов показал себя великолепным оратором, рассказчиком. Таким остался и до нынешнего дня.

Он доказал: работать в открытом космосе можно. У скафандра много недостатков, но миссия выполнима.

С тех пор без работы в свободном полёте представить себе пилотируемую космонавтику невозможно. Леонов стал первопроходцем великого дела, значение которого только возрастёт в будущем.

Американский астронавт Эдвард Уайт (что любопытно – почти однофамилец Павла Беляева!) вышел в открытый космос, как и ожидалось, только через два с половиной месяца. Причём по первоначальному плану Уайту предстояло лишь выглянуть из открытого на орбите люка. Но после рекордного леоновского полёта пришлось модернизировать программу. Соперничество сверхдержав – не худшая страница в истории науки и техники.

Неужели прервалась в России эстафета богатырей, первооткрывателей, эстафета героизма? Дорастём ли мы снова до ценностей созидания на века, до исторических свершений? Это государственный вопрос. Нужно уметь мечтать, уметь учиться и уметь работать. И главное – помнить о подлинных победителях, о людях высокого полёта.

Алексей Архипович, вы – единственный на земле знаете, что такое быть первым в открытом космосе. Второго первого не будет. Доброго здоровья Вам, наш настоящий герой – герой из жизни, а не из блокбастеров!

А всем остальным желаем исторической памяти и верных ориентиров в жизни. Они не только в открытом космосе важны. Каждому нужно вернуться на корабль, не загубив ни себя, ни дела, которому служишь. Высокопарно? Пускай.

Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Небесная чайка

Земля! Довольно часто мне снится полёт, но в особенности – красоты земли, открывшиеся из космоса. Наверное,…

Астрид Линдгрен: Прежде всего я хочу быть с моими детьми

110 лет назад родилась главная сказочница Швеции

Российский телеканал опубликовал первое в истории панорамное видео из космоса

На видео в формате 360 градусов видно, как российские космонавты Сергей Рязанский и Федор Юрчихин вручную…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: